class="wide-page">
Глава 31 - продолжение

 
               Всё хорошее быстро кончается, отпуска закончились и все вернулись на рабочие места. Участие Генки, в каких-либо экспедициях в ближайшее время, Джейком не планировалось. Генка, совместно с Элизабет, сосредоточился на всестороннем изучении зелёных кристалликов. Тим, какое-то время, исполнял роль порученца: «Сходи туда, отнеси то, принеси это». Однако вскоре Джейк, предварительно переговорив с Генкой, привлёк Тима к работе в группе топографов, выполнявших топографическую съёмку в Андах, на территории Чили и Перу.
               В то время, когда Элизабет проводила всевозможные оптические эксперименты с кристалликами, Генка пытался каким-нибудь способом их «расколоть» на более мелкие фракции. В идеале, конечно же, хотелось бы их растереть в пыль, как это делают с геологическими пробами, отправляя их на спектральный анализ. Но в условиях лаборатории расколоть кристаллики не представлялось возможным. Тогда Генка выпросил у Джейка разрешение посетить какой-нибудь машиностроительный завод, на котором бы имелся большой и мощный пресс. Джейк поручил выяснить такую возможность своему заместителю, мистеру Вилтону, и вскоре такое разрешение было получено. Мистер Вилтон договорился об эксперименте с одним машиностроительным заводом. Завод имел несколько мощных прессов.
               Прежде чем начать эксперимент, Генка побывал на заводе, ознакомился с техническими характеристиками прессов и пришёл к выводу, что прессы подходят для данного эксперимента. Чтобы не вывести из строя рабочие поверхности пресса, было принято решение изготовить две стальные плиты размерами 10 на 10 дюймов и в два дюйма толщины. Плиты изготовили из высокоуглеродистой, легированной стали. Поверхности плит отшлифовали до зеркального блеска.
               Джейк изъявил желание присутствовать на эксперименте по «расколу» зелёного кристалла, интуитивно чувствуя, что должно произойти что-то необычное. В назначенный день Джейк и Генка прибыли на завод. Под руководством машиниста механического пресса, уложили одну стальную плиту на нижнюю поверхность пресса. Точно в середину плиты поместили один маленький зелёный кристаллик. Аккуратно его накрыли второй стальной плитой и слегка прижали плиту верхней частью пресса. Далее, с помощью инструментов, выровняли плиты так, чтобы они точно находились друг против друга, имея между собой маленький зелёный кристаллик.
               Отойдя на безопасное расстояние, подали сигнал машинисту, что можно начинать сдавливать кристаллик стальными плитами. Давление медленно увеличивалось, но зазор между плитами не уменьшался, о чём говорили показания бесстрастных приборов. В тот момент, когда давление достигло почти 1000 тонн на квадратный дюйм, раздался оглушительный щелчок. Из зазора между плитами вырвалось ослепительное зелёное пламя. Плиты сомкнулись, нагревшись до красного каления и превратились в одну сплошную плиту.
               - Вот и закончился эксперимент, - мрачно сказал Генка, - кристаллика больше нет.
               - Почему нет? – удивился Джейк, - между плитами что-то должно быть.
               - Ничего там нет, - категорически заявил Генка, - кристаллик отдал свою энергию и испарился, как испаряется небольшой кусочек льда между двумя раскалёнными поверхностями.
               - Всё равно, надо эти плиты исследовать, - не унимался Джейк.
               - Теперь уже исследовать надо одну плиту, - заметил Генка, внимательно осматривая остывающие плиты.
               - Почему одну? – не понял Джейк.
               - Потому что они друг с другом сварились так, что превратились в одну сплошную плиту, - пояснил Генка.
               - Действительно, одна плита, - сказал Джейк, приглядевшись к сваренным плитам, - даже шва не видно. Если бы мы сдавливали просто плиты, то такого эффекта никогда бы не достигли. Теоретически можно, но в земных условиях осуществить такое нам не под силу.
               - Вот я и говорю, что кристалл отдал свою энергию и исчез. Вывод напрашивается сам собой, что зелёные кристаллики не материя, имею в виду – не вещество, а сгусток высококонцентрированной, непонятной энергии. При сдавливании его прессом, произошло разрушение с выделением непонятной энергии и превращением её в тепловую. Эта энергия нагрела и сварила две стальные плиты в одно целое. Мне непонятно, как это произошло, - задумчиво произнёс Генка, - нужна консультация специалиста. Надо будет подумать, у какого учёного проконсультироваться по данному вопросу. Ладно, Джейк, эксперимент закончен, давай заберём плиту и займёмся её исследованием. Мне кажется, что она ещё преподнесёт нам сюрпризы, - сказал Генка.
               - Да, плиту заберём. Тяжёлая она, фунтов 100-110 будет. Пусть остынет, а потом я организую тележку и рабочих, которые помогли бы погрузить её в нашу машину, - с этими словами Джейк направился в небольшое бюро в углу цеха.
               Минут через десять появились двое рабочих на электрокаре. Погрузили, теперь уже одну стальную плиту и повезли к выходу с завода. Джек с Генкой тоже пошли к выходу следом за электрокарой. Выгрузив стальную плиту в механической мастерской лаборатории, Генка ещё раз внимательно осмотрел её и отложил детальное обследование на следующий день.
               Утром следующего дня Генка, вооружившись мощной лупой, сразу же отправился в механическую мастерскую. В течение часа переворачивая и разглядывая стальную плиту со всех сторон через лупу, он пытался найти что-нибудь необычное, но ничего не находил. Две сдавленные прессом и сваренные стальные плиты, выглядели как одна монолитная плита с размерами сторон 10 на 10 дюймов и толщиной в 4 дюйма. Внешний осмотр стальной плиты никаких результатов не дал. Тогда Генка решил заглянуть, так сказать, внутрь плиты. Выяснил у начальника механической мастерской о возможности распилить плиту точно пополам. Начальник мастерской ответил, что имеет оборудование и инструменты для этой работы. Правда, плита изготовлена из высокоуглеродистой стали и придётся немного повозиться.
               Плиту поместили во фрезерный станок, и фрезеровщик приступил к работе. Вот тут и начались очередные чудеса. Вначале фрезеровщик попробовал распилить плиту обыкновенной фрезой, но фреза скользила по поверхности плиты, словно кусок мыла по стеклу, не оставляя никаких царапин. Фрезеровщик поставил фрезу с алмазным напылением – эффект был тот же. За работой фрезеровщика с интересом наблюдали начальник мастерской и Генка.
               - Что за железяку вы привезли, мистер Кулен? – шутливо спросил начальник мастерской Генку.
               - Эту железяку, точнее, две железки, несколько дней назад изготовили в вашей мастерской. Это были две стальные плиты. В результате проведённого эксперимента, две плиты превратились в одну. Вот я и хочу узнать, каким образом две плиты превратились в одну, для чего мне нужно распилить полученную монолитную плиту пополам. Да только что-то не получается, - Генка пожал плечами.
               - У меня есть небольшой, тонкий диск, таким распиливают алмазы в ювелирных мастерских. Правда, распилить эту плиту мы не сможем, диск маленький, но можно попробовать, будет он пилить плиту или нет. Сейчас я принесу, - и начальник мастерской пошёл к своему сейфу.
               Но диск по распиливанию алмазов ничем не помог. Стальную плиту он даже не поцарапал. Генка задумался над создавшейся ситуацией. Начальник механической мастерской недоумённо посматривал, то на свой диск для распилки алмазов, то на плиту, лежащую на фрезерном станке. То, что эта плита уже не стальная, понял и Генка, и начальник мастерской.
               - Ладно, мне надо посоветоваться с шефом, - сказал Генка начальнику мастерской, - пусть плита пока полежит у вас.
               - Пусть полежит, мне она не мешает, - согласился начальник мастерской.
               При первой же возможности Генка попал на приём к Джейку. Он рассказал ему обо всех попытках механического воздействия на получившуюся однородную плиту. Джейк задумался на несколько минут, нервно постукивая карандашом по крышке письменного стола. Генка притих, стараясь не нарушить раздумья шефа.
               - А какие у тебя могут быть предположения о полученных результатах этого необычного эксперимента? – наконец промолвил Джейк.
               - Предположить-то я могу, но будет ли от этого толк, - с сомнением ответил тот.
               - А всё-таки, какая твоя версия? – настаивал Джейк.
               - Я могу предположить, что во время сдавливания зелёного кристаллика стальными плитами под прессом, произошла микротермоядерная реакция или что-то ей подобное, которая изменила структуру стальных плит на атомном уровне. То есть, под воздействием сильного сжатия, кристаллик, как бы взорвался и отдал свою энергию плитам, создав дополнительное давление с выделением высокой температуры. Под воздействием этих факторов, образовалось новое вещество, не существующее в нашей природе. Атомная кристаллическая решётка стальных плит превратилась в какую-то новую структуру, которую надо исследовать. Честно скажу, я не представляю, как это сделать? Да и можем ли мы в условиях нашей лаборатории провести эти исследования? – высказал свою точку зрения, Генка.
               - Насчёт исследования плиты, беспокоиться не надо. В нашем военном ведомстве имеются технологии, которые позволят разобрать полученную плиту на атомы, - улыбнулся Джейк, - Я поручу мистеру Вилтону заняться этим вопросом. Кстати, а где сейчас эта плита?
- В механической мастерской. Я не стал её забирать, поскольку не знал, какое ты примешь решение. Она тяжёлая и лишний раз её тягать туда-сюда не очень-то хотелось. С начальником я договорился, что могу забрать её в любой момент. Так что она у него в мастерской лежит, - пояснил Генка.

               - Правильно сделал, - согласился Джейк.
               Только через несколько месяцев Джейк известил Генку о том, что военные специалисты продолжают исследовать плиту, но пока никаких положительных результатов нет. Генка же про себя подумал: «Если что-то интересное попало в руки военных специалистов, результатов можно не ждать. Всё равно – засекретят!» Утешало лишь то обстоятельство, что при желании, можно было бы изготовить ещё не одну подобную плиту. Но вот, что с ними делать, какое найти им применение - этого он не знал. «Хорошая бы броня получилась для боевых машин, типа танка, но на такое количество брони не хватит никаких кристалликов. Ладно, не получается их раскрошить, займусь трансформацией», - решил про себя Генка.
               Процесс изменения формы кристалликов, для Генки был уже знаком. В первых экспериментах с ними он это проделывал кустарным способом. Сейчас же в его распоряжении имелось необходимое оборудование, как для нагрева, так и для придания им необходимой формы. По просьбе Элизабет, Генка изготовил из них несколько прозрачных пластинок разной толщины. Элизабет с головой окунулась в изучение оптических свойств полученных пластинок. А Генка, испросив разрешение у Джейка, приступил к очередным опытам с ними. Для начала он взял 30 кристалликов, нагрел их и скатал все в один шар. Получился шар размером с мячик для игры в настольный теннис.
               Первое, на что обратил внимание Генка, шарик был абсолютно невесомым. Хотя, если его не брать в руки, он был похож на простой стеклянный шарик, изготовленный из обыкновенного, светло-зелёного, бутылочного стекла. Когда он держал кучку кристалликов из 30 штук в ладони, он явно ощущал их, пусть совсем небольшой, но вес. После того, как нагретые 30 кристалликов были скатаны в один шарик, то шарик стал весить не больше, чем один маленький кристаллик. Возможно, даже меньше. Для того, чтобы развеять свои сомнения, Генка решил произвести взвешивание полученного шарика и кристалликов.
               Необходимых весов для взвешивания в лаборатории не оказалось. Джейк был в отъезде, и Генка попросил содействия у мистера Вилтона. Вначале мистер Вилтон хотел просто договориться с какой-нибудь лабораторией Колумбийского университета, о предоставлении такой возможности. Немного поразмыслив, он пришёл к выводу, что афишировать такие вещи, как сверхлёгкие предметы неизвестного происхождения, не стоит.
               Через пару дней в кабинете у Генки появились сверхчувствительные электронные лабораторные весы. Наскоро прочитав инструкцию по эксплуатации, Генка приступил к взвешиванию полученного шарика и кристалликов. Каково же было его удивление, когда после многочисленный попыток взвешивания, он пришёл к выводу - шарик легче, чем один кристаллик! Он взял шарик со стола, поднял его на уровень глаз и отпустил. Шарик не спешил падать. Немного повисев на уровне глаз, он стал, как бы нехотя, потихоньку опускаться. Зелёные кристаллики преподнесли очередной сюрприз. Генке пришлось надолго задуматься над таким необъяснимым физическим эффектом.
               Вскоре появился Джейк, и Генка сразу же доложил об очередных «фокусах» кристалликов. Для обсуждения произведённых им опытов, Джейк пригласил мистера Вилтона. Джейк, мистер Вилтон и Генка, больше часа рассматривали Генкины расчёты и цифры. Наконец пришли к общему мнению: при увеличении однородной массы зелёных кристалликов, вес уменьшается.
               - Так, если количество однородной массы зелёных кристалликов всё увеличивать, то может наступить такой момент, что эта масса вообще ничего весить не будет? – высказал своё предположение Генка.
               - Вполне возможно, - задумчиво произнёс мистер Вилтон.
               - Я ещё более фантастическую гипотезу предполагаю. При определённых условиях, ну, хотя бы тогда, когда зелёный луч устремляется, куда-то в космические дали, он имеет отрицательную массу. Хотя относительно луча, такое определение не подходит, но не будем забывать, что зелёные кристаллики появились, как раз из зелёного луча. И они имеют вполне реальную массу. Как вам такая гипотеза? – спросил Джейк.
               - Я попробую обсудить этот вопрос с Элизабет, - подал голос Генка, - всё-таки она считается специалистом в области квантовой механики. В принципе, я ожидал что-то подобное от этих «осколков» зелёного луча. Не зря же они, при определённых условиях, способны экранировать гравитацию.
               - Да, конечно, обсудите этот интересный эффект. Проделайте ещё какие-нибудь опыты в этом направлении. К каким результатам придёте, дайте мне знать, - попросил Джейк.
               - Несомненно, мистер Дэвис, обо всех своих опытах будем регулярно отчитываться и докладывать, - заверил его Генка.
               За работой, Генка не заметил, как пролетела зима. Только когда на улице засверкало весеннее солнце, он вдруг спохватился, что уже давно не разговаривал с Рустамом и не видел его. Обычного приезда Рустама с семьёй на прошедшие Рождественские праздники не было. Генка несколько раз попытался позвонить ему на работу, но на другом конце провода трубку никто не брал. После нескольких тщетных попыток позвонить на рабочий телефон, Генка подгадал время, когда Рустам мог быть дома и позвонил на домашний телефон. К его радости, Рустам сам поднял трубку телефона.
               - Привет Рустам! У тебя что-то случилось? На Рождество не приезжал, твой рабочий телефон не отвечает, - с беспокойством начал телефонный разговор Генка.
               - Здравствуй Генри! У меня всё в порядке! Рабочий телефон у меня временно не работает. Делали ремонт в моём кабинете и решили поменять всю коммуникационную систему. Через пару дней связь восстановится. На Рождественские праздники у меня отпуск не получился, навалились неотложные дела. А жена с сыновьями на две недели улетали в Таиланд отдыхать. Им там очень понравилось, - коротко отчитался Рустам.
               - Слава Богу, что всё нормально. Честно сказать, заработался и совсем забыл, что ты всегда приезжаешь на Рождество, а тут вдруг вспомнил и забеспокоился. А ты собираешься прилететь в Штаты? – с надеждой спросил Генка.
               - Ещё не знаю, может ближе к лету оформлю командировку в ваши края, и мы обязательно встретимся, - пообещал Рустам.
               - Хорошо! Когда соберёшься, дай знать, буду рад нашей встрече. Двери моего дома для тебя всегда открыты. Не буду тебя отвлекать пустой болтовнёй, тем более, что у вас ночь. Приедешь – наговоримся, - удовлетворённый телефонным разговором, Генка повесил трубку.
               Рустам прилетел в Штаты на несколько дней в конце лета. Как раз в то время, когда Генка был в срочной командировке в горах Аляски. Джим Макенрой в разгар полевых работ оказался без помощника, что-то случилось с его напарником. Джейк, срочным порядком отправил к нему Генку. Так что встретиться друзьям в этот раз не удалось. Но на очередные Рождественские праздники Рустам прилетел в Америку всей семьёй. Конечно же, друзья встретились и пообщались от души, ведь не виделись больше года. Во время одной беседы наедине, Рустам сообщил Генке, что готовится какое-то международное соглашение по поводу войны в Афганистане. Соглашение предусматривает вывод советских войск. В ответ на это США и Пакистан перестанут поддерживать афганских моджахедов.
               - Если мировое сообщество примет международное соглашение по выводу советских войск из Афганистана, то я через полгода после принятия такого решения, ну, максимум через год, буду безработным, - хитро сощурился Рустам, - мою разведшколу закроют, а меня оставят без работы.
               - Без работы ты не останешься, тебя просто переведут на какую-то другую работу. Ты же имеешь большой опыт, и с этим будут считаться. Да и сам ты говоришь, что состоишь на воинской службе в Пакистане, и в ЦРУ не последний человек. Так что, где-то да бросишь якорь. Либо в Пакистане при министерстве обороны устроишься, либо переедешь в США, - теперь Генка хитро сощурился, - а, может, в Советский Союз махнёшь?
               - В Советский Союз…, вряд ли, - Рустам задумчиво почесал подбородок, - а вот в США, скорее всего, перебраться попробую.
 

Глава 32