class="wide-page">
Глава 28

               - Пойду, примус разожгу, чай попить что-то захотелось, - засуетился Женька, вылезая из палатки.
               - Ужинать, вроде, ещё рано, а чай попить можно, - поддержал его инициативу Кулаков.
               - Я сейчас быстренько всё сделаю, - сказал Женька уже снаружи, бряцая котелком.
               Солнце медленно опускалось к гребню горного хребта. Его тень вначале, как бы нехотя двигалась в сторону палатки, а потом быстро накатила на палатку и двух мужчин возле неё, прихлёбывающих из походных кружек горячий, ароматный чай. Заметно похолодало.
               - Ну что, Женя, давай допьём чай да сходим очередной раз к нашим скалам, пока светло. Хотя светло будет ещё часа три. Сегодня же самый длинный день в году и самая короткая ночь, - обратился Кулаков к Женьке.
               - Да, конечно! Сейчас приберу посуду и можно идти, - с готовностью отозвался Женька.
               Скалы вновь встретили своих исследователей гнетущей тишиной. Даже камни под ногами при ходьбе шуршали совсем неслышно. Таинственные скалы излучали тепло, которое чувствовалось на расстоянии нескольких десятков метров. Казалось, что всё вокруг замерло в ожидании таинственного действия, и только два человека нарушали покой и тишину загадочных скал. Кулаков первым пробрался в расщелину между скал. Следом за ним поднялся Женька.
               - У-у-у, как здесь тепло! Как в турецкой бане! Можно сказать, даже жарко, хоть раздевайся, - удивился Женька, расстёгивая штормовку.
               - Действительно, сегодня здесь очень тепло. Может я просто отвык, столько лет здесь не был. Возле скал на Тирич Мире так тепло не было. Всё-таки высота около 6000 метров. Да и в Китае было довольно прохладно. Хорошо, значит, ночью не замёрзнем ожидая начала светового представления. Кстати, надо будет расчистить небольшую площадку в 5-10 метрах от расщелины. В самой расщелине ожидать появления зелёного луча не очень-то безопасно. А вот вблизи и тепло, и опасности никакой, уже проверено. Раньше вот тут была площадка, - Кулаков ледорубом показал на склон возле скал, - но видимо дожди, снег, ветер, сравняли эту площадку.
               - А мне кажется, что вот в этом месте оборудовать наблюдательный пункт будет неплохо, - Женька выбрался из расщелины и сделал несколько шагов в сторону каменной осыпи среднего размера, - переложить несколько камней, чуть подровнять и площадка готова. Да и наблюдать с этого места удобно, всё пространство между скал просматривается, - Женька наклонился, чтобы подвинуть плоский камень, - Ого! А камни-то тёплые! Сейчас уложим их ровнее и площадка готова, - и Женька принялся ворочать камни.
               Кулаков присоединился к нему, и минут через 10 был готов замечательный наблюдательный пункт.
               - Прекрасно! С этого места будет всё хорошо просматриваться, - Кулаков присел на камень, уложенный как раз для того, чтобы на нём сидеть, - а теперь ещё раз осмотрим скалы и пойдём к палатке, - он поднялся и вошёл в расщелину между скал - ну, вроде, всё идёт по плану. Скалы готовятся к загадочному ночному шоу, - Кулаков посмотрел на Женьку и улыбнулся.
               - Генри, вы много говорите о предстоящем ночном приключении, что я уже невольно с нетерпением жду наступления ночи. А следующий сеанс, по вашим расчётам, когда должен быть? – задал вопрос Женька.
               - По моим расчётам только через 8 лет, в 2013 году. Если сегодня ночью всё пройдёт так, как я планирую, то дальнейшее исследование загадочного зелёного луча, по крайне мере в этих краях, пройдёт без меня. Эти исследования я могу передать тебе. Через 8 лет я вряд ли смогу активно заниматься этим вопросом. Так что, Женя, смотри, запоминай, кто знает, может как раз тебе и придётся разгадывать эти таинства природы. Ну что, пойдём к палатке? – спросил Кулаков.
               - Сейчас, одну минутку, хочу ещё раз потрогать поверхность скал. Мне как-то не верится, что они могут быть такими гладкими, - Женька начал ощупывать и чуть ли, не обнюхивать поверхность вертикальной скалы, - странно всё это, странно…, - бормотал Женька, - скажите Генри, а если поверхность этих скал, в таком состоянии, в котором они сейчас находятся, попытаться рассмотреть под мощным микроскопом, можно что-то увидеть? Понять, насколько поверхность стала ровной и гладкой?
               - Такая возможность у тебя появится только через 8 лет, но, как мне кажется, это бесполезное занятие. С таким же успехом ты можешь разглядывать под микроскопом стекло или зеркало. Ну, а если твой мощный микроскоп позволит при обследовании скал обнаружить одно или два свёрнутых измерения, то можешь претендовать на Нобелевскую премию в области физики, - пошутил Кулаков.
               - Какие ещё свёрнутые измерения? – не понял шутки Женька, - это про которые фантасты пишут? Мол, ушёл в пятое измерение?
               - В эти свёрнутые измерения тебе уйти не удастся, поскольку мы живём в трёхмерном пространстве, в макрокосме. А в макрокосме существуют только три пространственных измерения и одно временное. Так устроена наша Вселенная! Обращаю твоё внимание на название, «наша Вселенная» с большой буквы. Поскольку вполне возможно существование других вселенных, о которых мы ничего не знаем, да и никогда не узнаем. А вот в микромире, и физики это теоретически доказали, могут существовать другие пространственные измерения, скрытые от человеческого глаза. Но, к сожалению, у человечества ещё не появилась техническая возможность наблюдать за тем, что имеет размеры меньше планковской величины. Да если даже то, зачем ведётся наблюдение, будет размером в 100-1000 раз больше планковской величины, разглядеть будет проблематично, - с лекторской ноткой в голосе произнёс Кулаков.
               - Ну, Генри, вы что-то тут такое наговорили, что я ничего не понял, - растеряно сказал Женька, - а нельзя ли проще?
               - Можно и проще. Вот смотри, тебе видно отсюда нашу палатку?
               - Конечно же, она почти рядом, всего-то метров 100-150, - непонимающе ответил Женька.
               - А верёвочные растяжки хорошо видишь?
               - Ну, вижу…
               - Можешь мне сказать, какой длины, примерно, передняя центральная растяжка?
               - Метра три будет, - всё ещё непонимающе отвечал на вопросы Женька.
               - Хорошо! А какого диаметра эта верёвка, отсюда определить сможешь?
               - Миллиметра три-четыре…
               - Нет, это ты, когда палатку устанавливал, верёвку держал в руках и сейчас вспоминаешь то, что держал в руках. А ты отсюда определи диаметр верёвки.
               - Да как же я этот диаметр отсюда определю, она же тонкой ниточкой кажется.
               - Вот видишь, для тебя это измерение в данный момент скрыто, то есть свёрнуто так, что ты его определить не можешь. Ты видишь только длину верёвки, следовательно, – одно измерение. Но если ты подойдёшь ближе, или посмотришь в бинокль, то, по косвенным признакам, сможешь примерно определить диаметр верёвки. Ну, а если возьмёшь верёвку в руки и измеришь её линейкой, то будешь точно знать её размеры, все три пространственных измерения: длину, высоту и ширину. В данном случае, высота и ширина одинаковы, и равны диаметру верёвки. Это понятно? – спросил Кулаков.
               - Да, это понятно, - неуверенно ответил Женька, - издалека вижу одно измерение, вблизи ещё два.
               - Совершенно верно! Для закрепления темы о пространственных измерениях приведу другой пример. Ты летишь на самолёте и с высоты 10000 метров видишь внизу газопровод «Дружба», во всяком случае так назывался газопровод, идущий из Сибири в Европу во времена СССР. Для тебя с такой высоты нитка газопровода представляется в виде тоненькой линии, как в нашем случае с верёвкой. Ты видишь только одно измерение – длину. Теперь поедем вдоль этого же газопровода на автомобиле. Рядом с трассой газопровод шириной метра в два, или высотой метра в два, убегает вдаль. Появилось второе измерение – высота. Выйдем из машины и обследуем трубопровод. Отмечаем, что он не овальной формы и потому высота и ширина одинаковы и равняются внешнему диаметру трубы, который мы можем легко замерить. Таким образом, мы имеем три пространственных измерения. Вдруг возникает вопрос: «А какой внутренний диаметр трубы?» Вот оно! Появляется свёрнутое измерение, которое без соответствующего оборудования и условий измерить невозможно! Так же, как не сможешь измерить толщину стенки трубопровода. Вот ещё одно измерение, которое недоступно обычным способам наблюдения. Конечно же, это достаточно грубое сравнение, но в микромире, как утверждают учёные физики, существует не одно свёрнутое измерение, а много. Вот потому я и пошутил, когда услышал твоё предложение исследовать поверхность скал с помощью мощного микроскопа. Кто знает, какое свёрнутое измерение можно обнаружить в тот момент, когда скалы готовятся к появлению зелёного луча. Может как раз что-то влияет на внутреннюю структуру этих скал, так сказать, на атомном уровне? Разворачиваются ли эти самые свёрнутые измерения и превращают наши скалы в сверхгладкие и в сверхпрочные? А поверхность скал с такими свойствами способствует ли передаче или приёму какой-то энергии, в виде зелёного луча? Не удивлюсь, если окажется, что с помощью зелёного луча доставляется какая-то информация до нужного адресата мгновенно, на расстояние в сотни, тысячи или даже миллионы световых лет! Утомил я тебя своими рассуждениями, - неожиданно сменил тему разговора Кулаков, - пойдём вниз, к палатке, ужин приготовим. Хотя, когда я бываю около скал во время появления зелёного луча, аппетита совсем нет, но в то же время несколько дней наблюдается какой-то прилив энергии, бодрости. Ты ещё такого состояния не ощущаешь? – Кулаков с отеческой лаской посмотрел на Женьку.
               - Что? – встрепенулся Женька, сбрасывая остатки каких-то своих мыслей, - А, нет. Ну, я ещё не понял. Есть, действительно, не хочется, но мы всё равно, что-нибудь сообразим.
               - Тогда вперёд! То есть – вниз! – и Кулаков зашуршал вниз по каменной осыпи. Следом за ним отправился и Женька.
 
*****
 
               Джейк ждал возвращения Генки из отпуска. Как только тот появился на рабочем месте, сразу же вызвал его к себе.
               - Рад видеть тебя после проведённого отпуска, - поприветствовал он Генку.
               - Доброе утро Джейк! Я тоже рад тебя видеть после двухнедельного, замечательного отпуска, - ответил на приветствие Генка.
               - Надеюсь, отпуск у тебя удался? – поинтересовался Джейк.
               - Не то слово. Первый раз в жизни у меня был такой прекрасный отпуск. Всё благодаря тебе. Солнце, море, воздух, всё было изумительно! Фантастика! Здесь зима, а там вечное лето! Спасибо тебе Джейк, что отправил меня в такой фантастический отпуск. Когда-нибудь обязательно ещё поеду в такой же отпуск, - с надеждой в голосе сказал Генка.
               - Конечно-конечно! Такая возможность у тебя ещё будет и не раз, - обнадёжил Джейк, - теперь перейдём к делу, - уже с серьёзным выражением лица, сказал Джейк, - с марта месяца я из твоей темы забираю Кэтрин. Она будет работать на месте миссис Кингсли. Миссис Кингсли в мае уезжает к своему мужу на Гавайи. Он у неё морской офицер и, буквально на днях, получил новое назначение. Миссис Кингсли будет ещё работать до мая месяца. Потом должна будет передать дела своему преемнику. Таким преемником я планирую сделать твою Кэтрин. Кэтрин девушка смышлёная, и с её способностями и образованием, идеально подходит на место миссис Кингсли. Так что, Генри, извини, но Кэтрин будет работать моим секретарём. Ну если честно, в твоей теме ей не место. Всю необходимую документацию она привела в порядок, и в данный момент практически работой не загружена.
               - Ну, почему же…, - хотел было возразить Генка.
               - Не спорь, - прервал Джейк, - я в курсе всех дел в твоей теме. А потому…, - он сделал многозначительную паузу, - с мая месяца в твою тему будет принят новый сотрудник.
               - Интересно, и кто же это? – удивился Генка.
               - А это выпускник, точнее сказать, выпускница Колумбийского университета Элизабет Харт. В конце апреля или в начале мая, у неё состоится защита дипломного проекта, после чего она будет направлена на работу в нашу лабораторию. Руководство нашей лаборатории уже давно приглядывается к перспективным студентам университета. Элизабет попала в поле нашего зрения около года назад. Как раз после того, как образовалась твоя тема. Помнишь свои первые опыты с кристалликами? Ты тогда ещё сказал, что желательно привлечь к исследованию зелёных кристалликов специалиста в области оптики. Элизабет студентка отличница и оптика – её основная специализация. Кроме того, она неплохо разбирается в квантовой механике и тебе это тоже пригодится, - Джейк испытующе посмотрел на Генку.
               - Действительно, мне такой специалист нужен, - не стал возражать Генка, - тем более Кэтрин свою работу уже всю сделала, и с каждым днём загружать её какой-то другой работой, становится проблематично. Да, Джейк, ты прав. Кэтрин прекрасно разбирается в делопроизводстве и тебе она будет гораздо нужнее. К тому же она ещё отличный переводчик. В общем, миссис Кингсли, будет достойная замена.
               - Я тоже так думаю. Я знал, что ты меня поймёшь и возражать против таких кадровых перестановок не станешь. Вот, собственно, об этом я и хотел с тобой поговорить. Кстати, что ты сегодня вечером после работы собираешься делать? А то может посидим в ресторанчике, расскажешь подробней о своём отпуске. Когда я был на Барбадосе, то ничего не видел. С утра совещание, вечером – ресторан. Так, пару раз окунулся в море и всё! Практически все три дня на территории отеля провели. Ну что? Как насчёт сегодняшнего вечера? – спросил Джейк ещё раз.
               - У меня особых дел не намечалось. Можем посидеть, поболтать, - согласился Генка.
               - Прекрасно! Тогда я после работы заберу тебя, - сказал Джейк.
               Генка с симпатией относился к Джейку. Он прекрасно понимал, если бы не Рустам с Джейком, вёл бы сейчас он рабскую жизнь в одном из горных кишлаков Афганистана у какого-нибудь родственника Мустафы. А так всё-таки живёт в цивилизованном мире, прекрасные жилищные условия, интересная работа, материально обеспечен, свободное перемещение по всему миру. Кто знает, как бы сложилась его жизнь, вернись он благополучно в Советский Союз из загранкомандировки. Может, ничего плохого и не случилось бы. Продолжал бы работать в своей организации, в свободное время уходить в любимые горы, встречаться с друзьями, и нелегально заниматься загадкой таинственных скал, с бесперспективными надеждами когда-нибудь увидеть друга Антона. Поэтому Генка никогда не отказывался от предложений Джейка встретиться, посидеть и пообщаться. Вот и в этот раз, с удовольствием, согласился.
               Правда, зная Джейка уже почти четыре года, Генка почти ничего не знал о его личной жизни. Лишь один раз он был у Джейка дома, когда они прилетели из Пакистана. Но сейчас, даже не представлял в какой стороне от лаборатории находится его жильё. Однако эти обстоятельства, особо его не тяготили. В своё время, когда Рустам в разговоре с Генкой первый раз упомянул Джейка, он дал понять, что личная жизнь Джейка никогда не должна обсуждаться, если, конечно, сам Джейк не соизволит что-то рассказать о себе. Генка помнил этот разговор с Рустамом, и ненужных вопросов никогда не задавал. Вот и сегодня, после ресторана, Джейк на такси подбросил Генку до дома, а сам укатил в неизвестном направлении.
               Кэтрин проработала в Генкиной теме до конца недели. С понедельника Генка остался совсем один в своих рабочих комнатах. Кэтрин сменила рабочее место, и переселилась в приёмную Джейка, перенимать богатый опыт миссис Кингсли. Тим взял двухнедельный отпуск и улетел в Европу кататься на горных лыжах. От нечего делать, он решил разобрать бумаги, лежавшие у него на столе. Когда убирал последний листок бумаги, то обратил внимание на то, что это был календарь с фазами Луны. В свете последних событий, совсем выпустил из виду, что в следующем, 1986 году, ожидается очередное полнолуние в день летнего солнцестояния. Конечно же, до этого события оставалось ещё больше года, но подготовка к экспедиции, если таковая состоится, должна начаться уже сейчас. Генка тут же сделал пометку в записной книжке, чтобы этот вопрос обсудить при первой же встрече с Джейком. После сделанной записи, он надолго задумался.
               Самым идеальным вариантом, думал Генка, была бы организация экспедиции к скалам, находящимся в горах Северного Тянь-Шаня. Но политическая обстановка в СССР оставляла желать лучшего. Стареющие члены Политбюро постепенно стали уходить из жизни, но на смену им приходили такие же больные и старые функционеры, ждущие своей очереди постоять у руля власти. В такой ситуации добиться официального разрешения на проведение исследовательских работ в горах Северного Тянь-Шаня, было проблематично. Маниакальная бдительность советских спецслужб по охране государственных тайн всего того, что находилось на территории Советского Союза, сводила возможность организации экспедиции к нулю. Отправиться в Китай и искать третий комплект таинственных скал, на данном этапе не представлялось возможным. Оставался единственный вариант – гора Тирич Мир.
               Генка вздохнул и стал вспоминать, сколько же раз он уже поднимался к скалам на Тирич Мире. Получалось, что он там был три раза. Значит, предстояло четвёртое путешествие на склоны горы Тирич Мир. Вдруг его осенило: «А что если попросить Джейка связаться с космическим агентством НАСА и получить разрешение на исследование космических снимков интересующего района в нужное время? Вполне возможно, что спутники шпионы или спутники связи, зафиксировали необычное явление в виде зелёных лучей в районе Северного Тянь-Шаня и Гиндукуша. Может и третий луч где-то появился на снимках? Тогда определить координаты третьего комплекта скал будет проще простого. Зная координаты места появления третьего зелёного луча, можно будет организовать в тот район экспедицию».
               Эта мысль прочно засела у Генки в голове. При первой же встрече с Джейком он выложил свои соображения по этому вопросу. Джейк молча и, очень внимательно, выслушал его предложение. Потом несколько минут, так же молча, мерил шагами свой кабинет. Наконец остановился, посмотрел на Генку и сказал, что попробует эту проблему решить, хотя и будет очень трудно.
                Прошло больше месяца, ни Генка, ни Джейк больше к этому вопросу не возвращались. Генка знал точно, что если Джейк что-то пообещал, то непременно сделает. Раз он молчит, значит, вопрос ещё нерешённый. Конечно, результат мог быть любой, но Джейк всё равно оповестил бы его. Ему оставалось только ждать.

               И вот, в середине апреля в Генкином кабинете раздался телефонный звонок. Он снял телефонную трубку и услышал голос Кэтрин. Кэтрин приглашала мистера Кулена срочно подняться в кабинет к мистеру Дэвису. Генка поднялся к Джейку и увидел, что тот внимательно разглядывает топографическую карту, разложенную у него на столе.
               - А, Генри, заходи! У меня для тебя есть потрясающая новость! Вот, смотри, - Джейк ткнул карандашом в карту, - здесь находится третий комплект скал!
               - Так это же…, - задохнулся Генка.
               - Да-да, совершенно верно, - не давая ему опомнится, произнёс Джейк, - это то самое место, куда ты положил третий кристаллик, когда раздумывал о том, что возможно существует третье место, откуда появляется зелёный луч. Ты был на верном пути. Правильный ход твоих мыслей открыл не только удивительные свойства кристалликов, но и теоретически определил местонахождение третьего источника зелёного луча. К сожалению, я не могу тебе показать космические снимки с зелёными лучами, поскольку эта информация является совершенно секретной. Меня только ознакомили с ними в присутствии сотрудника НАСА. Объяснили, конечно, что к чему: когда снимки были сделаны, над каким районом и тому подобное. Но об этом, я и сам их просил, указав дату, точный район двух точек на Северном Тянь-Шане и на Тирич Мире и, приблизительный район на южном склоне хребта Куньлунь, согласно твоим предположениям. И такие снимки нашлись! Они были сделаны в ту ночь, когда мы вытаскивали Мервина из ниши на Тирич Мире. Все три зелёных луча появились одновременно и также одновременно исчезли. Это зафиксировано камерами слежения на спутниках. Снимки попали в раздел «совершенно секретно» потому, что не была выяснена природа возникновения этих самых лучей.
               - Так может быть нам попробовать организовать экспедицию в этот район Китая, к третьему комплексу скал, или ещё к чему-нибудь, хотя у меня нет никаких сомнений, что там находятся точно такие же скалы, как на Тянь-Шане и на Тирич Мире, - воодушевился Генка.
               - Попробуем, но нет никаких гарантий, что из этого что-то получится. Я уже сталкивался с подобными трудностями, когда наша лаборатория хотела провести топографическую съёмку хребта Куньлунь. Китайские власти вежливо, но твёрдо отказали в проведении подобных работ. Этот район Китая закрыт для туризма и альпинизма. А о проведении каких-либо исследовательских работ договориться с властями Китая можно, но очень сложно. На преодоление этого бюрократического барьера может уйти несколько лет. У нас остался один год до следующего появления зелёных лучей, и мы вряд ли сможем в эти сроки договориться с властями Китая. Можем попробовать и, если ничего не получится в следующем году, будем продолжать в этом направлении работать с тем, чтобы к следующему сроку оформить всё необходимое и добиться разрешения на проведение экспедиции в том районе.
               - Выходит, что у нас на следующий год только один вариант – скалы на горе Тирич Мир, - немного уныло констатировал Генка.
               - Получается так, - согласился Джейк, но я дам задание мистеру Вилтону прозондировать китайский вариант. Тебе же с Тимом, придётся готовиться к экспедиции на Тирич Мир. Чтобы не привлекать внимания пакистанских властей нашими частыми посещениями одного и того же горного района, в этот раз мы подадим заявку на восхождения на главную вершину Гиндукуша. Я уже думал о предстоящем восхождении. На восхождение должны идти, как минимум - три человека. Как максимум – четыре. Ты и Тим участвуют в этом восхождении однозначно, третьим, возможно, буду я, но это под вопросом, в данный момент своего участия я гарантировать не могу. И подключим кого-то из отряда высотных топографов. Время ещё есть, а скорректировать план работ топографов на следующий год с таким расчётом, чтобы высвободить одного опытного альпиниста высотника для вашей экспедиции, думаю, сможем. Конкретно к вопросу об организации высотного восхождения на Тирич Мир мы вернёмся где-нибудь через месяц. За это время, мистер Вилтон выяснит возможность осуществления китайского варианта. Если в Китае нам ничего не светит, вплотную занимаемся подготовкой восхождения на Тирич Мир в такие сроки, чтобы в нужное время быть у загадочных скал.
               - Понял. Если других вариантов нет, то восхождение на главную вершину Гиндукуша будет достойным испытанием для меня. Я на таких высотах никогда не был. Это же выше самого высокого семитысячника Советского Союза, пика Коммунизма! Хорошо, Джейк, я всё понял. Начну готовиться, тренироваться. А, кстати, не подскажешь, где находится поблизости хороший спортивный зал с тренажёрами? Для такой экспедиции надо иметь хорошую физическую подготовку, а то я что-то расслабился, - улыбнулся Генка.
               - Конечно-конечно! Далеко ни ехать, ни ходить не надо. При нашем университете есть множество спортивных залов с различными тренажёрами. И даже есть искусственный скалодром. Всеми этими делами заведует мой старый приятель. Сейчас я тебе напишу его имя и телефон. Впрочем, по телефону я поговорю с ним сам, и попрошу помочь тебе и Тиму. Думаю, что Тиму тоже будет полезно походить в спортивный зал. Короче, я обо всём договорюсь и сообщу тебе, когда ты с ним можешь встретиться. Думаю, дня через два-три вопрос будет решён, - сказал Джейк.
               - Спасибо, Джейк! – поблагодарил Генка.
               - Да не за что, - отмахнулся Джейк, - тренируйся, тебе это обязательно пригодится. У меня к тебе, вроде бы, больше вопросов нет. А у тебя ко мне вопросы будут?
               - На данный момент вопросов нет. Как появятся, обязательно задам, - засмеялся Генка.
               - Договорились! Тогда, всего хорошего! Можешь идти к себе и думать о зелёных лучах, кристалликах и обо всём том, что с ними связано, - Джейк протянул руку для прощального рукопожатия.

Глава 28 - продолжение