class="wide-page">
Глава 26

 
               - Подождите, Генри, я где-то свою шапку обронил, - сказал Женька, похлопывая себя по всем карманам.
               - А я видел, что ты в ней на скалу лазил, - заметил Кулаков.
               - Точно! Я её снял наверху, наверно, там и оставил. Я сейчас мигом слетаю, не пройдёт и минуты, - Женька развернулся и полез на вертикальную скалу, - Нашёл! Здесь лежала, - Женька помахал шапкой сверху Кулакову.
               - Осторожно, Женя, мне кажется, что кусок скалы, где ты стоишь, качается, - предупредил Кулаков Женьку.
               - Где? Здесь? – Женька отступил на шаг и топнул правой ногой в то место, где только что стоял.
               Огромный камень, размером с большой чемодан, вдруг отделился от вертикальной скалы и полетел вниз. Кулаков даже ничего не успел сообразить. Только мысленно проследил траекторию падающего валуна и определил, что тот ударится как раз в то место наклонной скалы, куда упирается выходящий из ниши зелёный луч. Но валун, пролетев пару метров, неожиданно завис в створе между скалами. Кулаков и Женька смотрели с неподдельным удивлением на висящий валун. Однако валун не висел, он очень медленно падал. Было совершенно непонятно: то ли для Кулакова с Женькой время стало лететь с бешеной скоростью, то ли для падающего камня время замедлилось в несколько сотен раз. У Кулакова мелькнула мысль, подойти к камню и попробовать его оттолкнуть в сторону, чтобы он не ударился о поверхность наклонной скалы. Он даже уже начал двигаться в сторону расщелины между скал. Как вдруг, от вертикальной скалы, в том месте, где должна открываться ниша, в сторону падающего валуна, проскочила искра, похожая на высоковольтный электрический разряд или небольшую молнию. Послышался негромкий хлопок и валун исчез, не оставив после себя никаких следов. Ни пыли, ни дыма, вообще ничего!
               - Что произошло, Генри? Мне сверху было плохо видно? – спросил взволнованный Женька, склонившись с верхушки скалы.
               - Я и сам ничего не понял. Такое впечатление, что скалы сами ликвидировали потенциальную угрозу своей целостности. Короче, из вертикальной скалы там, где должна открыться сегодня ночью ниша, в сторону падающего камня, был произведён разряд энергии, непонятно какой природы. Этот разряд уничтожил валун, не оставив от камня никаких следов. Давай, спускайся, пока ещё что-нибудь не уронил сверху. Будем думать, что произошло, - спокойно сказал Кулаков.
               - Почему камень отвалился? Я же до этого там был и ничего не заметил, - стал сокрушаться Женька, спустившись с верхушки скалы.
               - Может ничего заметного и не было, потому и не увидел. Мне кажется, что всё-таки молнии в скалы попадали и появились незаметные глазу трещины. Ну, это не столь существенно. Вполне обычное явление для гор. А вот то, что произошло потом…, это нормальной логике не поддаётся, - успокаивая того, произнёс Кулаков.
               - Такой огромный камень и вдруг…, замедлил своё падение. А потом и вовсе бесследно исчез. Совершенно непонятно, - недоумевал Женька.
               - Ладно, пошли к палатке, всё равно пока здесь делать нечего. Сам видишь, от упавшего валуна даже пылинки не осталось, - Кулаков очередной раз повернулся к таинственным скалам спиной и направился к палатке.
               Вернувшись к палатке, оба долго молчали. Каждый думал о чём-то своём.
               - А всё же, что произошло, Генри? – не выдержав долгого молчания, спросил Женька.
               - Вот и я думаю, что произошло, но ещё ничего вразумительного не придумал. Странно и непонятно. Ну, вообще-то от этих таинственных скал можно ожидать что угодно. Мы и так с тобой сегодня столько загадочного и таинственного обнаружили возле этих скал, что одной загадкой больше, одной меньше, ничего не значит. Хотя, кое-какие соображения, вернее сказать, предположения у меня всё-таки есть, - с какой-то надеждой на объяснение, сказал Кулаков.
               - Интересно послушать ваши предположения, - с готовностью откликнулся Женька.
               - Ну, да-да, попробую развить мысль, может, что-то и получится, - с задумчивостью произнёс Кулаков, - так вот, Женя, занимаясь много лет загадками этих скал и подобных таинственных скал, находящихся в других горах, мне пришлось ознакомиться с основами астрофизики, космологии, квантовой механики и другими прикладными науками физики. Конечно, я не так глубоко изучал все эти науки, как, допустим, студенты в университетах, но всё же, кое-какие труды известных мировых учёных мне пришлось обстоятельно проштудировать. В данном случае произошло нарушение, как минимум, одного из двух основных законов Вселенной. Или же нарушились оба закона - законы гравитации и времени.
               - Что-то до меня не совсем доходит, - растеряно заявил Женька.
               - До меня тоже ещё не совсем дошло. Я исхожу из того, что видел. И так, что мы имеем, точнее сказать, имели? Падающий валун с верхушки скалы начал своё движение вниз по всем законам физики. Однако попав в створ загадочных скал, валун замедлил, причём очень сильно, своё падение. Это могло произойти в двух случаях. Первое: нарушился закон всемирного тяготения. Гравитация полностью не исчезла, но ослабла до такой степени, что огромный камень падал, как пушинка. Поэтому и замедлилось его падение. Второе: каким-то образом изменилось течение времени. Либо время для падающего камня сильно замедлилось, либо для нас с тобой - побежало в сотни раз быстрее. Поэтому мы наблюдали медленное падение камня. Ни первую версию с гравитацией, ни вторую версию со временем, проверить мы не сможем. Для понимания этих процессов у нас нет достаточной теоретической подготовки, не говоря уже о практической стороне дела, - Кулаков вновь задумался, а Женька не стал нарушать ход мыслей старшего товарища, - следующий момент, - Кулаков встрепенулся, - исчезновение валуна. Тут более или менее понятно. Скалы накануне открытия ниши не должны быть повреждены. Сработал какой-то неведомый защитный механизм, который ликвидировал опасность. В данном случае, материя в виде большого камня, аннигилирована, то есть – уничтожена! Закономерный вопрос, куда девалась энергия этой аннигиляции? Ведь мы же не видели, ни яркой вспышки, ни громкого звука, вообще ничего! Только негромкий хлопок. Я думаю, если и была выделена какая-то энергия, её поглотили скалы. Вот, это моё предварительное предположение о том, что случилось. Ты хочешь что-нибудь дополнить? – спросил он Женьку.
               - Не думаю, что я смогу что-то дополнить. Я хоть и понимаю кое-что в технических вопросах, но не настолько, чтобы тягаться с вами. Действительно, здесь столько загадок и тайн, что даже маститым учёным придётся хорошо поломать голову. Нет, я ничего дополнить к вашим объяснениям не могу, - расписался Женька.
               - Тогда давай немного полежим, если получится, то поспим до ужина, а после ужина, пока светло, ещё раз поднимемся к скалам, - предложил Кулаков, - мы же так и планировали до обеда.
               - Давайте попробуем, только мне кажется, что я спать не смогу, слишком много информации поступило за последние сутки и вся она какая-то непонятная. Вроде, что-то есть, о чём можно было бы подумать, а в то же время…, даже не знаешь, о чём надо думать, - философски изрёк Женька.
               - Вот и попробуй! Залазь в палатку, в спальник, закрывай глаза и думай! Может, заснёшь и во сне тебе приснится какое-нибудь решение, как химику Менделееву его таблица, - пошутил Кулаков.
 
*****
 
               Без пяти семь утра служебная машина Рустама подвезла Генку и Тима к дому Сердара. Во его дворе уже стояли навьюченные лошади, а люди Сердара ходили от одной лошади к другой, поправляя поклажу. В семь часов утра, как и договорились, караван тронулся в путь. В этот раз караван двигался быстрее и к леднику подошёл на третий день пути. На ледник, туда где раньше ставили базовый лагерь, поднялись к полудню третьего дня. Разгрузив лошадей, двое помощников Сердара повели их вниз, к небольшому кишлаку на слиянии двух горных речек. На следующий день, ближе к обеду, они должны были вернуться в базовый лагерь. После разбивки лагеря, Генка с Сердаром в большой палатке сели обсудить дальнейший план экспедиции.
 
Кишлак на слиянии двух горных речек
 
               Генка предложил в этот раз установить только один промежуточный лагерь после второго ледопада, там, где устанавливали палатку в прошлом году летом. С этого лагеря, Генка с Тимом поднимутся к скалам, заберут тело погибшего товарища и спустятся опять в промежуточный лагерь. От скал к промежуточному лагерю, тело Мервина Генка и Тим спустят без всяких проблем. Там не очень сложный горный рельеф, к тому же накануне выпал свежий снег и контейнер без всякого труда, как на санках, спустят до промежуточного лагеря. На установку промежуточного лагеря завтра наверх пойдут два помощника Сердара и там, в установленной палатке, переночуют. Послезавтра Генка с Тимом поднимутся к промежуточному лагерю, а помощники спустятся вниз. Генке и Тиму предстоит провести две ночи в промежуточном лагере. После второй ночёвки, Генка с Тимом начнут дальнейший спуск к ледопаду. Возле ледопада их должны будут встретить помощники Сердара и помогут транспортировать контейнер через два ледопада. После ночёвки в базовом лагере, Генка, Тим, Сердар, и кто-нибудь из его помощников, рано утром отправляются в Читрал. Сердар двух-трёх своих людей оставит, для снятия промежуточного и базового лагеря. Итого, без учёта сегодняшней ночи, на всю операцию отводится четверо суток. Такой план работы предложил Генка. Сердар с этим планом согласился и вышел из палатки отдать распоряжение своим помощникам.
               Погода на следующий день была прекрасной: морозное утро и на небе ни одного облачка. Ветер лишь изредка полоскал палатки. Двое помощников Сердара рано утром ушли наверх, для установки промежуточного лагеря. Генка с Тимом, после завтрака, тоже решили не сидеть в базовом лагере, а пойти к ледопаду и, по возможности, обработать маршрут. Взяли несколько верёвок, ледовые крючья и пошли по свежим следам, прошедших рано утром помощников Сердара. На первом ледопаде провозились с навешиванием перил до самого обеда. Зато преодоление ледопада, особенно при транспортировании контейнера с телом Мервина вниз, по обработанному маршруту должно было быть гораздо легче. Спустившись в лагерь, Генка увидел, что уходившие вниз люди Сердара, уже вернулись. Сердар с оставшимся помощником, приготовили для всех присутствующих в лагере шикарный обед.
               После обеда, Сердар связался по рации с теми, кто ушёл наверх. Оказалось, что они только что поднялись и устанавливают палатку. Генка посмотрел на часы и сразу же прикинул, сколько им понадобилось времени на подъём. Получалось, что-то около восьми часов. Примерно на это время он и рассчитывал. С учётом того, что он сегодня с Тимом обработал часть пути, завтра, возможно, на подъём в промежуточный лагерь у них уйдёт меньше времени. Генка предложил Тиму уже сегодня уложить в рюкзаки всё необходимое снаряжение и приготовиться к завтрашнему выходу. Пока всё шло по намеченному плану.
               Когда следующим утром они проснулись, в большой палатке их уже ожидал горячий завтрак. Плотно позавтракав, двое мужчин взвалив на плечи рюкзаки пошли в сторону ледопада. Первый ледопад по обработанному маршруту, прошли быстро, без всяких помех. Подходя ко второму ледопаду, они встретили спускающихся людей Сердара. Пока отдыхали, Генка в разговоре с носильщиками успел выяснить, что они сегодня обработали маршрут на втором ледопаде. Скорее всего, Сердар по рации им сообщил, что Генка и Тим обработали нижний ледопад и попросил своих людей сделать то же самое с верхним ледопадом. Это обстоятельство очень обрадовало Генку. Действительно, через второй ледопад они прошли намного быстрее, чем планировали. Получился, в общей сложности, выигрыш часа в два. Солнце стояло ещё высоко, когда Генка и Тим подошли к установленной палатке. Ветра не было, а солнце ласково пригревало даже на этой высоте. До таинственных скал от промежуточного лагеря оставалось совсем немного. Максимум часа три-четыре спокойного подъёма.
               Пока солнце не село, они начали устраиваться в палатке. Затем Тим поблизости обнаружил небольшой ручеёк, который образовался от таяния снега, под действием прямых солнечных лучей. Набрав воды для чая, разожгли примус и с удовольствием попили горячий, ароматный чай. Только солнце скрылось за соседними вершинами, стало быстро темнеть и холодать. Журчащий неподалёку ручеёк затих, но Тим успел набрать котелок воды до того, как ручеёк замёрз. Набранную воду перелили во фляжки и спрятали в спальные мешки, чтобы к утру для завтрака у них была вода. Процедура добывания воды из снега процесс длительный и не очень-то продуктивный. Когда человек находится длительное время на высотах свыше 5500-6000 метров над уровнем моря, организм обезвоживается, кровь сгущается. Сердце с трудом проталкивает через кровеносные сосуды густую кровь. Опытные альпинисты высотники настоятельно рекомендуют пить не менее 4-х литров жидкости в сутки. Так что, запасённая вода, лишней никогда не будет.
               - Ночью температура может упасть градусов до 20, а то и 30 мороза, - сказал Генка, потом немного подумав, добавил, - по Цельсию.
               - На Мак-Кинли было холодней, - откликнулся Тим.
               - Да, там и ветер был сильней, - поддакнул Генка.
               - У нас хорошее снаряжение, не замёрзнем. Если уж на Мак-Кинли не замёрзли, то здесь мы замёрзнуть не должны, - заметил Тим.
               - Я ни разу здесь не был в это время года, поэтому не могу сказать что-то определённое. Но и летом, здесь было ночью морозно. Хотя, в последний раз мы были в таком возбуждённом состоянии, что про ночной холод я уже ничего и не помню, - сказал Генка, - ладно, посмотрим, что будет ночью. А вообще-то, это даже хорошо, что похолодает. Днём, выпавший снег на солнце немного подтает, а ночью его прихватит морозом. Пойдём наверх, как по асфальту. Проваливаться не будем. К тому же, у нас с собой и груза большого не будет. Только контейнер, да чуть продуктов на обед возьмём. А вниз спускаться нам поможет «волшебный» треугольник. Ты про него не забыл? Нам же его нужно испытывать, - уже на шутливый тон перешёл Генка.
               - Да, было бы хорошо, если бы он нам помог, - мечтательно произнёс Тим.
               - Поможет, обязательно поможет, я в это верю, - заверил его Генка.
               Ночью было холодно и тихо. Ветра, практически, не было. Генка был прав. Выпавший дня три назад свежий снег прихватило морозом, и он превратился в крепкий наст. Утром подниматься по такому снежному насту было не очень трудно. Немного тяжело было дышать, сказывалась высота, а хорошо акклиматизироваться Генка с Тимом ещё не успели. Одно успокаивало - до таинственных скал было не так далеко и задерживаться долго возле них они не собирались. Из промежуточного лагеря путешественники вышли около 9 часов утра, и уже часам к 12 подошли к таинственным скалам. Немного отдышавшись, Генка подошёл к кучке камней, запорошённых снегом.
               - Здесь мы Мервина похоронили, - тихо сказал Генка, - надо извлечь тело и упаковать в контейнер, пока солнце не стало припекать. Прямые солнечные лучи, даже на такой высоте, греют хорошо.
               На извлечение тела Мервина из-под камней ушло минут десять. Как только сняли верхние камни и показалось тело Мервина, Генка остановил Тима. Ему захотелось проверить свою догадку насчёт того, почему неожиданно поднялся в воздух Мервин. Осторожно повернув тело, он обнаружил на спине Мервина два прилипших к куртке кристаллика.
               - Я был прав. Мервина подняли в воздух три случайно прилипших кристаллика к его куртке на спине. Вот два из них. А третий, по всей видимости, в силу каких-то обстоятельств отвалился и Мервин рухнул с 15-ти футовой высоты. Почему его подняло на такую высоту, ты можешь ответить сам, раз занимался этой проблемой с кристалликами, - сделал вывод Генка, - теперь давай аккуратно тело упакуем в контейнер и закроем.
               - Можно я поищу кристаллики в расщелине между скал, может, там ещё что-то осталось? – спросил Тим, когда закрыли контейнер.
               - Попробуй, только недолго. Время у тебя есть, пока я к контейнеру репшнуры прикреплю, да наш «волшебный» треугольник. Хотя я не очень уверен в том, что ты что-то найдёшь. Больше года прошло, а ветер здесь бывает ураганный. Унесло все кристаллики. Но, если найдёшь, то это будет очень даже здорово! Вот два кристаллика с куртки Мервина снял…, а тут, кажется, ещё что-то есть, - Генка стал рыться в камнях, где лежало тело Мервина, - Точно! Ещё три кристаллика нашёл. Давай Тим, может и тебе повезёт.
               Генка начал прикреплять репшнуры к контейнеру, а Тим направился в расщелину между скал. После закрепления репшнуров к контейнеру, Генка достал свой «волшебный» треугольник и тоже закрепил его на верхней части контейнера. Осталось только отрегулировать треугольник на подъём контейнера. Генка недолго подбирал оптимальное положение подвижного кристаллика в треугольнике. Отрегулировал так, чтобы контейнер от земли поднимался не больше, чем на метр. Так было удобно и транспортировать контейнер и, в случае необходимости, легко дотянуться до «волшебного» треугольника, чтобы отключить его действие. В этот момент из расщелины между скал донёсся радостный возглас Тима, который возвещал об удачном поиске кристалликов.
               - Мистер Кулен, мистер Кулен! Я нашёл целую пригоршню зелёненьких кристалликов! Здесь, между камнями, в небольшом углублении! – прокричал Тим от скал.
               - Повезло тебе, Тим! У тебя пакетик с собой есть? – спросил Генка.
               - Да, конечно! Я сейчас всё соберу, - ответил Тим.
               Кристалликов, действительно, оказалась целая пригоршня. Примерно столько же, сколько в данный момент находилось в лабораторном сейфе. Тим ещё минут двадцать перебирал камни в расщелине, но больше ничего не нашёл. Тим отдал пакет с кристалликами шефу. Генка добавил в пакет найденные свои кристаллики и надёжно упаковал в рюкзак.
               - Ну что? Нам пора спускаться, - сказал Генка, - давай потренируемся, как нам лучше транспортировать контейнер. Видишь, контейнер уже висит в ожидании! Крепи конец репшнура к своей грудной обвязке, а я второй конец к своей прикреплю. Так и пойдём в связке, ты впереди, а я позади. Думаю, что спускаться нам будет гораздо легче и быстрее. Ведь для нас контейнер, практически, ничего не весит! Только осторожно, Тим, не упади на крутых участках спуска.
               - Всё нормально, мистер Кулен, не беспокойтесь. Я готов, мы можем уже идти, - предложил Тим.
               - Давай, пошли, сначала не спеши, а там приспособимся, - сказал Генка.
               Транспортировать контейнер было легко и просто. Спуск, к промежуточному лагерю занял не больше двух часов времени. Солнце ещё освещало палатку, но уже клонилось к закату. Возле палатки Генка «выключил» треугольник и контейнер опустился на землю. Тим, не теряя времени, побежал набирать воду в ещё не замёрзшем ручейке, а Генка стал закреплять контейнер, чтобы он не скатился вниз. Пока готовили ужин, стемнело и похолодало. Ужинали в палатке. После ужина из неё вылезать совсем не хотелось. Однако Генка всё равно вылез для того, чтобы немного приоткрыть контейнер с телом Мервина. Ночью ожидался мороз и ему хотелось сильнее охладить тело Мервина. Сильнее, чем это было в тот момент, когда тело Мервина упаковывали в контейнер. Такая предосторожность позволяла гарантированно доставить замороженное тело Мервина в Читрал.
               - Завтра транспортировать контейнер вниз будет труднее, - сказал Генка, залезая в палатку.
               - Почему? – искренне удивился Тим, продолжая убирать посуду после ужина.
               - Ты что, совсем забыл? Два ледопада предстоит преодолеть, а контейнер-то тяжёлый! Не меньше 80 килограммов будет. Ну, до ледопада ещё, куда не шло, можно будет дотащить, а там, я надеюсь, помощники Сердара подтянутся. Кстати надо выйти на связь с Сердаром, - забеспокоился Генка, доставая рацию.
               - А что, мы треугольником пользоваться больше не будем? – с детской наивностью опять спросил Тим.
               - Тим, нам категорически запрещено показывать посторонним людям, что может делать треугольник! Я и так еле-еле выпросил у мистера Дэвиса разрешения взять этот треугольник с собой, для пробы. Он разрешил, но вот с таким условием. Так что завтра мы наш «волшебный» треугольник из рюкзака доставать не будем. Тяжело, но что поделаешь: нельзя - значит нельзя, - объяснил Генка.
 

Глава 26 - продолжение