class="wide-page">
Глава 14 - продолжение          
 

 
               Мустафа и его спутники молча поклонились Надиме, не вставая со своих мест. По всей видимости, они были давно знакомы и это молчаливое приветствие женщине носило формальный характер. Жена Рустама, Надима, поприветствовала сидящих за столом мужчин и, улыбнувшись, сказала несколько слов Кулакову, из которых он понял, что она рада видеть его в своём доме. После чего, уже обращаясь к Рустаму, сказала, что ужин сейчас подадут и вышла из зала. В ожидании ужина Рустам достал из бара бутылку виски и спросил у Мустафы, выпьет ли он и его люди с ним и Кулаковым.
               - Рустам, ты же знаешь, я не пью водку и своим людям запрещаю. Нельзя правоверным водку пить! – отказался Мустафа.
               - Ну, это твоё дело, Мустафа! А я со своим другом выпью за встречу. Мы очень давно не виделись, и я хочу отметить это событие! - с этими словами Рустам поставил на стол пару рюмок перед Генкой и собой. Налил в них виски, - За нашу встречу, Гена! И за то, чтоб твои проблемы поскорей решились!
               - Спасибо, Рустам! – уже по-русски сказал Кулаков, - Я очень рад, что мы с тобой встретились. Мустафе огромное спасибо за то, что помог нам найти друг друга в это трудное и неспокойное время! – с этими словами Генка и Рустам чокнулись рюмками и выпили всё до дна, стоя.
               Через какое-то время появились двое молодых людей в одежде официантов ресторана и начали быстро и ловко сервировать стол. На недоуменный взгляд Генки, Рустам улыбнулся и сказал:
               - Надима заказала ужин в ближайшем ресторане. Я же не знал, когда вы приедете. Думаю, вы останетесь довольны, - и уже на своём языке предложил Мустафе и его нукерам приступить к ужину, а сам тем временем опять наполнил рюмки.
               - Рустам, так я тебе правильного человека привёл? – подал голос Мустафа.
               - Очень даже правильного человека, Мустафа! Ты не представляешь, как я благодарен тебе за это, - отозвался Рустам.
               - Я тебе тоже должник! За моего сына! Мы с тобой друзья, должны помогать друг другу. Твои друзья, мои друзья! Я доволен, что тебе угодил. Мне понравился Инженер! Он правильный и хороший человек! – похвалил Генку Мустафа.
               - Ничего, Мустафа, всё нормально! Я твоего сына знал совсем ещё маленьким. Не мог же я оставить его в беде. Береги сына, особенно сейчас, когда война в Афганистане стала доходить до самых дальних кишлаков. Никто не знает, сколько продлится этот кошмар. Самое печальное, что афганцы начали воевать друг с другом. Чувствую я, долго продлится эта война. Береги сына, береги своих людей! – посоветовал Рустам.
               - Для правоверного мусульманина нет ничего лучшего как умереть с оружием в руках в войне с неверными! – сверкнул глазами Мустафа.
               - Ладно, не будем сейчас дискутировать по этому вопросу, ты ко мне друга привёл, и я хотел бы приятно провести вечер, - спокойно сказал Рустам видя, что Мустафе не нравятся разговоры про войну.
               - Слушай, Рустам, у меня много дел и я хочу завтра утром уехать!
               - Ты что? Обиделся что ли, Мустафа? – спросил Рустам.
               - Нет, Рустам, я на тебя не обижаюсь. Я не могу на тебя обижаться, ты мудрый и уважаемый человек. Мне надо к моим людям. Они меня ждут, - совершенно спокойно произнёс Мустафа.
               - Хорошо! Тогда скажи во сколько подать еду для тебя и твоих спутников? Я в ресторане закажу.
               - Как только светло станет, так мы и поедем.
               - Ну, что ж, договорились, - сказал Рустам и опять налил виски в рюмки.
               Сразу после ужина молодые афганцы поднялись и вышли из зала. Мустафа им что-то сказал, но Генка ничего не понял. От выпитого виски у него кружилась голова, и он находился в состоянии лёгкой эйфории. Когда Рустам налил ещё в рюмки, Генка только отмахнулся, давая понять, что сейчас выпить не может. Рустам и Мустафа разговаривали между собой, но о чём они говорили и на каком языке, Генка не мог понять. Кое-как, осилив последнюю налитую рюмку, он попросил Рустама показать, где он может прилечь и поспать. Рустам заботливо проводил Кулакова в отведённую для него комнату. Помог раздеться и накрыл одеялом. Генка впервые за последние семь месяцев спал на нормальной кровати. Расслабленный алкоголем Генкин организм требовал хорошего отдыха. Кулаков моментально уснул и, если бы не Рустам, то проспал бы до обеда следующего дня. Но Рустам разбудил Генку в девять часов утра. Мустафа, со своими спутниками давно уже уехал, так и не попрощавшись с Генкой. Он не стал будить Кулакова рано утром, чтобы тот проводил Мустафу в дорогу. Он знал, что Мустафа ещё не раз приедет к нему домой, а Генка ещё не скоро покинет его дом. Со временем так и получилось.
               - Доброе утро! Геннадий Петрович! Хватить спать, просыпайся! Как спалось? - поинтересовался Рустам.
               - Прекрасно! Давно так спокойно не спал. И голова не болит от вчерашнего виски, - с удивлением заметил Генка.
               - Чего она у тебя будет болеть? Ты выпил совсем немного. Давно не пил, наверно, вот и развезло с непривычки, - улыбнулся Рустам.
               - Да, действительно, уже и не помню, когда употреблял спиртные напитки. Голова не болит, а вот внутри, как-то неуютно, - пожаловался Генка.
               - Это мы сейчас поправим, - и незаметным движением руки, достал откуда-то баночку пива, - на-ка, выпей! Сразу легче станет!
               - Что это?
               - Пиво! Маленькая баночка холодного пива! Всего-то 0,33 литра! Я ещё вчера приготовил для тебя, чтобы утром ты поправил своё здоровье.
               - Давай, попробую, - согласился Генка и одним махом выпил пиво.
               - А теперь, Гена, всё своё тряпьё сложишь вот в этот мешок. Всё это выкинем. Я приготовил для тебя одежду. У нас с тобой один размер, так что проблем нет. Вот здесь, в шкафу, возьми всё, что тебе нравится и подходит. Здесь, - Рустам приоткрыл один из ящиков, - трусы, майки. Вот здесь, рубашки, а вот тут, костюмы. Всё для тебя, бери и не возражай! – Рустам поднял руку вверх видя, как Кулаков хотел, было, отказаться от такого гостеприимства, - Иди в ванную комнату, прими ванну и побрейся. Хватит тебе, ходит с мрачным видом душмана! Всё! Ты вернулся в цивилизацию!
               - Я и сам хотел давно побриться, да бритвы у меня не было, а у Мустафы просить что-то не хотел. А правда! Лучше стало, после выпитого пива. У тебя и горячая вода в доме есть? – спросил Генка.
               - Конечно! Всё у меня есть, как в нормальном цивилизованном доме. Иди-иди, а я пока насчёт завтрака распоряжусь. Не забыл, где ванная? Пойдём, покажу, а то заблудишься, - и Рустам повёл Генку ванную, - так…, вот здесь бритвенные принадлежности, здесь… шампунь, вот тебе новая зубная щётка, вот паста, а здесь полотенца. Давай, приводи себя в порядок! Можешь не торопиться! Тебе часа хватит на это?
               - Да, конечно хватит, Рустам!
               - Отлично! Не буду тебе мешать, - и Рустам вышел из ванной комнаты.
               Кулаков не любил последнее время смотреться в зеркало. Когда он жил в кишлаке, в их комнате с Хамидом был обломок зеркала, но он в него заглядывал очень редко. Ему самому было противно своё отражение: небритое, обросшее редкой, чёрной с проседью бородой. После того, как он помылся, побрился и надел приличную одежду, на Генку из зеркала глянул совсем другой человек. Отражение имело счастливую улыбку, а седые волосы, ещё не совсем редкие, падали до самых плеч.
               - Ну вот, посмотри, - сказал Генка Рустаму, заходя в большой зал, - смыл и сбрил весь душманский облик.
               - Совсем другое дело! Тебя ещё надо подстричь. Твои седые волосы будут лучше смотреться, если они будут короче. Это мы сделаем. Давай, садись за стол, сейчас мы в семейном кругу позавтракаем. Вчера ты так и не успел увидать моих детей. Сейчас поближе познакомлю тебя со своей женой и детьми, - сказал Рустам, - а, вот и они! – в зал вошли два мальчика и жена Рустама. Старшему было лет десять, младшему около шести, - с моей женой ты вчера ещё успел познакомиться, а это мои сыновья. Старшего сына зовут – Алим, младшего сына зовут – Карим, - мальчики при названии их имён, почтительно поклонились Кулакову.
               - Очень симпатичные у тебя сыновья! И жена у тебя, красавица, - с искренним восхищением, сказал Кулаков.
               - Хорошо, что они по-русски совсем не понимают. Перехвалишь ты мне их, - шутливо заметил Рустам.
               - Не перехвалю, они действительно очень симпатичные ребята!
               На стол накрывала Надима. Ей, как могли, помогали сыновья. Через пять минут, все сидели за столом. Ели молча, поскольку загружать Кулакова словами чужого языка Рустам не хотел, а разговаривать на русском языке, в присутствии жены и детей, было не совсем прилично. Завтрак продлился полчаса, после чего Надима, опять-таки, с помощью сыновей быстро всё прибрала, и удалилась вместе с мальчиками. Мужчины остались одни. У Кулакова наконец-то появилась возможность немного расспросить Рустама. Генка начал с вопросов, которые его в данный момент интересовали больше всего.
               - Рустам! Скажи мне, пожалуйста, который сегодня день? По нормальному, международному календарю, месяц, число и день недели. За всё время пребывания в кишлаке, я так и не привык к мусульманскому летосчислению.
               - Сегодня, Гена, 26 мая 1981 года, а день недели – вторник, - улыбнулся Рустам.
               - Получается, что я был у Мустафы в качестве пленника почти семь месяцев. 27 октября в прошлом году меня отправили в командировку к военным, и вот результат, семь месяцев неизвестности! Семь месяцев ожидания встречи с тобой! Семь месяцев надежд! Неужели всё закончилось? – с какой-то надеждой, глянул Генка на Рустама.
               - Гена, я ещё не знаю, что у тебя будет впереди! Я только могу предполагать, что тебя ждут серьёзные испытания. Постараюсь тебе помочь во всём, что будет в моих силах. Но ты и сам должен понимать, у тебя проблем выше головы. Пока мы с тобой начнём решать первую проблему – это документы! У тебя же ничего нет? – спросил Рустам.
               - Откуда! В Афганистане у меня было временное удостоверение личности, но оно осталось у майора, с которым я поехал в эту непредвиденную командировку. Больше у меня ничего и не было, - сокрушённо ответил Кулаков.
               - Не отчаивайся! У меня есть кое-какие связи, я попробую что-то сделать. А пока, без меня никуда не выходи из дома! Без документов тебя в два счёта загребут в полицейский участок, или военный патруль арестует. Здесь же приграничная зона. Хотя в этом ничего страшного нет, я тебя бы всё равно освободил, но не будем создавать лишние проблемы. Договорились? – и Рустам вновь улыбнулся Генке.
               - Договорились! А теперь, Рустам, хочу тебя спросить, где ты работаешь? Ведь сегодня вторник, ты должен быть на работе, а ты со мной возишься? – спросил Генка.
               - Для тебя у меня секретов нет. В общем, я резидент ЦРУ. Удивился? Ничего Гена, привыкнешь! Здесь в Читрале руковожу «школой разведки». Считай, что начальник этой самой «школы». Так что, рабочий день я определяю себе сам. У меня звание - полковник. Полковник в Пакистане, особенно здесь в Читрале, достаточно большой чин. Потому я имею связи. Я знал, что ты мучаешься этим вопросом. Мы с тобой ещё не раз вернёмся к этой теме. Мне кажется, что времени обсудить все наболевшие вопросы, у нас будет предостаточно, - спокойно объяснил Рустам.
               - Да-а, ну и дела! – только и смог сказать Генка сразу после этого объяснения.
               - Не пугайся! В данном случае ЦРУ только поможет тебе вернуться к нормальной, цивилизованной жизни. Дальше всё будет зависеть от тебя. Вербовать тебя в агенты ЦРУ я не собираюсь. Не то чтобы вербовать, даже советовать этого делать не буду! Вот так-то Гена! А от помощи не отказывайся! То, что тебе когда-то помог вернуться к нормальной жизни агент ЦРУ, будут знать только я и ты! Ну, и я тебя прошу: никому, никогда, не рассказывать об этом, - попросил Рустам.
               - Хорошо, Рустам, я понял, - тихим голосом сказал Кулаков.
               - Ну вот и договорились! У тебя ещё какие-нибудь ко мне вопросы будут? Я готов на них ответить, - прищурившись, спросил Рустам.
               - Как ты попал в Афганистан, потом в Пакистан, да ещё военную карьеру сделал? Я тебя после Ташкентского землетрясения из виду потерял. То, что ты с Мустафой какое-то время контрабандой занимался, это я в курсе, от Мустафы. А как так получилась, что тебя в Пакистан забросило? – недоумевал Генка.
               - Это отдельная и длинная история, как-нибудь в ближайшее время обязательно расскажу. Ты ещё о чём-то хотел меня спросить? – обратился Рустам к Генке.
               - Нет! Пока достаточно. Когда возникнут вопросы, я тебя по-дружески и спрошу. А ты мне, по-дружески объяснишь, - уже улыбаясь, ответил Кулаков.
               - Хорошо! А сейчас пойдём, пройдёмся по городку, он небольшой, за полчаса можно всё обойти. Подстрижём тебя, сделаем фотографию на документы, зайдём в полицейский участок, надо тебя зарегистрировать и, хотя бы какой-нибудь документ удостоверяющий твою личность, получить. Ты готов к экскурсии? – весело спросил Рустам.
               - Конечно-конечно! Я готов и полностью в твоём распоряжении! – сказал Кулаков и начал подниматься из-за стола.
 

Вид на Тирич Мир из Читрала

              
               Небольшая центральная улочка городка встретила двух друзей шумом и гамом. Кулаков, отвыкший за семь месяцев от такого скопления людей, оглядывался по сторонам. Торговцы мелких лавочек громко приветствовали Рустама, когда они проходили мимо. Рустам с улыбкой вежливо отвечал на приветствия. В маленьком парикмахерском салоне, куда Рустам завёл Кулакова, их встретил молодой и подвижный пакистанец, который волчком начал крутиться вокруг Рустама, не зная, как тому угодить. Рустам усадил Генку в кресло перед зеркалом, и сказал несколько слов молодому пакистанцу. Юноша незамедлительно начал колдовать над Генкиной головой. Через двадцать минут помолодевшего и пахнувшего одеколоном Кулакова, Рустам повёл к фотографу. Фотограф, как и парикмахер, также начал суетиться при появлении Рустама. Посещение полицейского участка отложили на следующий день, поскольку снимки пообещали сделать только к вечеру, а без них в полиции делать было нечего. Пройдя мимо стадиона и полицейского участка, друзья вышли к форту, который стоял на берегу горной реки. Открылся потрясающий вид. Вдали, прямо по ущелью на севере, возвышалась громада Тирич Мира.
 

Глава 15