class="wide-page">
Глава 19 - продолжение
 
 
               Не прошло и полчаса, как оба товарища, удобно расположившись на кухне, потягивали ароматный кофе. Дальше всё проходило так, как наметил Джейк. Вечером, после довольно длительной прогулки по улицам города, приятели устроились в зале за журнальным столиком. Джейк включил телевизор на новостном канале, достал пару коньячных бокалов и бутылку коньяка. Вначале разговор приятелей шёл о событиях, которые произошли десять дней назад. Пытались строить догадки и предположения о сущности явления, свидетелями которых они были. После третьей порции коньяка Генка, наконец, решил задать вопрос, который до сих пор не давал ему покоя.
               - Послушай, Джейк! Мы с тобой знакомы уже больше года. Два раза вместе были, можно сказать, в серьёзных горных экспедициях, а я толком о тебе ничего не знаю. У Рустама я спрашивал о тебе, но он мне только в общих чертах обрисовал. В основном рассказывал, как вы встретились. О том где ты работаешь и чем занимаешься, он мне ничего вразумительного не сказал. Намекнул, что потом сам у него и спросишь. Я к чему это говорю, потому что знаю, легализовать меня как гражданина США было очень сложно, практически, невозможно! Но ты и Рустам, это сделали. Причём твоё участие в этом деле было решающим, так сказал мне Рустам. Вот у меня и возник вопрос, как это получилось? Ну, если то, чем ты занимаешься, в смысле где работаешь, является государственной или военной тайной, то можешь на мой вопрос не отвечать, я не обижусь. Хотя мне бы было интересно знать, с кем я дружу, и кто мой покровитель, - Генка с хитринкой посмотрел прямо в глаза Джейку.
               - О, Генри! Да у меня от тебя секретов нет! – рассмеялся Джейк, подливая Генке и себе в бокалы коньяк, - Конечно же, расскажу! Тем более что в недалёком будущем я планирую вместе с тобой работать. Хорошо! Я постараюсь ответить на поставленные вопросы. Для начала по поводу твоей легализации. Ты действительно правильно заметил, что стать гражданином США не так просто. Но у тебя было одно преимущество, ты уже являлся гражданином США, Генри Куленом! Это скажи спасибо Рустаму. Его была идея. Так сложились обстоятельства. Жаль, конечно, настоящего старину Генри. Это его дурацкая затея одиночного восхождения на Тирич Мир стоила ему жизни. Он всегда отличался экстравагантными выходками на грани безумия. Лет 10 назад решил пройти сквозь заповедник «Долина смерти», ты слышал о таком заповеднике?
               - Естественно слышал. От Лас-Вегаса километров 120 на запад, - ответил Генка.
 
Долина смерти
 
               - Правильно! Знаешь географию! Только у меня к тебе одно небольшое замечание на будущее. В США не употребляют метрическую систему счисления. Тебе придётся перестраиваться и привыкать к милям, пинтам и так далее. В нашем с тобой разговоре мы можем и дальше употреблять эти значения, я к ним тоже привык, а с остальными собеседниками постарайся придерживаться принятых в обиходе выражений. Так вот, этот чудак Генри без всякой провизии и запасов воды пересёк пешком в одиночку эту «Долину смерти» не поперёк, а вдоль. Было это летом, как он выдержал там ужасную жару, не знаю. Потом ему захотелось остудиться, и он отправился в Гренландию. Опять-таки в одиночку преодолел этот огромный ледяной остров на лыжах с востока на запад в самой его широкой части, по 70-й параллели. Начал свой путь с мыса Брустер на востоке, а закончил в посёлке Саркак на западе. Это ни много, ни мало, а 1150 километров только по прямой линии, то есть по 70-й параллели. Месяц о нём ничего не было слышно, а потом объявился. Вот и в тот раз полез один на горный гигант Тирич Мир. С настоящим Генри Куленом я был давно знаком и потому, когда мне сообщил Рустам о его пропаже, я не удивился. Удивился я потом, когда Рустам предложил мне под видом Генри легализовать тебя, своего старого друга и однокурсника. Не скрою, поначалу я был не в восторге от этой идеи, но Рустам меня убедил, и я сейчас нисколько не жалею, что ввязался в это дело. Мы с Рустамом попробовали просчитать все варианты и оказалось, что идея вполне выполнимая. Дело в том, что Генри не имел друзей, а родственников у него не было. Сам он был уроженцем Аляски, из небольшого городка Саммит, около горы Мак-Кинли. Оттуда он уехал давно, лет 25 назад. Обосновался на западном побережье США, но подолгу на одном месте не жил. Был вечным скитальцем. Я до сих пор поражаюсь тому, на какие средства он жил? Как мог путешествовать? Ведь для этого нужны были хоть какие-то средства? Но знаю одно, он никогда и ни у кого не просил денег. Такой вот удивительный человек! Я с ним познакомился, дай вспомнить…, ну да, на следующий год после того, как Мервин попал в ловушку, получается в 1968 году. Да-да, мы тогда делали восхождение на Мак-Кинли, на Аляске, он у нас был, что-то вроде как, за проводника. Я не скажу, что мы сильно подружились, но номер своего телефона и адрес я ему оставил. С тех пор он мне регулярно писал письма из разных городов США, иногда звонил. Когда приезжал в Нью-Йорк, и я в это время был дома, он останавливался у меня на несколько дней. Потом опять куда-то исчезал. После очередного путешествия приезжал и рассказывал о своих приключениях с таким азартом, что и я заражался его жаждой к путешествиям. Я ему часто помогал в его авантюрных приключениях. Нет, не деньгами, а оформлением различных документов, созванивался с друзьями по всему миру и просил, чтобы его приняли и помогли ему совершить очередное безумное путешествие. И в тот раз, когда он пропал, я же и просил Рустама помочь ему с оформлением разрешительных документов на восхождение у Пакистанских властей. В какой-то мере, чувствую себя виноватым в его гибели. Когда Рустам прилетал в США, сразу после исчезновения Генри, мы с ним по своим каналам выяснили всё об этом человеке. Он действительно не имел ни родных, ни друзей. Мало было тех людей, кто его помнил, да и те вспоминали о нём очень смутно. Тогда мы с Рустамом и решили сыграть на этом деле. Конечно, были проблемы, но они все были решаемы. Просто требовалось какое-то время. Вот по этому вопросу, пожалуй, и всё. Давай выпьем, за рождение нового Генри Кулена, - Джейк поднял свой бокал, призывая Генку присоединится к его тосту.
               - Так вот значит у меня какая слава - экстравагантный авантюрист! – Генка улыбнулся и сделал несколько глотков из своего бокала, - Искатель приключений! Ну, приключений в моей жизни за последние несколько лет, тоже хватило. А какое образование Генри имел? А то, что ж получится, не имея никакого образования и работать в университете?
               - На этот счёт не беспокойся, - успокоил Генку Джейк, - мы с Рустамом и эту проблему обсуждали. Обнаружили, что Генри три курса в техническом университете проучился, а потом мы его «перевели» в высшее военное заведение закрытого типа, где он получил образование по специальности инженер телекодовой связи. Это почти твоя специальность. Соответствующий документ имеется и находится у меня, как, впрочем, и все остальные твои документы, начиная от свидетельства о рождении и кончая дипломом о высшем образовании. Естественно, потребовалось много времени и усилий, чтобы собрать всё необходимое по твоей личности, - Джейк очередной раз одарил Генку добродушной улыбкой, - но всё уже сделано!
               - Я даже не знаю, как мне вас отблагодарить. Столько хлопот ради одного человека…
               - Да, брось, Генри! Как я понял, ты для Рустама был очень хорошим другом, а Рустам стал для меня другом, братом! Есть же мудрая поговорка: «Друзья моих друзей – мои друзья!» Так что, ты друг Рустама, а значит и мой друг! Вот и вся арифметика! О тебе я знаю почти всё, и как о Генри Кулене, и как о Гене Кулакове. Перейдём к моей персоне чтобы у тебя была ясность с кем имеешь дело. Только давай я тебе плесну немного, а то твой бокал пустой. Вот, так-то лучше, - сказал Джейк, подливая в Генкин бокал коньяк, - Моя основная специальность – топограф. После университета меня пригласили на работу в военное ведомство, так я стал военным топографом. Был молодой, ещё в университете увлёкся альпинизмом, а когда стал работать, то работа и увлечение получилось в одном лице. Так как я считался уже опытным альпинистом, начальство решило поручать мне работы, связанные с высокогорным рельефом. В экспедициях я пропадал по 9 месяцев в году! Один месяц у меня уходил на сдачу отчётов о проделанной работе и на два месяца выгоняли меня в отпуск, который я ни разу до конца не отгулял. Возвращался на работу и опять куда-нибудь уезжал. Предвижу твой вопрос, был ли я женат? Да, я был женат, но недолго. Женился, когда учился на последнем курсе университета и мы были счастливы до того момента, пока не стал уезжать в длительные экспедиции. Когда я вернулся домой после третьей или четвёртой экспедиции, то жены уже дома не было. На столе лежала записка: «Извини и прощай, я так жить больше не могу и не хочу!» Официально развелись через три года. Детей у нас не было, потому бракоразводный процесс прошёл без моего участия. Я поручил вести это дело своему адвокату. Работая военным топографом, я, по сути дела, побывал во всех горных системах мира. Исключения составили лишь СССР и Европа. В СССР нас не пускали, тут и объяснять нечего, а Европа была уже обжита и в топографических уточнениях не нуждалась. В 1967 году наше ведомство получило заказ на топографическую привязку некоторых горных вершин в Гиндукуше, рядом с Тирич Миром. Проведение этих работ возложили на меня. Так получилось, что на период топографических исследований в нашем ведомстве не оказалось специалистов, имеющих опыт высокогорных работ. Все были в разъездах и оставался только я один. Мне разрешили привлечь для работы в экспедиции одного-двух опытных альпинистов, которые помогли бы справиться с поставленной задачей. Я сделал предложение своему приятелю, профессиональному путешественнику и альпинисту Мервину Хинтеру принять участие в этой экспедиции. Он согласился, но поставил условие, что обязательно совершит восхождение на Тирич Мир, высшую точку Гиндукуша. Я согласился на эти условия. Дальнейший ход событий той поры, ты уже знаешь. С Мервином я познакомился за несколько лет до того злополучного восхождения. У нас была задача замерить одну из безымянных вершин, высотой более семи тысяч метров над уровнем моря, в хребте Каракорум. Когда мы поднялись на вершину, то с удивлением обнаружили на вершине группу из четырёх альпинистов, которые поднялись на полчаса раньше нас. Слава первовосхождения на вершину досталась Мервину Хинтеру, руководителю этого восхождения. Так мы и познакомились, а позже, крепко сдружились. После той экспедиции, когда пропал Мервин, меня долго не выпускали в горы, полгода, наверное. А потом вдруг неожиданно, назначили начальником отдела высокогорных топографов.
               - А-а-а, ну, тогда понятно, откуда у тебя такие влиятельные связи, - неожиданно прервал повествование Джейка Генка, - за это время ты уже давно вырос по службе. В Советском Союзе все подобные работы велись под грифом «Совершенно секретно». Геодезия, топография, да и всё, что было связано с картографией, курировалось органами государственной безопасности. У вас, то есть, у нас, в США существует подобный контроль и, естественно, руководители таких работ состоят на специальном учёте в соответствующих ведомствах. А дальше всё понятно. Или я не прав? – задал вопрос Генка.
               - По сути дела, всё верно! Так оно и есть! Со временем, отдел топографов передали в управление военной разведки Министерства Обороны, а меня назначили одним из заместителей начальника этого управления. Сам понимаешь, что у меня просто обязаны были появиться знакомые, которые влияют на государственную политику США, независимо от того, кто в данный момент является хозяином Белого Дома. Вот такие дела, Генри! Может у тебя есть ещё ко мне вопросы? Попробую ответить, - Джейк опять плеснул в бокалы коньяк.
               - Так выходит, вы с Рустамом в одном ведомстве работаете? – новый вопрос появился у Генки.
               - Тут ты ошибаешься. Я работаю от Министерства Обороны, куда входит наше ведомство, а Рустам в ЦРУ. Министерство Обороны и ЦРУ, это два различных ведомства, хотя иногда задачи, решаемые этими организациями, бывают очень схожими. Кстати, Рустам попал в США, как раз через наше ведомство. В 1969 году, когда я прилетел очередной раз в Читрал, встретился там с Рустамом. Он вручил мне кое-какие документы, которые я передал своему начальству. Оказалось, что военная разведка уже давно следила за разработками Рустама в области акустики для подводных лодок, но после Ташкентского землетрясения автор, интересующего нас оборудования, внезапно исчез из поля зрения, вместе с документацией разработанного акустического прибора. Военная разведка предприняла всевозможные попытки найти Рустама, или документацию, но всё было тщетно. Как же обрадовалось моё руководство, когда я передал часть документации и сообщил, где в данный момент обитает Рустам. Дальше объяснять не надо. Срочным порядком была организована переправка Рустама в Соединённые Штаты. Рустам, я так думаю, кое-что тебе из этого рассказывал, конечно, что посчитал нужным. Остальное, если тебя интересует этот период жизни Рустама в США, он тебе расскажет сам, когда будет здесь в командировке и обязательно навестит тебя. Я не вправе разглашать эти сведения без его разрешения, даже тебе, Генри, его другу, - Джейк поднял бокал, давая понять, что пора выпить.
               - Да, мне Рустам кое-что рассказывал о своей жизни в США, не подробно конечно, но мне хватило и той информации, что он мне преподнёс, - Генка, не спеша, мелкими глотками выпил свою порцию коньяка и поставил пустой бокал на стол, - у меня к тебе Джейк ещё вопрос. Как я понимаю, твоё управление не размещается в Нью-Йорке, а почему ты тогда работаешь и живёшь здесь?
               - Наблюдательности тебе не занимать. Действительно, руководство нашего ведомства не расположено в Нью-Йорке, но это ничего не значит. В Нью-Йорке я живу уже лет десять, с тех самых пор, как при Колумбийском университете была создана специальная лаборатория по изучению аномальных явлений в природе. Вот за работой этой лаборатории я осуществляю контроль от военного ведомства. По сути дела, вся работа лаборатории финансируется через Министерство Обороны, но об этом знают только несколько человек. Остальные работают считая, что занимаются научными исследованиями от университета. Мы и привлекаем к этим исследованиям не только учёных, но и способных студентов. После Нового Года планирую и тебя перевести в эту лабораторию. После нашей с тобой первой экспедиции на склоны горы Тирич Мир, я сделал доклад руководству и убедил, что необходимо открыть новую тему. В самое ближайшее время я опять буду докладывать, уже о нашей второй экспедиции и приложу все материалы, которые у нас имеются. Вопрос с открытием новой темы быстро не решится, не менее полугода понадобится для этого. Я хочу, чтобы ты занялся этой новой темой. А пока вопрос решается, ты будешь работать в лаборатории электротехники, ассистентом преподавателя. В электротехнике ты разбираешься ничем не хуже, чем некоторые наши преподаватели-теоретики. Сразу ставить тебя преподавателем никто не решится, да это тебе и ни к чему. Всё равно перейдёшь в нашу лабораторию, а там преподавать не надо. За эти полгода, пройдёшь специальную проверку по нашему ведомству. В принципе, она уже началась. Когда я тебе паспорт оформлял тогда и запустил все бумаги на тебя. Что ты так смотришь на меня? Да-да, проверка твоей личности уже идёт, - Джейк улыбнулся, - тут твоего согласия не спрашивают.
               - Но, как же так? У меня в биографии столько тёмных пятен, а военная разведка, это серьёзная организация! Меня сразу же вычислят, что я не тот, за кого себя выдаю! – забеспокоился Генка.
               - Это тебя пусть не волнует! И я, и Рустам, через свои знакомства и возможности, залатали некоторые «дыры» в твоей биографии. Тебе остаётся только выучить наизусть всю свою новую биографию. Аккуратно перезнакомиться со всеми своими «старыми друзьями», в этом я тебе помогу, и всё будет в порядке. Кстати, вот тебе твоя биография, - Джейк встал, подошёл к книжному шкафу, внутри которого оказался замурованный в стену небольшой сейф, открыл хитрый замок и достал папку с бумагами, - здесь 27 страниц машинописного текста с подробным описанием всей твоей жизни, а также краткие биографические данные твоих якобы «родителей» и ближайших родственников. К счастью, у тебя их не так много и в живых уже никого не осталось. Ну что? Ещё по одной и хватит на сегодня? – предложил Джейк.
               - Пожалуй, ты прав! Ещё по одной, и хватит! Я должен трезво подойти к той информации что ты мне преподнёс и оценить ситуацию. Так понимаю, что у меня обратной дороги нет и придётся играть в ту игру, которую мы все придумали. С другой стороны, заняться конкретной проблемой, которая меня волнует на протяжении 19-ти лет очень заманчиво и отказываться от такой перспективы, я просто не могу. Поэтому постараюсь сделать всё от меня зависящее. Наливай по последней порции, - и Генка протянул свой бокал.
               - Хорошо-то как! – опорожнив свой бокал, сказал Джейк, поглаживая живот, - ты разумно мыслишь, Генри, и это твоё качество мне нравится. Да, вот ещё, чуть не забыл, когда я писал рекомендацию на тебя для работы в нашей лаборатории, я указал, что ты в совершенстве владеешь русским языком, который выучил, работая у Рустама в диверсионной школе. Так что, если у тебя вдруг нечаянно проскочит какое-нибудь русское слово, можно всегда сослаться на привычку иногда вставлять в разговор русские словечки. О! Уже время к полночи приблизилось! Пошли спать! Завтра хоть и не рано вставать, но у нас с тобой будут ещё дела. Твоей квартирой надо заняться, да и прикупить тебе из одежды кое-что надо. Дел на целый день хватит. Где твоя комната ты в курсе, туалет, ванная, знаешь где. Всё! Спокойной ночи! Я сейчас тут приберу немного и тоже иду спать.
               - Так давай я помогу! – предложил Генка.
               - Чего здесь убирать? Я и сам справлюсь. Иди, Генри, отдыхай! – отказался от помощи Джейк.
               Долгое бодрствование и десятичасовая разница во времени дала о себе знать. Как только Генка лёг в удобную кровать, сразу же провалился в глубокий, беспробудный сон. Он проснулся, когда часы показывали одиннадцатый час. Проспав более десяти часов, он проснулся бодрым и здоровым. У Генки не было привычки по утрам нежится в постели. Проснулся, значит, проснулся, надо вставать, приводить себя в порядок для предстоящего дня. Что он незамедлительно сделал. Когда он вышел из ванной комнаты, побритый, умытый, в свежем белье, он унюхал аромат кофе и услышал голос Джейка на кухне. Тот с кем-то разговаривал по телефону. Увидев Генку, Джейк закончил телефонный разговор и поприветствовал его.
               - Доброе утро, Генри! Как спалось? Как отдохнул? – с улыбкой спросил Джейк.
               - Доброе утро, Джейк! Спал, как убитый. Проснулся здоровым, бодрым, - коротко отрапортовал Генка.
               - Присаживайся, попьём кофе. Времени уже много, но ничего, сегодня воскресенье, хотя у нас с тобой всё равно есть дела. Ты какой кофе будешь пить, чёрный? С молоком? – спросил Джейк, наливая ароматный кофе в чашки.
               - Сегодня я хочу чёрный кофе и чуть-чуть сахара. Вообще-то мне больше нравится кофе с молоком и сахаром, но сегодня почему-то захотелось чёрный кофе. Очень уж он ароматный у тебя, на всю квартиру запах.
               - Чёрный, так чёрный! Вот тебе сахар! Я вызвал служебную машину, через полчаса она приедет. Поедем с тобой осматривать твою квартиру. Можно сразу и рюкзак твой прихватить, чтобы потом по метро с ним не тащиться. Но зубную щётку и бритвенные принадлежности, оставь здесь. Ты поживёшь у меня ещё пару дней. Нельзя же тебя сразу в каменные джунгли выгонять. Введу в курс дела, а там уже сам будешь планировать, что и как делать. Тебе ещё кофе налить? Смотрю, у тебя чашка пустая, - спросил Джейк.
               - Да, можно ещё чашечку выпить, вкусный кофе, - Генка протянул свою чашку.
               - Ты пей пока, а я пойду, возьму ключи от квартиры и бумаги, - Джейк вышел из кухни и направился к своему сейфу. Генка едва успел ополоснуть свою чашку, как раздался звонок в дверь, - О! Это уже за нами приехали, - произнёс появившийся Джейк и направился к входной двери, - собирайся, Генри, сейчас поедем, - бросил он на ходу Генке.
               Собираться Генке было почти нечего. Слегка распакованный рюкзак, стоял в его комнате и застегнуть его, было минутным делом. До Генкиной новой квартиры ехали минут двадцать. Остановились около высотного здания, имеющего более двадцати этажей. Водитель Джейка хотел было помочь Генке достать рюкзак из багажника и донести до подъезда, но тот категорически запротестовал.
               - Да вы что? Рюкзак не очень-то тяжёлый, я и сам его донесу, - сказал он водителю.
               - Генри, это твой дом! Твоя квартира на семнадцатом этаже, пошли к лифту, - Джейк открыл ключом дверь в подъезд и подошёл к лифту, - привыкай, теперь тебе придётся каждый день проделывать эту процедуру.
               Подъезд внутри дома был просторным. С правой и левой стороны, находилось по два лифта. Джейк нажал кнопку вызова лифта и двери моментально открылись. Через минуту приятели стояли возле двери квартиры. Джейк открыл два замка, и они вошли в просторную прихожую. Генка поставил рюкзак на пол и начал оглядываться. Кроме входной двери он насчитал ещё пять.
               - Пойдём, я тебе краткую экскурсию по твоей квартире устрою, - сказал Джейк, приглашая Генку открыть первую дверь справа, - это небольшой гостевой туалет. Унитаз и раковина для мытья рук. А тут у тебя кухня, - Джейк подошёл к следующей двери с правой стороны, - со всей необходимой мебелью и холодильником. Электрическая плита, духовка, в шкафах небольшой набор кухонной посуды. Тебе на первое время этой посуды будет вполне достаточно. Здесь, небольшая кладовка, - Джейк приоткрыл небольшую дверцу в дальнем углу кухни, - кухня площадью…, сейчас посмотрю в бумагах, ага, вот, 13,5 квадратных ярда, что-то около 12 квадратных метров. Пошли дальше. Следующая дверь ведёт в твою спальню на 17,5 квадратных ярда, с двуспальной кроватью и встроенными шифоньерами для одежды и белья. Кстати, постельное бельё, в количестве двух комплектов у тебя уже есть, одно на кровати, а другое в шкафу. Потом детально рассмотришь, что у тебя ещё имеется. Эта дверь в ванную комнату, где находится и ванна, и душ, и ещё один унитаз, а также стиральная машина. Всё в рабочем состоянии, как и на кухне. Ну, и наконец зал. Что мы тут имеем? 33 квадратных ярда. В зале, обрати внимание, стоит уже кое-какая мебель, но, если тебе что-то не понравится, ты всегда сможешь её поменять, это не проблема. Общая площадь квартиры составляет 85 квадратных ярда, пересчитаем на метры, итого получается около 77 квадратных метра. Устраивает тебя такая квартира, Генри? – Джейк с интересом посмотрел на Генку, ожидая его реакцию.
               - Я никогда не видел таких больших двухкомнатных квартир. У нас в Союзе четырёхкомнатные квартиры редко бывали такой площади, а тут двухкомнатная! Я в восторге! И потолки какие высокие, метра три, наверное? Шикарная квартира! Спасибо Джейк и тебе, и Рустаму. У меня нет слов благодарности за всё, что вы для меня сделали. Я ваш вечный должник, - Генка восхищённо осматривался по сторонам.
               - Хочу ещё обратить твоё внимание на расположение комнат. Окна комнат выходят на две противоположные стороны здания. Окно спальни и окно кухни - на запад, с видом на реку Гудзон, а в зале - на восток. Так что сделать сквозняк и проветрить квартиру, нет никаких проблем. Телевизора у тебя пока нет. Вначале мы с Рустамом об этом не подумали, а потом не нашли ничего подходящего, а какое-нибудь старьё тащить сюда не хотелось. В ближайшее время мы с тобой что-нибудь подыщем. Ну вот, вручаю тебе ключи от квартиры и бумаги на право проживания в ней. Сейчас мы это дело отметим. Не удивляйся, мы с Рустамом заранее поставили в холодильник бутылку шампанского и бутылку коньяка. Так что выпить в твоей квартире есть что и из чего, - сказал Джейк, доставая бокалы для шампанского из навесного шкафчика на кухне, - я думаю, что выпить надо шампанского!
 

Глава 20