class="wide-page">
Глава 15
 
 
               Геннадий Петрович Кулаков, он же Генри Кулен, замолчал и о чём-то задумался. За окнами на город опустился вечер. Симаков сидел в своём кресле и не мешал Генке думать. Он ждал, когда Кулаков очнётся от своих мыслей. Наконец Генка поднял голову и улыбнулся. Симаков заметил перемену и оживился:
               - Гена, может, пойдём чайку попьём? Сейчас чайник поставлю!
               - Пойдём, Васильич. Смотри, за окном уже стемнело!
               - Пока чайник греется, я Зине в Москву позвоню, - как бы спрашивая разрешения, сказал Симаков, - я должен ей сказать, что ты нашёлся и приехал. Сейчас как раз самое время, она уже дома и не поздно.
               - Попробуй, позвони, а я маленький перерыв в своём рассказе сделаю.
               - Хорошо, Гена, садись за стол, - и Симаков начал набирать номер телефона, - Алло! Зина! Здравствуй, это я тебе звоню! Как у тебя дела?
               - Боже! Толик! Что-то случилось? Мы же договаривались, что ты позвонишь через пару дней! Что там у тебя стряслось? – в телефонной трубке громко раздавался голос Зинаиды Владимировны.
               - Ничего-ничего! Успокойся Зина, всё нормально! Тут такое дело…. Генка Кулаков объявился!
               - Чего ты городишь? Толик? Больше 25-ти лет от него ни слуху, ни духу! Ты, наверно, ошибся. Кто тебе об этом сказал?
               - Ничего я не ошибся! Вот он, передо мной сидит и улыбается! Пожалуйста! Можешь поговорить с ним сама, - с этими словами, Симаков сунул телефонную трубку Генке.
               - Добрый вечер, Зинаида Владимировна! – сказал в трубку Кулаков.
               - Ой…. Геночка…. И правду это ты! Твой голос до сих пор звенит в моих ушах! Совсем за столько лет не изменился! Где же ты всё это время пропадал?
               - Да вот, Зинаида Владимировна, полдня рассказываю о своих приключениях Васильичу. Ещё и половины не рассказал.
               - Я тоже хочу послушать! У нас с тобой будет время поговорить? Ты уже насовсем домой приехал? – спросила Зинаида Владимировна.
               - Как сказать…. Я теперь гражданин другого государства, а дома у меня здесь нет. Время пребывания в вашем городе ограничено визой. Виза кончается в конце июля. Короче, буду здесь ещё чуть больше месяца, - ответил Кулаков.
               - Как же это так, Геночка? Ничего не понимаю! Через неделю я прилечу. Внучка с мужем на днях возвращаются. Я сразу же прилечу, как только они появятся дома!
               - Зинаида Владимировна! Я завтра дней на десять уезжаю на озеро Иссык отдохнуть, так сказать, на родные горы посмотреть, походить немного. Вы спокойно встречайте внучку, мы увидимся! Обещаю, что не исчезну! Обязательно вас увижу, и мы будем долго разговаривать о том, что случилось со всеми нами за эти долгие годы разлуки, - начал успокаивать Кулаков Зинаиду Владимировну, заслышав в телефонной трубке характерные всхлипы плачущего человека, - успокойтесь, пожалуйста, Зинаида Владимировна, всё будет хорошо!
               - Ну, как же это так, Геночка? Как я рада, что ты жив и здоров! Раз собираешься в горы, значит здоров! Ой…. Как я рада, что ты нашёлся! У меня, просто, слов нет!
               - Здоров я, здоров, Зинаида Владимировна, увидите, скоро увидите, что, жив и здоров! Передаю трубочку Анатолию Васильевичу. До скорой встречи, Зинаида Владимировна! – и Кулаков передал трубку телефона Симакову.
               Симаков поговорил с женой ещё минут пять, после чего радостный и возбуждённый сел за стол с Кулаковым, и они начали пить крепкий, душистый чай с малиновым вареньем.
*****
 
               Кулаков минут десять смотрел заворожено на огромную вершину. Рустам ему что-то говорил, но Генка, не отрывая взгляд от вершины, почти его не слушал. Так, изредка, вставлял в разговор несколько слов. Наконец, вершина начала затягиваться облаками. Кулаков, как будто очнувшись от какого-то гипноза, повернулся к Рустаму.
               - Извини, Рустам, загляделся на эту красоту, - смущённо признался Кулаков.
               - Ничего-ничего! Я тебя понимаю. Пойдём, заглянем ко мне на работу. Я кое-какие распоряжения оставлю своим подчинённым. Покажу тебе нашу «диверсионно-разведывательную» школу. Что ты улыбаешься? Она таковая и есть! Готовим специалистов для диверсий и разведки. Здесь недалеко, минут пять ходьбы. Вон видишь забор на берегу реки? Вот там за забором и школа, - показал рукой Рустам.
               - Интересно, Рустам, ты меня не видел почти двадцать лет и так спокойно и легко рассказываешь, где ты работаешь и что делаешь. Ты же совсем не знаешь, чем я занимался всё это время! Может быть, я агент какой-нибудь спецслужбы? Ты такое не допускаешь? - вполне резонно, спросил Кулаков.
               - Нет, Гена! Не допускаю! – категорически возразил Рустам.
               - Это почему же? – не отставал Кулаков.
               - Гена! Не забывай где я работаю! Когда мне Мустафа первый раз о тебе сообщил, я тут же навёл соответствующие справки. Ты не агент спецслужб и попал в плен совершенно случайно. Об этом я тебе чуть позже расскажу. Тут длинная и тёмная история с тобой получается. Мне ещё надо кое-что выяснить, а потом я тебе всю правду расскажу. Думаю, она тебе не понравится, - серьёзно сказал Рустам.
               - Посмотрим, может действительно не понравится, - согласился Генка.
               - Ладно, Гена! Сегодня не грузись этими проблемами. Вздохни немного свободнее. В Читрале, конечно, не такая цивилизация как где-то в Европе или в Америке, даже не такая, как в твоём родном городе, но всё же лучше, чем в горном кишлаке. У меня такое впечатление, что ты ещё увидишь настоящую цивилизованную страну, а пока будем существовать в том мире, в котором мы находимся сейчас. А вот мы уже и подошли к моей школе! Сейчас я тебе покажу, где я работаю, - с этими словами Рустам нажал кнопку звонка контрольно-пропускного пункта.
               Дверь открылась, и в проёме двери показалась фигура человека в военной форме. Узнав Рустама, козырнул своему начальнику, давая тому пройти. Рустам прошёл, а вот перед Генкой часовой преградил вход. Рустам улыбнулся и что-то сказал часовому на английском языке. Часовой ещё раз козырнул и сделал шаг в сторону. С другой стороны КПП, аккуратная дорожка вела к двухэтажному зданию причудливой конфигурации. От здания с главным входом, влево и вправо, уходили пристройки под разными углами к основному зданию. Создавалось впечатление, что каждая пристройка возводилась для конкретных своих целей и в разное время. Эта особенность не осталась без внимания Кулакова.
               - Рустам! А почему архитектура здания такая необычная?
               - Да основному зданию около ста лет, а остальные пристройки были сооружены позже. В самом начале, здание предназначалось для небольшого госпиталя английских военных. Потом разместился военный гарнизон и достроили правое крыло. Затем здесь разместилась местная начальная школа для детей и пристроили левое крыло для учебных классов. Когда начался конфликт с Индией, здесь опять разместились военные и пристроили ещё помещения. А когда в 1977 году произошёл военный переворот, то эти помещения отдали под нашу школу, где мы до сих пор и обитаем. Ты же должен быть в курсе, что сейчас в Пакистане военный режим. Происходит исламизация внутренней жизни страны и модернизация армии. В связи с этими процессами создали такую вот школу разведки. Ну, а я являюсь начальником этой школы уже третий год. Мой предшественник перебрался в столицу на повышение. Сейчас он в военном совете Пакистана, - с этими словами Рустам и Генка подошли к дверям главного входа. Перед ними очередной часовой козырнул и открыл двери, - Гена! Я тебя сейчас проведу в комнату для гостей, там тебе подадут кофе или чай. Что ты хочешь? Ты мне скажи, а я передам кому надо. Полистай журналы, правда, они на английском языке, но посмотри картинки, там есть очень интересные фотографии здешних гор. Я думаю, тебе будет интересно. Я пока разберусь со своими заместителями, а потом мы пойдём заниматься своими делами. Договорились? Так что тебе, чай или кофе? Рекомендую кофе! Тебе сварят отличный кофе!
               - Ну, давай кофе, я давно не пил хороший кофе, да и вообще давно его не пил - согласился Кулаков.
               - Прекрасно! Давай, не скучай, я быстро! – Рустам открыл перед Генкой двери, ведущую в комнату для гостей, - Затем я тебе сделаю небольшую экскурсию по нашей школе, после всего этого мы будем свободны. Вот тебе пачка журналов, полистай пока, - Рустам достал из шкафа кипу цветных журналов и вышел.
Не прошло и десяти минут, как в комнату вошёл пакистанец в военной форме, неся поднос с чашкой кофе, сахарницей, печеньем и молоком. Кофе был отменный и Кулаков с наслаждением пил давно забытый напиток, листая прекрасно иллюстрированные журналы. Хотя Рустам и говорил, что вернётся быстро, но он в дверях появился не менее чем через сорок минут.

               - Ну что Гена? Пошли, покажу свои владения! Только ты ничему не удивляйся, принимай всё так как оно есть. Ты готов?
               - Конечно, Рустам, пошли. Мне будет интересно посмотреть, что у тебя тут есть!
               - Для начала маленькая вводная, - сказал Рустам, выходя с Генкой в коридор, - В нашей школе разведки проводят обучения по трём категориям. Первая категория обучаемых курсантов - это простые боевики. Или как в Советской Армии говорили: «Курс молодого бойца». Группа состоит из 50-ти человек. Срок обучения - восемь недель. Честно скажу, это группа смертников. Через полгода после выпуска если человек пять уцелеет, это хорошо. Обучение проводится по следующей программе: изучение стрелкового оружия, взрывное дело и ведение рукопашного боя. Вторая группа состоит из 20-ти человек. Обучение - полгода. Программа та же, что и у первой группы, но дополнительно ещё дисциплина по военной тактике. После прохождения курса обучения курсанты будут отправлены в места, откуда они родом, для ведения партизанской войны. Я тебе конечно скажу откуда они родом, но, думаю, ты и сам догадался, что они все из Афганистана. И наконец, третья группа. Эта элитная группа. Здесь проходят обучение только лица европейской национальности. Численность группы не более 10 человек. Скрывать от тебя не буду. В этой группе обучаются американцы, англичане, бывшие советские солдаты и офицеры. Срок обучения – год. Углублённое изучение английского языка для бывших советских солдат и офицеров, и русского для американских и английских военнослужащих или разведчиков, а может шпионов, как хочешь так и называй. Также тут их обучают всяким шпионским штучкам. У тебя возник резонный вопрос, а откуда советские солдаты и офицеры? Отвечу сразу - военнопленные! За полтора года военных действий в Афганистане в плен попало достаточное количество и солдат, и офицеров. Вот такой расклад, Гена.
               - Ничего себе! Так здесь целое шпионское гнездо под боком у Союза! А ты, бывший советский инженер руководишь этой сетью. Что-то тут не так! – почти возмущённо, сказал Кулаков.
               - А ты как хотел? Война есть война, со всеми вытекающими последствиями! Кстати, и ты являешься небольшим винтиком во всех этих военных играх. Так что удивляться тут нечему. Чуть позже я тебе всё расскажу подробней, я тебе это обещал. Мне надо выяснить все обстоятельства твоего пленения и всех событий, предшествующих твоей, так называемой «командировки» в воинскую часть для оказания технической помощи. Думаю, в течение недели всё выясню. Только мне надо будет на пару дней смотаться в столицу. Ничего, эти два дня побудешь у меня дома. Отдохнёшь, поспишь, книжки почитаешь. Приёмник у меня есть, новости из Советского Союза послушаешь. Скучать не будешь, а накормить тебя накормят, проблем не будет. Пошли дальше, покажу наши учебные классы, - Рустам взял под руку Генку, и они направились в левое крыло здания.
               Рустам с Кулаковым обошли всё здание. Рустам подробно объяснял, где и что находится. Генка недоумевал, почему Рустам всё это ему рассказывает. По сути дела, всё, что рассказывал Рустам, являлось секретной информацией! Школа обучала боевиков для диверсионной работы против вооружённых сил СССР, а он, чтобы там ни было, являлся гражданином СССР! И тут, как бы читая мысли Кулакова, Рустам просто и доходчиво разъяснил, почему он разглашает закрытую информацию Генке.
               - Ты вот сейчас думаешь, почему я тебе про всё это рассказываю…. Не спорь со мной, ты так думаешь! – пресёк Рустам попытку Кулакова возразить, - Так вот, что я тебе на это отвечу. Во-первых, я достоверно знаю, что ты не засланный агент КГБ. Во-вторых, поделиться с кем-либо информацией ты не сможешь, у тебя возможности для этого нет. В-третьих, я не уверен, что ты в скором времени попадёшь к тем людям, которым нужна данная информация, а со временем актуальность данного вопроса отпадёт. Ну и наконец, в-четвёртых, об этой разведшколе известно в соответствующих службах СССР. Так что мне от тебя скрывать нечего. Пока я тебе объяснял, у меня появилась одна мысль. Я не думаю, что она тебе сразу понравится, но у тебя будет время взвесить все за и против моего делового предложения. Суть моего предложения заключается в том, что в нашей разведшколе в данный момент отсутствует инструктор по средствам связи. Я хотел бы пригласить на эту позицию тебя. Ты же ведь первоклассный специалист по связи! Почему бы тебе не поработать. Деньги лишними не бывают. Я, конечно, предвижу твои возражения и возмущение по этому поводу, но эти эмоции бушуют в тебе именно сейчас! Через неделю, другую, ты на эту проблему будешь смотреть совсем по-другому. Поэтому я тебя торопить с ответом не буду. Созреешь сам! – и Рустам, который раз, улыбнулся своей обезоруживающей улыбкой.
               - Ты что? Рустам? Как это я буду работать в шпионской школе? Я же, всё-таки, советский гражданин! Что же это получается? Я должен обучать каких-то бандитов воевать против СССР?! Нет, я не могу, да и не хочу! Мне бы выбраться отсюда к себе домой, это сейчас моя мечта! Я тебя и хочу попросить помочь мне в этом вопросе. Обучать бандитов?.. Нет, что-то я не могу, - растеряно посмотрел Генка на Рустама.
               - Успокойся, Гена! Считай, что я тебе ничего не говорил. А помочь я тебе обязательно помогу! Всё, что от меня будет зависеть, я сделаю! На этот счёт, не сомневайся. А пока пойдём, я продолжу тебе показывать наше хозяйство, - сказал Рустам и повёл Кулакова дальше, знакомиться с разведшколой.
               Рустам с Генкой ещё с час ходили по территории и зданию разведшколы. Рустам показывал кабинеты, аудитории, спортзал, полосу препятствий, знакомил с инструкторами и преподавателями, которые встречались им. Генка как-то отрешённо на всё это реагировал. Можно сказать, что вообще не выражал никаких эмоций. Рустам всё это приметил, но не подавал виду. С прежним энтузиазмом рассказывал о школе, преподавателях и инструкторах. Наконец знакомство с разведшколой закончилось, и Рустам повёл Кулакова домой.
               - Я вижу, Гена, что тебе это всё не понравилось. Ты думаешь почему получилось так, что я, бывший советский гражданин, сейчас работаю в какой-то шпионской школе, и готовлю диверсантов и террористов для того, чтобы подрывать устои Советского Союза. Но ты же ничего не знаешь, как так получилось, что я попал в эти края и стал тем, кем являюсь сейчас. Я тебе сегодня постараюсь кое-что объяснить, надеюсь, что ты меня поймёшь. О! Время уже обедать! Давай прибавим шагу. Стол, я думаю, уже накрыт, - и друзья поспешили в дом Рустама.
               Обеденный стол был накрыт в большой комнате и всего только на две персоны. На удивлённый взгляд Генки Рустам пояснил, что его жена и дети, по всей видимости, уже пообедали и заняты своими делами. Действительно, следом за мужчинами в зал вошла жена Рустама, поздоровалась с Кулаковым и на английском языке что-то объяснила Рустаму, затем вышла.
               - Вот видишь, я прав оказался. Моя жена и дети уже пообедали. У них всё по расписанию, а мы с тобой немного задержались. Ну, ничего, пообедаем вдвоём, поговорим о наших делах и проблемах. Я тебе обещал рассказать, каким образом я сюда попал, вот сейчас за бутылочкой и расскажу тебе. Нас никто и никуда торопить не будет. Можем просидеть хоть всю ночь! Думаю, до этого дело не дойдёт, но наш обед плавно должен перейти в ужин, а там посмотрим. Как тебе такой расклад, подойдёт? – спросил Рустам у Кулакова.
               - Да, конечно. Слушай, Рустам, неужели в твоём доме на всех еду готовит твоя жена? Мне что-то с трудом в это вериться. Она у тебя больше похожа на светскую даму, нежели на хозяйственную жену правоверного мусульманина. Или ты всё из ресторана заказываешь? - хитро прищурившись, Кулаков посмотрел на Рустама.
               - Правильно делаешь, что не веришь! – засмеялся Рустам, - Нет, она умеет и готовить, и делать всё остальное по хозяйству, но здесь, в Пакистане, я освобождаю жену от всех этих хлопот. По моему статусу я имею право держать прислугу. Немного, правда, но два человека у меня работают. Это муж и жена из местного населения. Чуть постарше, чем мы с тобой, всё умеют и всё могут. Когда мы уезжаем всей семьёй в Штаты на долгое время, то всё наше хозяйство остаётся у них на попечении. Да они и живут, по сути дела, у меня. Вон, видишь, небольшой домик в глубине двора, - Рустам подошёл к одному из окон и отодвинул лёгкую занавеску, - в этом домике они и живут. Сейчас я тебя познакомлю с мужской половиной этой пары. Он будет прислуживать нам за обедом. Детям и жене сегодня во время обеда прислуживала женская часть прислуги. Позже познакомишься и с ней. Правда, разговаривать она с тобой не будет, не положено женщине мусульманке разговаривать с незнакомым мужчиной, да ещё с чужаком. Но всё, что ты ей скажешь, будет выполнять, это её работа. На будущее тебе говорю. Пойдём к столу. Слышу, что Салим гремит посудой, значит, сейчас еду принесёт. Кстати, Салим, говорит по-русски, немного, но кое-что может сказать. Отец его когда-то научил, он у него был из таджиков. Иногда тренируется русскому языку со мной, чтоб совсем не забыть. На английском языке, вообще говорит без всяких проблем, как и многие пакистанцы. Когда меня дома не будет, можешь с ним запросто решить возникшие проблемы по хозяйству или использовать его в качестве переводчика с моими домашними. Я ему об этом скажу.
               - Спасибо, Рустам! Что бы я без тебя делал? Один, в чужой стране, без знания языка и законов, пропал бы я совсем, - с благодарностью сказал Кулаков и сел за стол напротив Рустама.
               - Здравствуйте, хозяин! Здравствуйте, русский гость! – сказал по-русски вошедший в зал пожилой пакистанец, катя перед собой сервировочный столик с едой.
               - Добрый день, Салим! Познакомься, это мой русский гость и друг – господин Кулаков! Понял, Салим? Господин Кулаков! – повторил Рустам.
               - Понял, хозяин, понял! Господин Кулаков! Очень приятно! – Салим, поклонился Кулакову, Генка ответил Салиму поклоном головы.
               - А это Салим, господин Кулаков. Мой управляющий домом, - представил Рустам своего слугу Кулакову.
               - Спасибо, рад познакомиться, - и Генка ещё раз кивнул головой.
               - Приятного аппетита, хозяин! Приятного аппетита, господин Кулаков! – и Салим начал быстро и сноровисто ставить еду на стол.
               - Салим! Принеси ещё бутылку виски из холодильника, – попросил Рустам.
               - Сейчас принесу, хозяин, бегу! – через полминуты Салим уже наливал в рюмки холодный виски.
               - Спасибо, Салим! Отдыхай пока! Мы тут сами управимся. Если что-то понадобиться, я тебя позову. Иди! – Рустам махнул Салиму рукой, и поднял рюмку.
               - Слушай, Рустам, а мы не слишком много пьём? Вчера выпили достаточно много и сегодня начинаем. Я за последний год совсем разучился водку пить, с ног валит она меня быстро, - посетовал Генка.
               - Вот и прекрасно! За время, проведённое тобой в трезвом состоянии, твой организм настолько очистился, что тебе сейчас просто необходимо восстановить минерально-солевой баланс, а, попросту говоря, расслабиться. По тебе видно, что ты весь в напряжении, ждёшь чего-то плохого. Я тебе гарантирую, что самое плохое ты уже пережил, хотя неприятностей и проблем у тебя ещё будет достаточно много. Давай выпьем за твоё возвращение в цивилизованный мир! А потом я тебе расскажу, как я попал сюда. Конечно, между делом, буду наливать в посуду. Ты сам смотри, желание есть - пей! Не хочешь - пропусти, потом захочешь. Заставлять насильно пить я тебя не буду. Через силу пить никакого удовольствия не получишь, смысла нет. Должно быть желание дойти до состояния лёгкой эйфории, а вот уже в этом состоянии тебе будет всё нипочём! – и Рустам протянул руку с рюмкой к Генке, намереваясь чокнуться с его рюмкой, - Ну, вот и отлично! - сказал Рустам, когда пустые рюмки водрузились на стол, - Давай, закусывай!
               - Ты смотри, какой хороший виски! – удивлённо сказал Генка, - Я такой никогда не пил! Для меня виски всегда ассоциировалось с плохой самогонкой. А это с приятным вкусом и запахом зелёных яблок! Как называется, дайка я прочитаю…. Ага, «Johnnie Walker», вроде так написано, правильно, Рустам?
               - Правильно, правильно, Гена! Правда, у «Johnnie Walker» есть разные сорта, но этот виски, запомни Гена, с чёрной этикеткой и в квадратной бутылке. С красной этикеткой и в такой же бутылке, уже совершенно другой виски и на вкус, и на запах.
               - Хорошо бы запомнить. Не ожидал, что так хорошо пьётся виски. Наливай, Рустам, ещё по одной и начинай свой рассказ, с нетерпением жду твою историю, как советский инженер-связист стал руководителем разведшколы для подготовки диверсантов и боевиков, - с некоторым ехидством сказал Кулаков.
               - Я понимаю тебя, Гена, иронию твою понимаю, - поправился Рустам, - Я тебе, конечно, расскажу, как всё произошло. Можешь осуждать меня, можешь не верить мне, это дело твоё. А я искренне рад тому, что встретил тебя и очень хочу помочь тебе. Со временем твои взгляды на жизнь изменятся и тогда ты поймёшь, что я не мог поступить иначе. Ну, так слушай мою длинную историю, - и Рустам наполнил очередной раз рюмки.
               - Куда тебя распределили после института, я знаю. Где ты работал и чем занимался, в общих чертах, тоже в курсе. Мы хоть изредка, но переписывались, вплоть до Ташкентского землетрясения. Потом ты исчез. Я грешным делом подумал, что ты стал жертвой этой страшной стихии, но как вижу, ты жив и здоров. Так что, вот с этого момента и начни. А, впрочем, как тебе будет угодно, - сказал Генка.
               - В принципе, ты прав. Но хотелось бы вкратце напомнить, где и над чем я работал. Ведь ты не всё знаешь. В то время я тебе в письмах не мог написать всю правду. Сейчас дело прошлое, да и мы далеко от тех мест, где существует гриф «Совершенно секретно». Сегодня у нас с тобой времени достаточно, чтобы обменяться своими историями. Давай ещё по одной и я начну свой рассказ. А потом и ты мне про себя расскажешь. Договорились, Гена?
               - Да-да, конечно, Рустам! У меня тоже есть то, о чём бы я хотел тебе рассказать, - согласился Кулаков.

Глава 15 - продолжение