class="wide-page">
Глава 20 - продолжение

 
               В двадцатых числах сентября, вечером, когда Генка смотрел по телевизору очередную новостную программу, раздался телефонный звонок. Генка сразу же узнал голос Рустама. Рустам сообщил, что завтра прилетит в Нью-Йорк и часам к семи вечера приедет к Генке. Генка забеспокоился о том, как же Рустам найдёт его квартиру, но в трубке раздался смех Рустама: «Ты что, Генри, я же сам тебе эту квартиру нашёл! Жди, в семь часов обязательно буду!». Генка тут же перезвонил Джейку и сообщил эту новость, на что Джейк ответил, что он в курсе и тоже придёт к нему в семь часов вечера.
               На следующий день Генка отпросился у профессора Гордона уйти с работы часа на два пораньше и отправился по магазинам. В холодильнике было пусто и его надо было заполнить продуктами. Когда в семь часов вечера в дверь позвонили, у Генки для встречи гостей всё было готово. Рустам и Джейк пришли вместе, и Генкина квартира наполнилась радостным шумом. Хоть с Рустамом Генка расстался чуть меньше трёх месяцев назад, но радости было столько, что казалось они не виделись несколько лет. Генка усадил друзей за стол, налил в большие бокалы сразу граммов по 100 виски и предложил выпить за встречу. Весь вечер друзья вели себя легко и непринуждённо. Часов в 10 вечера Джейк сказал, что ему пора и распрощался с друзьями. После ухода Джейка, Рустам с Генкой перешли на русский язык. Генка соскучился по общению на родном языке и с явным удовольствием стал рассказывать Рустаму о своей новой работе, знакомых, впечатлениях о жизни в цивилизованном мире. Рустам внимательно слушал, как это он умел делать, искренне радуясь, что у друга всё налаживается. Когда Генка закончил изливать свои новости, которые у него накопились за два с половиной месяца, голос подал Рустам.
               - У меня тоже для тебя есть новость, - спокойно произнёс Рустам, - Мустафу убили. Напоролся он на засаду советских военных, а те недолго думая, уничтожили весь его отряд. В отряде было 150 человек из моей школы, Мустафа, его сын Карахан и верный помощник Исахан. Уцелел только Исахан, он то и рассказал, как всё произошло.
               - Откуда же у Мустафы столько людей было? В школе всего-то курсантов со всех групп не более 80-ти человек набирается, - спросил Генка.
               - Как только ты с Джейком улетел, буквально дня через два в школу прибыло сразу 160 человек. Мне по специальной связи сообщили, что я должен организовать ускоренное обучение для всех вновь поступивших боевиков. Пришлось их разделить на две группы, но они всё равно получились большие, по 80 человек в каждой! С размещением были проблемы, но потом всё утряслось. За два-три дня, до окончания обучения на «курсе молодого бойца», в Читрал прибыл Мустафа с сыном и Исаханом. Привёз документы, по которым я должен был ему передать 150 боевиков для отправки в Афганистан. Забрал он этих 150 человек и увёл своими контрабандными тропами. А через неделю после того, как Мустафа ушёл, можно сказать, приполз Исахан. Его окровавленного на окраине Читрала подобрал местный житель. Исахан только успел сказать, что ему надо в разведшколу и потерял сознание. Местный житель привёз Исахана на телеге к нам, ну, а мы его сразу в госпиталь. Три пулевых ранения и осколок от гранаты или бомбы в правом бедре застрял. Крови много потерял, но успешно прооперировали и дня через три, он очнулся. Долго ничего вспомнить не мог, а потом память стала возвращаться. Из рассказа Исахана я понял, что Мустафа повёл отряд своей самой тайной тропой. Правда, я с Мустафой прошёл тем путём два раза. Это был исключительный случай. Обычно Мустафа по своим тайным тропам никого больше одного раза не водил. Разве что только его верные нукеры Исахан и Вахид по нескольку раз проходили его секретными тропами, и то, не по всем. Не знаю, как получилось, но уже на афганской территории при спуске с перевала в тесном каньоне, их попросту закидали бомбами с вертолётов. К месту бомбёжки через полчаса поднялись советские войска и вступили в перестрелку с уцелевшими боевиками Мустафы. Исахан сказал, что только он один через перевал ушёл обратно в Пакистан. Видел, как погиб Мустафа и его сын Карахан. Одна из бомб разорвалась рядом с ними и, если они не погибли от осколков снаряда, то наверняка их придавило камнями, которые сыпались сверху после каждого взрыва бомбы. Давай помянем Мустафу, по-нашему советскому обычаю. Всё-таки я его знал 17 лет и даже, вроде, мы дружили. Но как началась война в Афганистане, так он стал совсем другим. Лучше бы он продолжал заниматься своей контрабандой и не ввязывался в военные действия. Теперь что говорить…, - Рустам поднял свой бокал, приглашая Генку последовать его примеру.
               - Отношение к Мустафе у меня двоякое, - сказал Генка, ставя пустой бокал на стол, - с одной стороны, если бы не он, то с тобой бы я никогда не встретился. С другой стороны, может у меня не было бы этих смертельных афганских приключений. Даже не знаю…, какую роль в моей жизни сыграл Мустафа, положительную или отрицательную. Сейчас, когда уже всё позади, мне вроде и жалко его. А по сути дела, Мустафа был бандит, контрабандист, преступник короче, делавший деньги на несчастье других людей. Всё равно, рано или поздно его бы вычислили и уничтожили. Я думаю, что он об этом знал, но он вошёл в азарт с этими смертельными играми. Ему казалось, что он всегда будет в выигрыше, но во всех играх есть победители и побеждённые. В этот раз Мустафе не повезло, он проиграл.
               - Да, Мустафа проиграл. Меня, вообще-то, в США именно по этому поводу и вызвали. Руководство потребовало объяснений по данному случаю, что я в письменной форме и сделал со слов Исахана. Война есть война! Потому она войной и называется, что на войне гибнут люди. Да, ладно, хватит об этом! Мир в Афганистане будет ещё не скоро, если он вообще будет. Я планирую на Рождество прилететь в Америку всей семьёй. Надеюсь, что Рождественские праздники мы проведём вместе? – меняя тему разговора, спросил Рустам.
               - А почему бы и нет? – вопросом на вопрос, ответил тот, - я с удовольствием пообщался бы и с твоей женой, и с сыновьями.
               - Вот и прекрасно! Договорились! Ближе к декабрю мы с тобой ещё созвонимся и обо всём конкретно поговорим. Ну что? Давай по последней, да спать пойдём. Мне завтра с утра необходимо ещё в одно место здесь заглянуть, кое-какие вопросы есть, которые надо решить, а потом меня отвезут в аэропорт, улетаю я завтра, - извиняющимся тоном сообщил Рустам.
               - Как это завтра? - возмутился Генка, - я думал мы с тобой ещё пообщаемся.
               - Извини, Гена, но так получилось, что в этот раз у меня очень короткая командировка. В следующий раз у меня времени будет обязательно больше. Давай, Гена, за твои успехи здесь, в Америке! Я верю, что у тебя будет всё хорошо и ты никогда не пожалеешь о том, что живёшь и работаешь в Америке. За тебя! – Рустам поднял свой бокал.
               - А я пью за тебя! – Генка поднял свой бокал, - за то, что у меня есть настоящий друг!
               На следующий день Рустам улетел в Пакистан. Генка вновь окунулся с головой в работу. Работы было много. Постоянно ломались макеты, стенды и Генка с помощниками целыми днями приводили их в порядок. К тому же профессор Гордон привлекал его к работе в качестве ассистента, когда у студентов проводились лабораторные работы. Остальное свободное время Генка корпел над созданием нового стенда для лаборатории, по заказу профессора.
               Рождество подошло незаметно. Вначале декабря Рустам позвонил Генке домой и сообщил, что всей семьёй прилетает в Америку 16-го декабря. Пробудет в США, почти месяц. Пригласил Генку приехать к нему на Рождественские праздники в Вашингтон. Рустаму всегда предоставляли фешенебельную служебную квартиру в пригороде Вашингтона, если он приезжал всей семьёй. Джейка на праздники Рустам тоже позвал, о чём сказал Генке. Это известие обрадовало того, всё-таки не одному добираться до Вашингтона в ещё малознакомой большой стране.
               У Генки получились настоящие Рождественские каникулы. Весь учебный процесс приостановился на две недели. Конечно, он мог продолжать работать и тогда, когда студенты на каникулах, но профессор Гордон спросил Генку, желает ли он работать дальше или возьмёт короткий отпуск на праздники. Генка ответил, что о своём решении скажет завтра. Вечером он по телефону созвонился с Джейком и Рустамом, чтобы посоветоваться насчёт отпуска. Рустам сказал однозначно, чтобы он не раздумывал, брал отпуск и приезжал к нему в Вашингтон. Отметят и Рождество, и Новый Год. Джейк тоже ничего плохого не увидел в том, что Генка возьмёт отпуск и побывает в столице США. Таким образом, после обеда, в пятницу 23 декабря, Генка в сопровождении Джейка на поезде отправились к Рустаму. Джейк прекрасно знал адрес Рустама и Генку беспокойство по этому поводу не одолевало. Квартиру Рустаму всегда выделяли одну и ту же, а Джейк часто бывал в гостях у Рустама, когда тот на длительное время прилетал в США.
               Вечером, в седьмом часу, Джейк и Генка стояли на пороге квартиры Рустама. Встрече все были несказанно рады. Даже сыновья Рустама, воспитанные и всегда сдержанные, с детской непосредственностью крутились возле прибывших друзей. Ужин был ещё не Рождественский, однако хозяйка постаралась украсить стол всевозможными деликатесами. Всё же гости приехали, пусть не в её дом, но в квартиру, где она в данный момент была в статусе хозяйки. После ужина мужчины прихватив початую бутылку виски, которую Рустам распечатал за ужином, перебрались в холл и расположились в креслах возле журнального столика. Начался неспешный разговор о разных вещах и событиях, произошедших за то время, которое друзья не виделись.
               Так Рустам поведал, что факт гибели Мустафы подтвердился. Исахан, залечив свои раны, остался работать инструктором в школе у Рустама. Остальные боевики Мустафы, которых знал Генка, растворились в неизвестности афганской войны. Генка увлечённо рассказывал о своих новых конструкциях макетов и стендов, позволяющих студентам наглядно демонстрировать и изучать не только электротехнику, но и новые технологии в области связи и телекоммуникаций. Только Джейк молча слушал и изредка задавал вопросы то Рустаму, то Генке. Но скоро пришёл черёд Джейка. Первая волна впечатлений прошла и появилась пауза в разговоре, вот тут Джейк начал выдавать свои новости.
               - Дорогие мои друзья! У вас получился небольшой устный отчёт о том, что вы сделали или, что произошло за последние шесть месяцев. Со своей стороны, я бы тоже хотел кое в чём отчитаться, - начал издалека Джейк, - дело в том, что в лаборатории, работу которой я курирую, в течение полугода должна открыться новая тема. Эту тему я пробивал у руководства своего ведомства последние несколько месяцев. Вначале я устно доложил своему шефу о таинственных скалах и о тех событиях, в которых мне удалось поучаствовать. Затем я предоставил фотоснимки, сделанные мной и Генри. Рассказал я и о Мервине. О том, что где-то существуют ещё подобные скалы, я умолчал. В противном случае, мне пришлось бы рассекретить Генри, а пока мне делать этого не хочется. Мой шеф очень серьёзно заинтересовался этим аномальным явлением и я, буквально на днях, получил распоряжение подобрать сотрудников для нового проекта и предоставить анкетные данные кандидатов непосредственно шефу. Сами понимаете, данная информация является закрытой темой. Я почему вам это говорю? Вы в курсе всех этих событий, а Генри по этим загадкам, можно сказать, специалист. У меня возникла идея привлечь Генри к этим работам в качестве руководителя темы. Я бы хотел послушать ваше мнение на этот счёт.
               - Может оно и так, - подал голос Рустам, - я был бы только рад такому повороту событий, но твоя лаборатория - это же сверхсекретный объект! Её так и называют: «Лаборатория Х». У вас в лабораторию даже муха без пропуска не пролетит. Как ты планируешь в данной ситуации представлять Генри? Ведь начнут копаться в его биографии досконально! Могут всплыть какие-то, нами не учтённые факты и тогда Генри придётся туго! Одно дело, сделать его гражданином США по чужим документам и совершенно другое дело, когда эти документы начнут проверять спецслужбы, а не миграционное ведомство.
               - Я думал над этим вопросом и у меня появились кое-какие соображения по этому поводу. Но для того, чтобы я занялся решением этих проблем, мне необходимо принципиальное согласие Генри, - Джейк посмотрел на Генку, как тот среагирует на его предложение.
               - Ситуация довольно щекотливая, - сомневающимся тоном подал голос Генка, - С одной стороны, сейчас меня всё устраивает. Живу в цивилизованной стране, есть интересная работа, стабильный доход, приличные жилищные условия. С другой стороны, вот уже почти 20 лет не имею никакого покоя из-за этих таинственных скал, где пропал мой друг Антон, который мне дорог так же, как и вы. В общем, - сомневающаяся интонация в голосе Генки стала исчезать, - я согласен. Раз Джейк говорит, что существуют варианты преодоления проблем с проверкой документов, значит он знает, что надо делать. А возможность официально заниматься исследованием загадочных скал и искать Антона, мне будет только на руку. Ведь всё это время я занимался разгадкой странных явлений нелегально! На свой страх и риск! А теперь я приложу максимум усилий, чтобы понять в чём тут дело.
               - Хорошо-хорошо, Генри! Я нисколько в тебе не сомневался, - улыбнулся Рустам, - а про проверку документов, это я так, на всякий случай. Я знаю, что Джейк решит этот вопрос. Кстати, у меня к Джейку ещё один вопрос, не принципиальный, но всё же. Как мне известно, руководителем научного проекта может быть только тот, кто имеет учёную степень. Как же дело будет обстоять с нашим другом Генри?
               - Наша лаборатория только находится под крышей университета. Это нужно, прежде всего, для получения быстрых, квалифицированных, научных консультаций, не привлекая ненужного внимания, - стал пояснять Джейк, - кадровым вопросом занимается исключительно наше ведомство. Ну, что тебе объяснять, ты сам всё это знаешь. Со временем диссертацию Генри защитит. Тему, соответствующую - подберём, хотя бы из области связи или телекоммуникаций. А что? Неплохая идея! Генри уже достаточно хорошо освоился в лаборатории профессора Гордона, а профессор может взяться за руководство написания его диссертации. Тем более что это руководство даёт ощутимую прибавку к жалованию. Я с профессором об этом переговорю. В долгий ящик не будем откладывать этот вопрос. Сразу после Нового Года обсудим детально все доступные возможности и тему будущей диссертации.
               - Эх, как это у тебя, Джейк, всё просто? Раз-два – руководитель темы, три-четыре – диссертация! Хватит ли у меня способности и сил на всё это? Я согласен заниматься исследованием загадочных скал, а вот про диссертацию, я даже не думал. Хотя, если разобраться - в связи я не новичок, а сейчас появляются всё новые и новые разработки в этой области, возможностей – хоть отбавляй!
               - Вот и прекрасно! Мы уже почти определились с темой диссертации, - засмеялся Джейк, - через своё ведомство найду заказ на изготовление какого-нибудь прибора или комплекса для связи, а ты его, вместе с профессором разработаешь и запустишь опытный образец. Это и будет решением данной проблемы. А насчёт руководства проекта, - уже обращаясь к Рустаму, - этот вопрос решает непосредственно мой шеф. Как я этот вопрос преподнесу, так и будет!
               - Молодец, Джейк! Ты слов на ветер не бросаешь! Если за что-то берёшься, обязательно доводишь до конца! Мне повезло, что когда-то я встретил тебя в горах Гиндукуша. Ты и со мной также возился. Мы у тебя будем всю жизнь, в неоплаченном долгу.
               - Да, ладно, Рустам! Ты мне тоже много в чём помогаешь. Вот и сейчас, когда заработает новый проект от тебя тоже помощь потребуется. Надо будет тело Мервина с Тирич Мира спустить в целости и сохранности. Конечно, основная тяжесть ляжет на Генри, но от тебя потребуется помощь в оформлении разрешительных документов на спуск и вывоз тела Мервина.
               - В этом деле проблем не будет. Обо всём договоримся и оформим все необходимые документы. С властями Пакистана все формальности уладим, - с готовностью помочь, откликнулся Рустам.
               - Вот и отлично! Удачный у нас получился вечерок! Сколько полезной информации узнал каждый для себя. О! Уже первый час! Сегодня не рождественский ужин, а мы засиделись. Рустам на правах хозяина отправить нас спать не решается, потому я предлагаю всем отправиться отдыхать. Завтра у нас будет время посидеть и обсудить вопросы, которые могут возникнуть в течение дня, а сейчас, пойдём отдыхать, - предложил Джейк.
               - Ничего страшного, Джейк! Вас никто никуда не гонит! – запротестовал Рустам.
               - Нет, Рустам, пойдём отдыхать. Завтра с утра погуляем по городу, покажем Генри Рождественскую красоту, а вечерком, если надо будет, ещё поговорим о наших делах, - настаивал Джейк.
               - Хорошо! Отдыхать – так отдыхать! – сдался Рустам.
               На следующие утро, сразу после завтрака, Рустам, Генка и Джейк, прихватив с собой двух сыновей Рустама, отправились на прогулку в центр города. Прогулка затянулась до самого вечера. Многочисленные рождественские базары привлекали к себе яркими огнями, красками, а главное – запахами! На каждом углу продавалось что-нибудь вкусненькое. Потому, когда трое друзей в сопровождении мальчиков вернулись домой, есть никто не хотел. До Рождественского ужина оставалось ещё около двух часов. Ужин прошёл в прекрасной, дружеской обстановке. Мальчишки для взрослых спели несколько рождественских песенок, а сами взрослые не переставали рассказывать различные весёлые, забавные истории и анекдоты. Всем было весело. По своим комнатам отдыхать разошлись далеко за полночь. Утром позавтракав, Джек объявил, что ему после обеда необходимо вернуться в Нью-Йорк для решения важных проблем, связанных с открытием новой темы. В три часа дня Джейк поездом отбыл в Нью-Йорк.
               Генка остался у Рустама встречать Новый Год. За время, проведённое в Вашингтоне, он познакомился со многими достопримечательностями столицы. Посмотрел, естественно через ограду, на Белый Дом и резиденцию ЦРУ в Лэнгли. Побывал в национальном музее воздухоплавания и космонавтики, а также в художественных галереях Фрир и Коркоран. В общем, Генка провёл дни в Вашингтоне с максимальной пользой для себя. Конечно же, в этом была и заслуга Рустама. 2-го января, после обеда, Рустам проводил Генку на поезд до Нью-Йорка, и Генка вечером был уже у себя дома.
 

Глава 21