class="wide-page">
Глава 36

 
              
             То ли от оглушительного рёва чудовища, то ли по каким-то другим причинам, вязкая среда, наполнявшая нишу, внезапно исчезла. Кулаков в обнимку с Антоном выкатился из неё прямо на гладкую, наклонную поверхность скалы. Верёвка, натянутая Женькой, сыграла роль пружины. Когда Кулаков выкатывался из ниши, каким-то невероятным усилием он дотянулся ногой до надувного матраса и пнул его. Матрас, находящийся в створе ниши, описал небольшую дугу и влетел внутрь, как раз в открытую пасть чудовища. Через секунду от надувного матраса остались только маленькие клочки. Чудовищный монстр опять открыл свою огромную, клыкастую пасть и, по всей видимости, издал опять оглушительный рёв. Однако снаружи этот рёв уже не был слышен. Чудовище кидалось в проём ниши, но невидимая преграда не давала ему покинуть свою клетку.
Оно ещё несколько минут металось внутри и, наконец, прилипло к внутренней поверхности ниши, превратившись в огромное отражение Антона. Отражение мило улыбалось и, как будто, приглашало людей вновь вернуться в каменную ловушку. Тем временем Кулаков уже поднялся на ноги и пытался помочь подняться Антону. Женька поспешил на помощь Кулакову. Вдвоём, кое-как, подняли Антона на ноги. Тот, всё ещё находился в каком-то трансе. Все его движения были вялыми, а взгляд - отрешённый.

              Рассвет ещё не наступил, но в расщелине между скал было светло, как днём. Вначале ни Кулаков, ни Женька не обратили на это внимания, видимо полагая, что свет идёт из ниши. Но когда подняли Антона на ноги, увидели у него в руке какой-то предмет, похожий на небольшой цилиндр. Яркий свет исходил от этого цилиндрика, освещая всё вокруг ярким, слегка зеленоватым, светом. Антон уже твёрдо стоял на ногах, а взгляд его стал осмысленным. Он с удивлением смотрел на Кулакова, явно не понимая, кто стоит перед ним. Потом перевёл взгляд на Женьку и опять на Кулакова.
              - Вы кто? – наконец он выдавил из себя.
              - Сложный вопрос ты задал Антон, - ответил Кулаков, - но я постараюсь на него внятно ответить.
             - Генка! Ну, это же ты! Я узнал твой голос, но почему ты так выглядишь, как будто тебе уже лет 50? А кто это с тобой? – начал сыпать вопросами Антон.
             - Тише, тише, Антон! Успокойся! Не надо так нервничать. Всё узнаешь и поймёшь. Дай-ка для начала я тебя обниму, ведь мы так давно не виделись, - с дрожью в голосе сказал Кулаков, обнимая Антона.
             Кулаков Геннадий Петрович и Горин Антон Владимирович крепко обнявшись молча стояли в расщелине между скал, и каждый думал о чём-то своём. Странный цилиндрик в левой руке Антона продолжал ярко светить зеленоватым светом, выхватывая из предрассветной темноты фигуры двух обнявшихся мужчин и Женьку, который так же молча наблюдал за встречей двух старых друзей. Молчаливая сцена продолжалась несколько минут, пока Кулаков, спохватившись, не разжал крепкие мужские объятия.
             - Извини, Антон, давай понаблюдаем, как закроется вход в нишу, которая была для тебя более сорока лет местом заточения, - сказал он.
             - Каких сорока лет?! – с недоверием воскликнул Антон.
             - Если точнее - 41 год ты был в этой ловушке, - с грустью сказал Кулаков.
             - Не может этого быть! – всё ещё в недоумении, возражал Антон, - я там пробыл всего несколько минут, ну, не более часа…
             - Посмотри на меня. Я бы мог так постареть за один час? А потом вспомни, ты зашёл в нишу, когда было светло, а сейчас ещё темно, четыре часа утра, - пытался Кулаков пробудить воспоминания у Антона.
             - Это что выходит, я почти сутки там пробыл, в этой пещере? – всё ещё не веря в своё длительное заточение, спросил Антон.
             - Да! Только к этим суткам добавь 41 год, - спокойно пояснял Кулаков, - вспомни, как ты вошёл в эту нишу и что потом произошло. Смотри! Вход стал мутнеть, значит, скоро ниша исчезнет и останется только гладкая стена. А что это у тебя за светящийся предмет в руке? Где ты его подобрал?
             - Не знаю. Там, внутри, наверно, - неуверенно ответил Антон.
             - Ладно, об этом предмете потом, давай понаблюдаем за тем, как будет исчезать ниша, - предложил Кулаков.
             Вход постепенно становился непрозрачным. Не было уже ни монстра, ни отражений на внутренних поверхностях ниши. Сама она, как бы наполнялась туманом и вскоре очертание входа совсем исчезло. Осталась гладкая, полированная стена, в которой отражался свет цилиндрика в руке Антона.
             - Вот и всё! Вход в твою темницу закрылся. Ты был пленником, или заложником, каких-то неизвестных нам сил. Я сорок лет пытался разгадать эту загадку, но только приоткрыл узенькую щель, через которую, к сожалению, ничего не разглядишь. Я тебе потом всё подробно расскажу. Сейчас хочу тебя познакомить с инструктором туристского комплекса «Карабастау», моим новым другом, Ефимовым Евгением, - Женька шагнул из-за спины Кулакова навстречу Антону и протянул руку для приветствия, - а это Антон Горин, мой старый товарищ и друг, - представил Кулаков друг другу двух молодых людей, - теперь, мои друзья, давайте собираться в дорогу. Кстати, Антон, дай-ка мне твой необычный фонарик, хочу его разглядеть, - попросил он у Антона странный предмет, который тот ещё продолжал держать в руке.
             - Да, Гена, конечно, пожалуйста, вот, - Антон протянул ему загадочный цилиндрик.
             Кулаков взял цилиндрик из рук Антона и откуда-то из внутреннего кармана достал портативный дозиметр, похожий на обыкновенную шариковую ручку, только, может быть, чуть толще. Дозиметр на светящийся цилиндрик никак не отреагировал. Кулаков спокойно убрал дозиметр во внутренний карман куртки и стал разглядывать светящийся предмет. Цилиндрик был сантиметров пять в диаметре и длиной сантиметров 17. Он прикинул цилиндрик на вес – он был невесом. На ощупь был гладкий и слегка тёплый, скорее всего, хранил тепло рук Антона. Ему показалось, что этот цилиндрик чем-то похож на зелёные кристаллики, некоторое количество которых, всё ещё хранились у него на работе в сейфе.
             Антон ещё до конца не пришедший в себя, не отрываясь молча смотрел на своего друга. Он никак не мог поверить, что стоящий перед ним пожилой человек, это Генка Кулаков, с которым он не раз ходил в походы, ночевал в одной палатке, ел кашу из одного походного котелка. Однако голос, манера разговаривать, движения, всё было как у его старого друга Генки. Если посмотреть на него сбоку, или со спины, то это прежний Генка, умный и рассудительный. Вот только волосы совсем белые и слегка поредели, но когда он в вязаной шапочке, то это он, старший товарищ и друг.
             Кулаков закончил разглядывать странный предмет, поднял глаза и посмотрел на Антона. Тот стоял неподвижно, с задумчивым выражением лица. Кулаков улыбнулся, приблизился к Антону и вновь крепко-крепко обнял его.
             - Всё, Антон, я нашёл тебя! Главную цель своей жизни я выполнил. Теперь осталось адаптировать тебя к новой жизни. Постараюсь всё сделать, чтобы ты не чувствовал себя чужим в нашем времени. За сорок лет всё так изменилось. У тебя будет много вопросов, но я буду с тобой рядом и отвечу на них. Всё будет хорошо, – он незаметно смахнул слезу и отпустил Антона, - давайте, друзья собираться, уже светает и нам сегодня надо добраться до туристского комплекса. Запасного спальника у нас нет, а без спальника ночевать в горах, хоть и в палатке, достаточно прохладно.
             - А что, турбазы «Озеро Иссык» уже нет? – растеряно спросил Антон.
             - К сожалению, турбазы с таким названием уже давно нет, - ответил Кулаков, - да что там говорить, сам всё сегодня вечером увидишь. Многого чего уже нет. Можешь не поверить, но и страны, под названием «Советский Союз», тоже уже не существует! Ладно, пойдём, будем внедрять тебя в нашу суровую действительность. Кстати, вот твой ледоруб, - Кулаков поднял лежащий возле скал ледоруб и протянул Антону, - а вот и твой походный нож, - Кулаков отстегнул от пояса нож, - так что все твои вещи целы. Конечно же, жду от тебя рассказа, как ты умудрился выкинуть их из ниши.
             Небо слегка посветлело - близился рассвет. Загадочный фонарик продолжал ярко светить, освещая всё вокруг на несколько десятков метров. Женька под освещение необычного фонарика, собирал снаряжение. Кулаков ещё раз зашёл в расщелину между скал и потрогал их гладкие поверхности. Каких-либо следов исчезнувшей ниши не обнаружил. Антон безучастно стоял возле скал с ледорубом в руках. Видимо он до сих пор не мог осознать тот факт, что его не было в этом мире более сорока лет. Он то смотрел на Кулакова, пытаясь в человеке почтенного возраста узнать своего друга – Генку Кулакова, то на Женьку, которого он сегодня увидел в первый раз.
             - Генри! Я всё собрал, - окликнул Кулакова Женька.
             - Генри? – встрепенулся Антон, - Почему Генри?
             - Антон, по независящим от меня обстоятельствам, о которых я тебе позднее подробно расскажу, в данный момент имею паспорт гражданина США, на имя Генри Кулена. Евгений знает меня именно под этим именем, потому он ко мне так обратился. Боюсь, что тебе тоже придётся привыкать к моему новому имени, так диктуют обстоятельства, в которые мы с тобой попали, - пояснил друг.
             - Действительно Антон, мне Геннадий Петрович за то время, что мы находимся с ним в горах, рассказал про свою удивительную жизнь, полную абсурда и приключений. Надеюсь, Геннадий Петрович подробно опишет тебе все свои жизненные приключения, начиная с того момента, когда за тобой закрылся вход в странную нишу, - поддержал его Женька.
             - Всё, ребята! Пошли к палатке, пора собираться, - скомандовал Кулаков, - нам к вечеру надо спуститься к озеру Иссык.
             Впереди зашагал Женька, за ним следом пошёл Антон, Кулаков замкнул шествие. Пока Кулаков с Антоном собирали палатку и приторачивали её к Женькиному рюкзаку, Женька вскипятил котелок воды и заварил крепкий, ароматный чай. Наскоро позавтракав и упаковав посуду, Кулаков с Женькой подошли к своим рюкзакам с намереньем взвалить их на плечи.
             - Гена! Давай я твой рюкзак понесу, - попросил Антон, - всё-таки я моложе.
             - К сожалению, Антон, должен тебе отказать, - мягко возразил тот, - после твоего многолетнего плена я не могу гарантировать, что у тебя всё в порядке со здоровьем. Ты этого можешь сам не замечать. Возможно у тебя всё нормально и нет никаких проблем, но на первых порах, я бы не хотел подвергать твою жизнь опасности. Женя пойдёт впереди, ты за ним, а я пойду последним и буду внимательно за тобой наблюдать. Если вдруг почувствуешь головокружение или слабость, немедленно останавливайся и садись. Мы рядом с тобой и обязательно поможем тебе. Договорились! – он похлопал Антона по плечу, как бы успокаивая его нервы.
             Подъём на гребень, идущий на перевальную вершину «Связной», был несложный. Да и движение по гребню до самой вершины не представляло особой трудности. Уже через полчаса после выхода с бивуака все трое, с первыми лучами солнца, стояли на вершине. На небе не было ни облачка, видимость отличная. Прямо под ногами внизу, открывался великолепный вид на ущелье Тескен-Су.
             - А вон перевал «Выпускников»! – восторженно воскликнул Антон, показывая рукой вниз.
             - Да, это перевал «Выпускников», - подтвердил Кулаков, - к нему и будем спускаться. Женя, доставай верёвку, опять будем перила навешивать. Снег или растаял, или его сдуло, но наши ступени, по которым мы поднимались, ещё видны. Попробуем ими воспользоваться, чтобы не рубить новые.
             Ледовый участок, шириной метров в 25, первым преодолел Женька. Следом за ним спустился Антон. Вслед за Антоном спустили рюкзак Кулакова, а уж затем, со всеми предосторожностями налегке, спустился Кулаков. Самый сложный участок маршрута был преодолён. Далее по контрфорсу спустились на морену, миновали огромный валун, возле которого несколько раз делал ночёвку Кулаков, преодолели крутой спуск с языка древней морены и оказались у родничка, чуть выше перевала «Выпускников».
             На этой небольшой полянке решили немного перекусить. Хотя никто из троих не испытывал чувства голода, но всё же решили попить крепкого чая. Время показывало два часа дня и до туристского комплекса оставалось не более трёх часов ходу. Антон на привале оживился. Никаких неприятных ощущений в своём организме он не испытывал. Радовался солнцу, горному воздуху, улыбался и внимательно разглядывал окрестности. Правда, иногда садился, смотрел в землю и как будто что-то старался вспомнить.
             Группа из трёх человек спустилась к туристскому комплексу «Карабастау» часам к пяти вечера. У администратора комплекса Кулаков заказал двухместный номер и с Антоном пошёл устраиваться в гостинице. Женька убежал выяснять вопрос с ужином, пообещав скоро вернуться и известить мистера Кулена и Антона о предстоящих вечером мероприятиях. Внешний вид туристского комплекса «Карабастау» был совершенно непохож на старую, добрую турбазу «Озеро Иссык». По всей видимости, только здесь наконец-то до Антона дошло, что он попал в совершенно другую эпоху.
 
 
Современный вид озера Иссык
 
             Пока Антон устраивался в номере, Кулаков сходил ещё раз стойке администратора и позвонил Симакову, а также забрал свои личные вещи из камеры хранения. С Васильичем он по телефону долго не разговаривал. Только сообщил, что поход прошёл удачно и завтра он вместе с Антоном, нагрянет к нему в гости. У администратора Кулаков поинтересовался, можно ли заказать на утро машину, чтобы она отвезла двух человек в город. Получив утвердительный ответ - сделал соответствующий заказ и отправился в свой номер.
             В номере Кулакова ожидал Женька, который сообщил, что он заказал столик на троих человек в ресторане на 8 часов вечера. Кулаков похвалил его за расторопность, и пригласил его присесть к небольшому письменному столу для разговора.
             - Я вот что подумал Женя. Свою работу ты выполнил очень хорошо. Можно сказать – на отлично! Всё, что я намечал сделать, у меня получилось. Ты мне в этом здорово помог. Поэтому я решил отблагодарить тебя за твой нелёгкий, и я бы сказал, опасный труд. И прошу без возражений! – он пресёк Женькину попытку воспротивиться, - Я так решил – значит, так оно и будет, - отрезал он, - Что мы имеем? Пять суток похода, в котором инструктор Ефимов Евгений работал 24 часа в сутки. Умножаем 24 часа на пять суток, получается 120 часов работы, - Кулаков на листочке бумаги делал нехитрые расчёты, - и за каждый час работы необходимо заплатить, - он продолжал вслух рассуждать, - возьмём тарифную ставку долларов 16 в час, итого получится 1920 долларов. Округляем эту цифру до 2000, и достаём требуемую сумму, - Кулаков достал из своего бумажника 20 стодолларовых купюр, и положил на стол перед Женькой.
             - Генри! Вы что? Хотите, чтобы меня с работы уволили?! – возмутился тот.
             - С каких это пор в вашей стране начали увольнять за подарки? Мне кажется, что ты не являешься высокопоставленным чиновником, которому могли бы вменить получение взятки. А потом, зачем тебе докладывать своему начальству, что тебя отблагодарил клиент? Я не вижу никаких проблем. Подарок есть подарок, а я с тебя никаких расписок не требую. Ты мне здорово помог. Я за хорошую работу привык хорошо платить. Так что забирай свой подарок, и ни о чём не беспокойся. Я тебя твоему начальству сдавать не собираюсь, - засмеялся Кулаков.
             - Ну, ладно, - замялся Женька, - тогда сегодня в ресторане я вас угощаю.
             - Возражать не буду, угощение за тобой, - Кулаков подвинул кучку денег ближе к Женьке, - но у меня к тебе будет небольшая просьба.
             - Какая? – встрепенулся Женька.
             - Не бойся, - по-своему понял его тревогу Кулаков, - с деньгами разговор закончен. Я бы хотел у тебя попросить какую-нибудь одежду для Антона. Всё-таки неприлично идти в ресторан в штормовке и в триконях. А у тебя с Антоном одна комплекция. Моя одежда ему тоже бы подошла, но у меня нет запасной одежды. Спустимся в город, там я его одену, но сегодня для него мне негде её взять.
             - Не вопрос, - оживился Женька, - вы пока принимайте душ, а я сейчас вам всё раздобуду, - и с какой-то опаской взял деньги со стола, сунул их в карман и исчез за дверью.
             - Ну что Антон? Давай в душ! Смой с себя многолетнюю пыль и, возможно, пыль других инопланетных цивилизаций. Вот полотенце, бритвенные принадлежности, - Кулаков протянул Антону необходимые вещи, - будут вопросы, задавай!
             - Всё понятно, Гена. Ты со мной возишься, как с маленьким мальчиком. Я уже понял, что попал в крупную передрягу, из которой не так-то просто выйти. Буду слушаться тебя во всём. Вижу, что тебя жизнь многому научила и ты плохого не посоветуешь. Ладно, пойду смывать инопланетную пыль, - пошутил Антон.
             - Твой оптимистический настрой вселяет определённые надежды на твоё будущее. Хотелось, чтобы у тебя всё образовалось, - Кулаков приоткрыл дверь в душ, и подтолкнул туда Антона.
             Через полчаса послышался стук в дверь и в гостиничный номер ввалился Женька с целым ворохом одежды. Вечерний наряд для Антона подобрали быстро. Женька заявил, что всю одежду, которая подошла Антону, он может оставить себе и в ней поехать завтра в город. Кулаков и Антон поблагодарили его за оказанную услугу. Приближалось время ужина. Но так как на 8 часов вечера в ресторане был заказан столик, то на ужин идти никто не собирался. Решили подождать, когда заработает ресторан, чтобы спокойно, в своё удовольствие посидеть за ресторанным столиком.
             В ресторане просидели до 11 часов вечера. На троих выпили две бутылки коньяка, и когда Женька захотел заказать ещё бутылку, Кулаков его остановил. Вначале разговор вели, в основном, Кулаков и Женька. Антон молча ел, выпивал очередной бокал с коньяком и слушал, о чём разговаривали его друзья за столом. Кулаков специально не вовлекал в разговоры Антона, давая ему время для осмысления его новой жизни. Он знал, что в скором будущем того ожидают многочисленные вопросы и поэтому сейчас щадил его. Однако после первой выпитой бутылки коньяка, Антон вдруг заявил, что он кое-что вспомнил из того времени, когда он находился в каменном плену. Кулаков и Женька с нескрываемым интересом попросили рассказать его об этом.
             - Конечно же, я всё вспомнить ещё не могу, но что-то в моей одурманенной алкоголем голове стало проявляться. Попробую начать с того момента, когда я шагнул в эту странную пещеру, - начал свой рассказ Антон, - её гладкие стены, в виде параболического зеркала подсвечивались откуда-то изнутри. Создавалось впечатление, что это окна с матовыми стёклами, через которые пробивался дневной свет. Совершенно неожиданно появилось моё огромное отражение. Я оглянулся на выход из ниши и услышал, как Гена мне прокричал: «Антон! Выходи скорей оттуда! Здесь что-то не так! Давай быстро!». Я прыгнул к выходу и наткнулся на невидимую преграду. От удара о преграду я упал, быстро поднялся и вновь упёрся во что-то. Внезапно, как будто кто-то включил у меня в голове громкоговоритель: «Выход открывается один раз в несколько лет, в одно и то же время, но его может открыть только тот, кто стоит снаружи». Между тем, невидимая преграда стала мутнеть, но я успел прокричать Гене: «Вернись сюда в это же время! Они мне дали об этом знать!» Не знаю, услышал ты меня или нет.
             - Да, я успел ещё услышать начало твоей фразы: «Вернись сюда в это же время! Они мне…», и всё, вход в нишу закрылся, - подтвердил его слова Кулаков.
             - А потом наступила темнота и я потерял сознание, как мне показалось, на несколько секунд. Снова появился свет, лившийся изнутри стен ниши. Я обернулся и увидел тёмный проём выхода из ниши. Кинулся к выходу, но вновь упёрся во что-то невидимое, которое не давало мне выйти наружу. Я замахнулся ледорубом, и ударил им по невидимой преграде. К моему изумлению, ледоруб не встретив преграды, вырвался у меня из рук и полетел в наклонную скалу. Я не надел темляк ледоруба на руку. Видел, как он ударился о скалу и упал в расщелину между скал. Попробовал сам выйти из ниши, но все попытки были тщетны. Появилось опять моё огромное отражение. Отражение злорадно усмехнулось и исчезло. Я вновь погрузился в темноту на несколько секунд. Хотя я не уверен, было это несколько секунд, часов, дней…. При следующем появлении света я, уже не спеша, подошёл к выходу и постарался его как следует обследовать. На появившееся отражение не стал реагировать. Невидимая преграда была тёплая на ощупь и слегка пружинила под рукой. Я достал свой нож и попробовал ткнуть невидимую стенку, перекрывающую вход. Нож без всякого сопротивления прошёл сквозь преграду. В слабом свете, исходящим из ниши, я не увидел своего ледоруба, который должен был лежать между скал. Как ни вглядывался, но я его нигде не видел. Со злости, я с силой ткнул ножом в преграду и…, нож у меня выпал из рук. Мне показалось, что какая-то невидимая сила просто вырвала его у меня и бросила, как и ледоруб, между скал. Несколько раз темнело и вновь появлялся свет, но выбраться из ниши не получилось. Пока ничего больше вспомнить не могу. Может, потом что-то вспомню.
             - Если быть точным, то сегодня ночью для тебя посветлело в восьмой раз, - уточнил Кулаков, - теперь мне стало понятно появление ледоруба и ножа между скал.
             - У меня в голове крутятся ещё какие-то воспоминания, но сейчас они так размывчатые, что я ничего толком вспомнить не могу, - сказал Антон, задумавшись на несколько секунд.
             - Не надо! Не напрягай сейчас свою память, - попросил Генка, - не думаю, что ты сегодня вспомнишь что-то ещё.
             Кулаков хоть и подружился с Женькой, но не хотел, чтобы Антон при нём что-то вспоминал. Поэтому он и попросил Антона, чтобы тот не напрягался. Тот, вроде, согласился с таким предложением, но всё равно, иногда он замолкал и на его лице читалось, что он мучительно что-то хочет вспомнить. Несмотря на то, что скалы своей энергетикой придавали бодрости всем троим, всё же бессонная ночь и переход от скал к озеру отняли много сил. Кулаков первый почувствовал это и предложил всем отправиться на покой. В эту ночь все трое спали крепким, здоровым сном.
 

Глава 36 - продолжение 1