class="wide-page">

Гравитационный удар

 


               Заместитель начальника отдела новых вооружений, полковник Семёнцев, по селектору вызвал своего адъютанта, лейтенанта Алексея.
- Алёша! Вызови мне майора Буховца, из физлаборатории.
- Есть, товарищ полковник! – козырнул лейтенант.
               Через пять минут по селектору адъютант доложил, что майор Буховец ожидает в приёмной.
- Пусть заходит, - сказал полковник.
               Майор Буховец зашёл в кабинет к заместителю начальника отдела новых вооружений и доложил по всей форме:
- Майор Буховец по вашему приказанию прибыл!
- Ладно, майор, оставь эти уставные формальности для проверяющих. Я вот тебя по какому вопросу вызвал, Пётр Сергеевич. Мне пришло сообщение из нашего секретного отдела, что на заводе, где производят пьезоэлектрические кристаллы и прочие устройства на этой основе, какой-то изобретатель, по фамилии Соколов, изготовил совершенно новый кристалл. Он хотел усовершенствовать то, что уже есть, но у него получился кристалл с совершенно иными свойствами. При испытании крошечного образца, разнесло половину лаборатории. Произошла нестандартная ситуация. Вроде того, что получилось новое взрывчатое вещество. Естественно, первый отдел завода всю документацию по этому новому кристаллу изъял, с изобретателя взял подписку о неразглашении, а сообщение об этом чуде отослали в ФСБ, ну, а те, соответственно, нам. Мы же занимаемся разработкой нового оружия, вот и порекомендовали нам заинтересоваться этим произведением изобретателя Соколова. Я бы хотел, чтобы ты разобрался со всем этим и дал своё заключение. Ты же у нас не только майор, а ещё и кандидат физико-математических наук. Не зря у тебя в подчинении целая лаборатория физиков в нашем министерстве.
- Всё сделаю, Николай Васильевич! – заверил своего шефа майор Буховец, - Только, как быть с разрешительной документацией?
- Об этом не беспокойся, я уже распорядился. Зайдёшь к нашим секретчикам и получишь все необходимые документы. Давай, Сергеевич! Надеюсь на тебя. Иди, занимайся этой проблемой, всё остальное пока оставь, это в первую очередь.
- Есть, товарищ полковник! Разрешите идти?
- Иди, иди, Пётр Сергеевич, у тебя будет много работы, - полковник махнул рукой, разрешая майору Буховцу удалится.
               Уже через час, после разговора в кабинете Семёнцева, майор Буховец сидел в кабинете у начальника первого отдела завода, по производству пьезоэлектрических приборов. Перед майором лежала документация по изготовлению нового образца кристалла. Он внимательно изучил предоставленные документы. Ознакомившись с ними, он обратился к начальнику первого отдела завода:
- Так что же произошло? Что вам известно, чего я тут не вижу? Почему вы подняли такую тревогу? Ведь изготовление, вернее сказать, выращивание пьез кристаллов входит в основную деятельность вашего завода? Всё остальное крутится вокруг этого.
- Видите ли, товарищ майор, инженер Соколов при выращивании пьез кристалла нарушил стандартную технологию. Но опыты с кристаллами являются его основной сферой деятельности, поскольку лаборатория экспериментальная. Мы ищем пути создания новых возможностей, новых свойств нашей продукции. Так вот, инженер Соколов добавил совершенно новые компоненты для выращивания кристалла, как он предполагал, для улучшения качества выращенного кристалла. После получения желаемой продукции, как правило, проводят испытания нового образца. Стандартная процедура, ничего нового. К полученному образцу прикладывают определённое усилие и замеряют различные параметры. В этот раз получился ошеломляющий эффект! Надо ли говорить, что испытания проводились по всем правилам техники безопасности. Мы всегда первые испытания проводим на маленьких образцах. Рядом со стендом, на котором был установлен новый образец, кстати, совсем крошечный, никого не было. Только датчики и измерительная аппаратура. После того, как автоматы начали сжатие кристалла, в лаборатории разлетелись все стеклянные предметы и даже в ближайших к стенду окнах, вылетели все стёкла. Никакой световой вспышки, а также звука - не наблюдалось. Грохот стоял только от разлетающихся стеклянных предметов. После разбора этого случая с ведущими специалистами лаборатории, все пришли к единодушному мнению, что сжатие кристалла вызвало гравитационный удар, который и разнёс все стеклянные и хрупкие предметы в лаборатории. И это от сжатия кристалла объёмом не больше 2-3-х кубических миллиметров! Да вот, вы сами посмотрите на этот кристалл, - начальник первого отдела достал из сейфа коробочку, в которой лежал маленький кристаллик, - ему ничего не сделалось! Его можно использовать повторно, а может и многократно! Но мы на повторные испытания не решились, пока своего слова не скажут специалисты.
               Майор Буховец очень внимательно и долго разглядывал маленький кристаллик, после чего попросил разрешения у начальника первого отдела завода забрать документацию по технологии выращивания нового кристалла, а также сам кристалл, для дальнейших экспериментов, но уже в своей лаборатории. Так же попросил организовать встречу с инженером Соколовым, чтобы выяснить кое-какие детали. Начальник первого отдела тут же связался по местной телефонной линии с экспериментальной лабораторией и пригласил инженера в комнату для переговоров. В эту же комнату проводил и майора. Буховец около часа беседовал с Соколовым, выясняя кое-какие подробности выращивания кристалла, после чего забрав документацию и кристалл, отбыл к своему месту службы. Прибыв на рабочее место, майор информировал адъютанта Семёнцева, что он прибыл и ждёт, когда полковник вызовет его к себе для доклада. Через полчаса адъютант пригласил Буховца в кабинет полковника.
- Ну, докладывай, что там у тебя интересного, - обратился полковник к майору, как только тот вошёл в его кабинет, - да ты присаживайся, не стой свечкой!
- Я узнал много интересного, - сказал майор, присаживаясь за приставной столик, - мне кажется, что есть перспектива разработать совершенно новое оружие, на основе совершенно новых физических свойствах.
- На каких таких новых физических свойствах? – не понял полковник.
- Гравитационных! – чуть ли не воскликнул Буховец. - Инженер Соколов совершенно случайно вырастил кристалл, который при нажатии вырабатывает не электрический разряд, а гравитацию! Она распространяется как удар, взрыв! Причём гравитация настолько мощная, что вот этот маленький кристаллик разнёс половину лаборатории, - с этими словами майор положил перед полковником коробочку с крохотным кристаллом бледно-фиолетового цвета.
- Да? А на вид, совсем безобидный красивый камешек, - произнёс удивлённо Семёнцев, разглядывая его со всех сторон.
- Маленький, да удаленький. Но можно вырастить кристалл побольше, тогда его разрушительная сила станет во много раз мощнее. Здесь всего-то, если мерить как драгоценные камни, около 0,2 карата, ну, может 0,3, не больше. А если вырастить кристалл со стандартный кусочек сахара рафинада, то есть, где-то в 1 кубический сантиметр, то это может быть мощнее авиационной бомбы!
- Ну, ты загнул, Пётр Сергеевич! – улыбнулся полковник.
- Надо провести испытания и тогда всё станет ясно, - вполне серьёзно сказал майор.
- Так давайте, проводите. Выясняйте всё, что надо, - полковник закрыл коробочку с кристаллом и подвинул её к Буховцу.
- Я бы хотел получить разрешение на такие испытания. Внутри помещения такие эксперименты проводить опасно. Надо где-нибудь на полигоне, чтобы вокруг никого не было. На танковом, что ли? – задумчиво произнёс майор.
- Да пожалуйста! Я такое разрешение оформлю и проводите испытания по полной программе, - согласился с майором заместитель отдела.
- Тут ещё одна небольшая проблема. Для того, чтобы вырастить кристалл, требуется какое-то время. Согласно технологии выращивания кристаллов, которая описана вот в этой документации, - Буховец положил руку на папку, которую принёс с собой, - потребуется от двух до трёх недель.
- Так выращивайте, кто вам не даёт?! Пока новый кристалл будет расти, проведите эксперименты с этим, маленьким кристаллом. Замерьте все необходимые параметры вплоть до веса, объёма и всего прочего, что там у вас предусмотрено. А потом сравните, когда будете испытывать выращенный кристалл. Так что, Пётр Сергеевич, все карты в руки вашей лаборатории, работайте. Если что-то понадобится, без лишних формальностей, обращайся прямо ко мне. Постараюсь решить все возникшие проблемы, - заместитель начальника отдела новых вооружений полковник Семёнцев встал, давая понять, что разговор окончен.
- Разрешите идти! – вскочил майор со стула.
- Давай, давай Пётр, иди работай, - с улыбкой сказал полковник.
               Сразу же после этого разговора, майор Буховец дал задание сотрудникам своей лаборатории вырастить несколько кристаллов по технологии, которая описана в документации, принесённой с завода. Сам же занялся подготовкой экспериментов с кристалликом, уже имеющимся в наличии. Разрешение проводить испытания на танковом полигоне было получено и с отделением солдат-срочников, приданных ему для выполнения необходимых подготовительных работ, начал готовится к первому эксперименту. Для начала был изготовлен фанерный макет небольшого здания, который установили на полигоне. В лаборатории был изготовлен простой прибор, который дистанционно управлялся и при нажатии кнопки пульта, срабатывал механизм сжатия кристалла. Так же были установлены необходимые датчики, которые фиксировали температуру и давление внутри макета.
               Первое испытание было ошеломляющее. Макет фанерного дома разнесло в щепки. Датчик температуры не отреагировал на изменение температуры внутри макета. Зато датчик давления зашкалило. Сам же кристалл и механизм сжатия кристалла абсолютно не пострадали. Они находились, как бы в эпицентре взрыва, поскольку гравитационные волны исходили от них. А вот обрушившаяся сила гравитации на стены фанерного домика разметала детали макета в радиусе метров пятьдесят. Для следующего эксперимента Буховец решил построить небольшое кирпичное сооружение, без окон, но с дверным проёмом, который после установки необходимого оборудования будет заложен кирпичом. Солдаты-срочники на следующий же день занялись сооружением очередного макета сооружения, но уже не такого хлипкого, каким был первый.
Небольшой макет был построен в течении двух дней. Внутри установили всё необходимое оборудование и произвели очередное испытание. Эффект был, как от разорвавшейся ручной гранаты в закрытом помещении. Выбило только несколько кирпичей из дверного проёма. Видимо, где-то сделали плохую связку при кладке. По всем остальным параметрам, испытание удовлетворило Буховца. С их результатами майор ознакомил полковника Семёнцева. Обсудив результаты проведённых экспериментов, офицеры пришли к выводу, что разработка нового оружия в этом направлении, является перспективной.
- Прекрасно! – подытожил результаты обсуждения полковник, - Давай, Пётр Сергеевич, продолжай работать в этом же ключе. Когда вырастишь кристалл необходимого размера, доложишь. Я сам хочу поучаствовать в очередных испытаниях. Надо будет посмотреть, что сможет разрушить такая бомба. Дам распоряжение, чтобы на полигон доставили какой-нибудь списанный тяжёлый танк. Мы заложим нашу «новую бомбу» и посмотрим, как она подействует на такую бронированную технику. Если всё пройдёт нормально, тогда подумаем над следующим этапом. Соорудим, или присмотрим какой-нибудь объект, который подлежит ликвидации и испытаем ещё раз. Так ты говоришь, что ни кристалл, ни механизм, который дистанционно нажимает на это чудо природы, не пострадали?
- Так точно, товарищ полковник! Абсолютно ничего с ними не случилось. Можно повторно использовать без всяких проблем, - отрапортовал майор.
- Хорошо, Пётр, продолжай работать. Если что-то тебе понадобится, обращайся сразу ко мне. Постараюсь решить все твои возникшие проблемы. Иди, работай, – полковник дал понять, что разговор закончен.
Через две недели шесть бледно-фиолетовых кристаллов лежали на столе перед полковником Семёнцевым. Они были чистые и прозрачные. Если не знать, что эти кристаллы могут быть грозным оружием, то их можно было бы принять за драгоценные камни таффеит. Правда, таффеит имеет более насыщенный фиолетовый цвет, но и эти кристаллы после небольшой и осторожной обработки, представляли собой красивые камни. Хоть отдавай ювелиру и делай из них ценные ювелирные украшения.
- Пётр Сергеевич, ты хочешь сказать, что вот эти красивые камешки имеют способность вызвать мощную гравитационную энергию? – с недоверием, глядя на камни, спросил полковник.
- Николай Васильевич, они ещё не прошли полевых испытаний, но изготовлены по той технологии, которую разработал инженер Соколов. Так что я почти уверен, что эти кристаллы обладают точно такими же свойствами, как уже испытанный нами небольшой кристаллик, - пояснил майор.
- Хорошо, хорошо! У меня нет причин не доверять тебе. У тебя устройство готово, для приведения кристалла в действие?
- Так точно, товарищ полковник! Пока выращивали кристаллы, в нашей лаборатории усовершенствовали предыдущий вариант устройства, и он у нас в рабочем состоянии, - доложил Буховец.
- Тогда поступим так, - полковник потёр лоб над переносицей, - я согласую с вышестоящим руководством время и место проведения эксперимента, возможно кто-то из начальства захочет присутствовать при этих испытаниях, а после тебе сообщу. Думаю, согласование не займёт много времени. Сегодня к вечеру, в крайнем случае завтра утром, всё будет готово.
- Наша лаборатория к эксперименту готова. За полчаса все подготовительные работы будут проделаны.
- Ну, и хорошо! Тогда жди сигнала, затягивать с этими испытаниями не будем. Надо заинтересовать наше начальство в разработке нового вооружения. Иди, Пётр Сергеевич, продолжай работать. Забери эти маленькие бомбочки, они должны быть у тебя, а не у меня на столе, - улыбнулся Семёнцев.
               На следующий день адъютант полковника вызвал Буховца к шефу.
- Всё, Пётр Сергеевич, первые испытания пройдут через два дня, в понедельник, в 10 часов утра на танковом полигоне. Решили для начала «уничтожить» тяжёлый танк. Сколько тебе понадобится времени, чтобы установить твою «адскую» машинку? – спросил Семёнцев майора.
- Полчаса достаточно, товарищ полковник! Потом надо будет удалиться на безопасное расстояние. Я ещё не могу предположить, какова будет мощность этого гравитационного удара. Но если сопоставить с теми испытаниями, которые уже прошли, то думаю, как минимум, метров с трёхсот стоит наблюдать. Хотя мы установим необходимые датчики, для фиксации и записи различных параметров, но для безопасности лучше наблюдать из укрытия. Гравитационный удар распространяется с высокой скоростью, мощность разрушения должна быть огромной!
- На полигоне есть укрытие и мы им воспользуемся. Через два дня, с самого утра, тяжёлый списанный танк будет стоять на полигоне. Установишь всё, что там положено внутри танка и доложишь мне о готовности.
- Так точно, товарищ полковник, всё будет сделано!
- Смотри у меня, Пётр! Не подведи! Наш непосредственный начальник будет, и он ещё какого-то генерала пригласил на эти испытания, из ФСБ что ли. Так что будет полный парад, - Семёнцев улыбнулся майору.
- Парад будет принят, товарищ полковник, - и Буховец улыбнулся в ответ Семёнцеву.
               К назначенному времени на танковом полигоне всё было готово к эксперименту. Кристалл с дистанционным управлением для сжатия, был установлен в самом центре списанного тяжёлого танка. Его установили метров за пятьсот от блиндажа, из которого намечалось вести наблюдение с помощью перископов. На полигон приехало всё начальство отдела новых вооружений, а также ещё пара приглашённых генералов из ФСБ. По команде майора Буховца был активирован механизм дистанционного сжатия кристалла. В тот же миг, все присутствующие в блиндаже ощутили мощный толчок под ногами, а части тяжёлого танка разлетелись в радиусе 250-300 метров. Тяжёлая башня танка взлетела вверх, как пушинка, метров на сорок и упала на землю метрах в пятидесяти. Как таковую взрывную волну никто не ощутил, и оглушающего звука взрыва тоже не было. Был не очень громкий хлопок и всё. Генералы оторвались от окуляров перископов и переглянулись между собой восхищёнными взглядами.
- Честно скажу, впечатляет, - произнёс начальник отдела новых вооружений.
- Может подойдём поближе, посмотрим, что там осталось, - предложил один из генералов ФСБ.
- А вы заметили, как под нами вздрогнула земля? Как при взрыве очень мощной бомбы? – спросил остальных членов комиссии другой генерал из ФСБ.
- Необходимые параметры были записаны нашей аппаратурой. Думаю, что сами датчики были разрушены гравитационным ударом, - пояснил майор Буховец, - но все данные сохранены.
- Пётр Сергеевич, - обратился генерал, начальник отдела новых вооружений, к своему подчинённому майору, - объясните мне вот такие физические свойства гравитации. Из тех учебников, по которым я когда-то учился, и то, что нам преподавали в высших учебных заведениях и военной академии, ведь гравитация, это всепроникающее фундаментальное взаимодействие. От гравитации нет никаких экранов, не так ли? Тогда каким же образом гравитация смогла разрушить тяжёлый танк? По идее, гравитационные силы должны были пройти сквозь материю, материал, броню, наконец, никак с этими веществами не взаимодействуя?
- Товарищ генерал-майор, дело в том, что это не гравитация в её традиционном понимании, а гравитационный удар, - начал пояснение Буховец, - а это свойство мы только что открыли и оно ещё нами не изучено. По сути дела, гравитация существует всегда, если есть какая-то масса. «Нет тела, нет дела», перефразируя полицейский афоризм, - улыбнулся майор своей же шутке, - а если серьёзно, то ещё никогда, и никто не мог вызвать гравитационный удар или волну, искусственным путём. В данном случае, гравитационный удар распространился, скорее всего, со скоростью света, а может быть ещё быстрее, это мы будем ещё изучать. По моему предположению, гравитационный удар обрушился на первую преграду, стоящую перед ним, а после рассеялся. Вот этот удар о первую преграду и есть поражающий фактор оружия. Он, может быть, даже мощнее, чем ядерное. Но в нашем случае главное преимущество в том, что после такого условного взрыва не остаётся никакого радиационного заражения. Простое разрушение.
               Два генерала из ФСБ и начальник отдела, внимательно слушали объяснение майора Буховца и кажется остались довольны его простым и доходчивым объяснениям. После короткого обмена мнениями, вся комиссия направилась к месту эксперимента. На том участке, где стоял танк, образовалась метровая воронка, в самом центре которой, поблёскивал чистенький, без единой пылинки и царапины, бледно-фиолетовый кристалл. Металлических частей танка, в радиусе 25-30 метров, нигде не наблюдалось. Также нигде не было видно и дистанционного механизма сжатия кристалла. То ли он был разрушен, то ли был отброшен на большое расстояние от воронки.
- Пётр Сергеевич, - генерал подошёл к майору, - обработайте все материалы эксперимента и жду вас с докладом у себя. Сколько вам нужно времени для подготовки необходимых документов?
- Я ещё не знаю сколько времени займёт этот анализ, но постараюсь, хотя бы предварительные результаты, подготовить дня через два-три, - отрапортовал Буховец.
- Хорошо, - кивнул генерал, - сегодня у нас понедельник, в пятницу в 10 часов утра жду вас с докладом у себя.
               Анализом проведённых испытаний занималась вся лаборатория майора Буховца. Были расписаны все параметры, начерчены графики. Выводы от полученных испытаний, писал сам руководитель лаборатории, майор Буховец. Когда он начал писать заключение о перспективах использования данного вида оружия, то и сам был просто в шоке. Оказалось, что использовать гравитационный удар, помимо взрывного устройства, можно во всех случаях, где применяется энергия пороховых газов, и даже ядерного, и термоядерного топлива. Энергию гравитационного удара можно использовать не только как оружие, но и поставить на службу мирного использования. С помощью гравитационного удара можно вращать турбины электрогенераторов, давая тем самым дешёвую электроэнергию. Гравитационными пушками можно прицельно и быстро обстреливать опасные снеголавинные склоны гор вдоль автомобильных трасс, да и много чего ещё, на что способна фантазия человека.
               Когда майор Буховец начал перечислять области применения гравитационного удара, он с энтузиазмом начал об этом писать, но понял, что на всё у него просто не хватит времени. Он так и написал в конце: «Область применения кристаллов, в качестве выработки гравитационных ударов, огромные, но все эти возможности описывать в данный момент не имеет смысла. Разработку нового оружия можно считать перспективной. Все остальные варианты устройств, для использования гравитационных ударов в народном хозяйстве, также нужно считать перспективным направлением». Это заключение майор Буховец принёс в кабинет к своему начальнику отдела новых вооружений. В кабинете, кроме шефа и его заместителя полковника Семёнцева, присутствовали ещё несколько человек. Но хозяин кабинета не стал представлять майору остальных присутствующих, видимо из соображения секретности ситуации. Заслушав краткий устный доклад Буховца о проведённом испытании, начальник отдела новых вооружений генерал-майор полистал выводы и предложения о дальнейшем использовании новых кристаллов, закрыл папку и убрал её в сейф.
- И так, господа офицеры, с этой минуты тема использования свойств выращенных кристаллов является совершенно секретной! Сейчас все присутствующие дадут подписку о неразглашении сведений о новых кристаллах. О возможных разработках и использовании нового оружия будет доложено руководителю государства. Скорее всего будет создано подразделение, которое будет заниматься этими вопросами. О дальнейшем вашем участии в этих разработках, я сообщу дополнительно. Но смею заверить вас, что вы все будете работать над интересным и очень перспективным направлением. Финансирование будет выделено в надлежащем объёме. Пётр Сергеевич, обращаюсь к вам, поскольку вы непосредственно общались с автором созданного нового кристалла, инженером Соколовым. Хотелось бы переговорить с ним о возможности совместного сотрудничества. То есть, пригласить его на работу в нашу лабораторию. Нам необходимо держать под контролем умы гениальных людей. Проработайте этот вопрос. Вам, Николай Васильевич, проследите пожалуйста, чтобы все дали подписку о неразглашении. На этом всё, господа офицеры! Прошу приступить к своим обязанностям. Не сомневаюсь, по результатам ваших работ, вас ждут правительственные награды.
               Через год, начальнику отдела новых вооружений, подполковником Буховец, было представлена новая модель снайперской винтовки, работающая на новом принципе. Результаты испытаний были приложены к данной винтовке. Краткая характеристика сводилось к тому, что начальная скорость пули, выпущенная из такой винтовки, составляла около 11 километров в секунду! Это почти в 13 раз превышало начальную скорость пули, выпущенную из снайперской винтовки Драгунова! Выстрел из такой винтовки был почти бесшумный и без выброса пороховых газов. Боеприпасы к такой винтовки не нуждались в патронах с пороховым зарядом. Генерал-майор с восхищением осмотрел новую винтовку, а после беглого просмотра технической документации, расплылся в довольной улыбке.
- Ну вот, подполковник Буховец, поздравляю с изобретением нового оружия! Мне видится огромная перспектива использования принципа гравитационного удара. Кстати, а чем сейчас занимается инженер Соколов? – неожиданно задал вопрос генерал-майор.
- Инженер Соколов работает над созданием кристаллов повышенной мощности гравитационного удара. Такое оружие может быть эффективно использовано в воздушно-космических войсках. Так же есть планы использовать гравитационные удары в мирных целях, но это пока в перспективе.
- Прекрасно! Отлично! Мне нравится ваше настроение и оптимизм, Пётр Сергеевич! Надеюсь, в скором будущем у нас будет мощное вооружение, основанное на новом принципе. Никакие враги не посмеют даже косо посмотреть в нашу сторону! О разработках вашей лаборатории…, нашей лаборатории, будет доложено министру обороны и руководителю государства. Абсолютно уверен, что под ваши работы будет выделено дополнительное финансирование. Так что, Пётр Сергеевич, мои поздравления! А ещё советую вам подумать о работе над докторской диссертацией! Научного руководителя я вам подыщу, в этом не сомневайтесь. На этом у меня всё и ещё раз огромное спасибо за ваш самоотверженный труд!

23.02.2021