class="wide-page">
Глава 30 – продолжение 2

 
               Все проснулись ещё до рассвета. Быстро собрались, позавтракали, свернули палатку и, практически ещё в темноте, начали подъём к вершине. До вершины оставался несложный и не очень крутой подъём. Троих обнявшихся мужчин, стоящих на вершине Тирич Мир, встречали первые лучи восходящего солнца. Генка был счастлив и доволен, что поднялся на вершину, которая была выше всех вершин в СССР. Выше пика Победы на Тянь-Шане, выше пика Коммунизма на Памире. Он даже не мечтал, что когда-нибудь взойдёт на вершину, которая будет выше самой высокой горы СССР. На десятки километров вокруг, а может даже на сотни, не было никого и ничего выше трёх обнявшихся мужчин, стоящих на маленьком пятачке главной вершины Гиндукуша.
               На удивление Генки, спуск к таинственным скалам занял не так уж много времени. Были сложности при спуске, когда пришлось по узкому, юго-западному ребру, идти около километра. На преодоление этого горного участка ушло много времени, но всё завершилось благополучно. Ближе к вечеру, под лучами заходящего солнца, установили палатку недалеко от таинственных скал. Генка хоть и устал, сразу же после установки палатки отправился к знакомым скалам. Скалы готовились к появлению загадочного зелёного луча. Они были тёплыми и гладкими.
               - Сегодня ночью представления не будет, - выдал своё решение Генка, после осмотра скал.
               - Это почему же? - запротестовал Тим, - мы спешили на представление, на вершине только чуть-чуть побыли, а тут на тебе – представления не будет! Я не согласен! Хочу зрелища! – у Тима было прекрасное настроение и ему хотелось шутить.
               - Занавес ещё не погладили, - в тон ему ответил Генка, - а если серьёзно, не готовы скалы ещё к появлению зелёного луча. Не дошли они до той кондиции, при которой должен появиться зелёный луч. Скалы стали гладкими, тёплыми, но до приобретения ими зеркальной поверхности ещё далеко. Так что, эта ночь у нас должна быть спокойная, - успокоил он всех.
               - Вот и хорошо. А то я что-то устал за эти трое суток, - с облегчением сказал Джим, распаковывая свой рюкзак, - отдохнём, а завтра начнём готовиться к представлению.
               Ночь была тихая и относительно тёплая. Генка, как только залез в спальный мешок, тут же провалился в крепкий, глубокий сон. Он не проснулся, когда Тим залезал в палатку и устраивался на ночлег после экскурсии к скалам. Генка очнулся от сна, когда было уже светло. В палатке никого не было. Он прислушался к звукам, которые доносились снаружи и услышал негромкий разговор своих товарищей. Как понял из коротких отрывков разговора, они обсуждали, что приготовить на завтрак. «Пора и мне вставать», - подумал он и начал, не спеша, натягивать одежду.
               Почти весь день троица провела в расщелине между скал. Изредка кто-нибудь отходил к палатке, но в скором времени опять возвращался в расщелину. Здесь, между скал, было тепло и уютно. Дышалось легко и свободно. Совсем не ощущалась высота, будто бы покорители Тирич Мира находились не на высоте в 6000 метров над уровнем моря, а где-нибудь в городском парке Нью-Йорка.
               Поверхности скал становились всё глаже и глаже. Какая-то невидимая сила полировала каменную поверхность скал, доводя их до зеркального блеска. После обеда, все опять забились в расщелину наблюдать дальнейшие метаморфозы со скалами. Но ничего существенного уже не происходило, не считая того, что в расщелине было тепло и стояла мёртвая тишина. С наступлением темноты на гладких поверхностях скал изредка начали появляться огоньки, похожие на высоковольтные электрические разряды. Вначале это были едва заметные искорки, но их становилось всё больше и больше. В целях безопасности, Генка предложил товарищам покинуть расщелину и наблюдать за дальнейшими метаморфозами с безопасного расстояния. Как только люди отошли от скал на несколько шагов, они сразу услышали характерный звук потрескивания электрических разрядов. Искорки начали ускорять движение по поверхности скал, как бы шлифуя их до совершенства.
               - Теперь я уверен, что сегодня ночью представление состоится, - сказал Генка.
               - Действительно, странное явление. Никогда ничего подобного не видел. Была бы гроза, можно было бы как-то это явление объяснить. Но небо чистое и никаких предпосылок для начала грозы нет, - задумчиво произнёс Джим.
               - Огни святого Эльма, - подал голос Тим.
               - Не видел, но думаю – похоже, хотя природа огней святого Эльма совсем другая, они предвестники сильной грозы. Джим правильно сказал, если бы ожидалась гроза, можно было бы это явление понять, а так…, кто его знает, - Генка пожал плечами.
               Тем временем на востоке, из-за склона горы Тирич Мир, выглянул краешек полной Луны. Медленно, но уверенно Луна поднималась всё выше и выше, освещая окрестности серебристым светом. В разряжённом чистом воздухе, сказочный лунный свет был таким ярким, что в пору – хоть книжки читай. Генка посмотрел на часы. Стрелки часов приближались к полуночи.
               - Я думаю, надо приготовиться к появлению зелёного луча, - наконец произнёс Генка.
               - Что ты имеешь в виду? – спросил Джим.
               - Нам надо согласовать свои действия: кто и что должен будет делать, когда появится зелёный луч - это первое. У Тима есть фотоаппарат и портативная кинокамера. Я хочу, чтобы Тим фиксировал на фото и киноплёнку все основные моменты появления зелёного луча. Если тебе Тим трудно управляться с двумя аппаратами одновременно, то фотоаппарат отдай Джиму, пусть он фотографирует, а ты будешь снимать на киноплёнку. Я же попробую подойти как можно ближе к лучу и, так сказать, пощупаю его, что же это всё-таки такое. Не руками, конечно, лыжной палкой или ещё чем-нибудь, ледорубом, к примеру, - Генка на секунду задумался, - ладно, что ещё предпринять на этой фазе появления луча, определимся по ходу дела. Продолжим дальше. Когда исчезнет зелёный луч, откроется ниша. Скорее всего, это дверь в какой-то другой, не наш мир. Я хочу войти в нишу на несколько минут и оглядеться. Вы в это время будете меня страховать снаружи. К обычной грудной обвязке пристегнём карабинами два конца верёвки. Другие концы верёвок вы будете держать в руках по всем правилам альпинисткой страховки. Ровно через пять минут, если я сам за это время не выйду из ниши, несмотря ни на какие мои протесты, силой вытаскиваете меня оттуда. Я понятно объяснил наш план дальнейших действий? – спросил Генка товарищей.
               - Мне всё понятно, Генри, - тут же откликнулся Джим.
               - Мне тоже, - вслед за ним поддакнул Тим.
               - Вот и отлично! Тогда пойдём к палатке, попьём чай, кофе или что там у нас есть, и начнём экипироваться для ночного шоу, - Генка повернулся и пошёл к палатке.
               Луна поднялась уже высоко над горами и сияла во всём своём великолепии. Небо было ясным. Из-за яркого лунного света звёзд возле самой Луны, практически, не было видно. Зато немного поодаль - звёзды были яркими, немерцающими. Генка и его спутники к ночному представлению были готовы. Вдруг Генка что-то вспомнил и полез в палатку. Через минуту он выбрался из палатки с двумя полиуретановыми ковриками. Джим с Тимом молча смотрели, как тот сворачивает коврики в один рулон, и связывает его репшнуром, чтобы зафиксировать коврики в свёрнутом состоянии.
               - Всё, теперь мы точно готовы к встрече с зелёным лучом, - сказал Генка.
               - А коврики для чего? – с интересом спросил Тим.
               - Ну, хотя бы для того, чтобы на них посидеть в ожидании представления, - улыбнулся Генка, - но главная функция этих ковриков, свёрнутых в рулон – не дать внезапно захлопнуться входу в нишу. Как только ниша откроется, мы положим рулон таким образом, чтобы часть его была снаружи ниши, а часть внутри. Я, конечно же, не знаю механизма и условия открытия, и закрытия входа в нишу. Но в последний раз, когда мы были здесь с мистером Дэвисом, вкладыш, набитый снегом, помог избежать нам кое-каких неприятностей, - Генка глянул на часы, - нам уже пора занимать соответствующие места в зрительном зале.
               Только трое покорителей главной вершины Гиндукуша удобно устроились наблюдать за тем, что происходит со скалами, как со стороны скал послышалось тихое потрескивание. Треск постепенно начал усиливаться. Появилось свечение на верхушках скал. «Всё, как три года назад», - подумал про себя Генка, продолжая заворожено следить за тем, что происходит.
               - Джим! Тим! – вдруг очнулся Генка, - Вы ведёте съёмку?
               - Да-да! – хором ответили те.
               Прошло немного времени и свечение, похожее на высоковольтный электрический разряд, начало своё движение к подножью скал. Какое-то время «электрические разряды» двигались синхронно вниз и вверх по обеим поверхностям скал, меняя цвет по всему спектру. Вскоре количество «разрядов» увеличилось и к трём часам ночи обе скалы сияли всеми цветами радуги. В воздухе снова появился запах озона, как и три года назад.
               Вскоре свечение прекратилось и в вертикальной скале начал вырисовываться контур ниши, с исходящим откуда-то изнутри, мягким зелёным светом. Свет постепенно наращивал яркость, всё чётче и чётче вырисовывая контуры ниши. Плотный, ярко-зелёный свет рвался наружу, но его словно кто-то или что-то не выпускало из ниши. Зелёный свет становился всё интенсивней и, наконец, начал вытекать из ниши. Из ниши вытекало, подобное желе, вещество. Впереди, на торце этого желе, извивалось несколько десятков тонких, сантиметров по десять в длину, щупалец. Они и действовали, как щупальца, изучая и ощупывая впереди себя пространство. Добравшись до поверхности наклонной скалы, «щупальца» вонзились в скалу, и ещё несколько секунд вгрызались в каменную плоть скалы. Соединившись с помощью зелёного свечения, скалы начали издавать негромкие, но ясно различимые звуки на низкой частоте. Частота звука плавно увеличивалась и через пару минут звук перешёл в ультразвуковой диапазон. А ещё через минуту, яркий столб зелёного света от наклонной скалы, ушёл вертикально вверх, в глубины космоса. Стало светло, как днём, но свет от луча далеко не распространялся, всего метров на 45-50. За пределами этой границы, существовало обыкновенное, ночное, лунное освещение.
               Генка встал со своего места, взял в руки лыжную палку и почти вплотную подошёл к зелёным лучам. Оба зелёных луча, горизонтальный и вертикальный, на первый взгляд ничем не отличались друг от друга, только пространственным положением. Он погрузил лыжную палку в горизонтальный луч. Лыжная палка абсолютно никакого сопротивления не испытала. Как будто её погрузили в дым зелёного цвета. Он вытащил лыжную палку из горизонтального луча. Конец лыжной палки сиял ярким зелёным светом, как цветной фонарик. Однако через несколько секунд свечение начало ослабевать и секунд через 10 вовсе исчезло.
               Генка попробовал ткнуть палкой в вертикальный луч, эффект был такой же. Но когда он вытащил лыжную палку из вертикального луча, у лыжной палки отсутствовала та часть, которую он погружал в зелёный луч. Он ещё раз погрузил укороченную лыжную палку в вертикальный зелёный луч, и снова исчезла погружённая в луч часть лыжной палки. Он недоумённо посмотрел на оставшуюся часть лыжной палки. Никакого механического воздействия на лыжную палку, при погружении её в зелёный луч, он не чувствовал. Но факт оставался фактом, от лыжной палки остался жалкий огрызок. Все его манипуляции с лыжной палкой были засняты на кино и фотоплёнку.
               Дальше Генка попробовал повторить то, что три года назад проделал Джейк – бросить в зелёный луч увесистый булыжник, но ничего ни произошло. Брошенный, в вертикальный луч булыжник, попросту исчез, как исчезли и ещё три брошенных вслед ему булыжника. А вот от горизонтальной части луча, брошенные камни беззвучно отскакивали.
               - Тим! – крикнул Генка, - Помповое ружьё у тебя?
               - Да, мистер Кулен!
               - Неси его быстрее, попробуем выстрелом из ружья расколоть зелёный луч на мелкие осколки.
               Тим, почти бегом, сходил к палатке, притащил облегчённое помповое ружьё и передал его Генке. Генка выстрелил в вертикальный зелёный луч, надеясь на то, что он рассыплется, но ничего не произошло. Он ещё раз выстрелил, теперь уже в горизонтальную часть зелёного луча, целясь так, чтобы ружейный заряд не срикошетил в кого-нибудь из стоящих рядом людей. Заряд исчез в зелёном луче или срикошетил, никто из присутствующих этого не заметил. Он не стал больше стрелять, решив, что это бесполезное занятие.
               Вскоре горизонтальный, короткий зелёный луч начал пульсировать. Однако эта пульсация не передавалась вертикальному зелёному лучу. Сказочное видение продолжалось минут тридцать, после чего интенсивность пульсации горизонтальной части луча стала убывать и вертикальный луч исчез. Зелёное, светящееся, желеобразное вещество начало медленно втягиваться в нишу. Наконец зелёное вещество полностью скрылось в нише, но вход в неё по-прежнему оставался непрозрачным и светился зеленоватым светом. С исчезновением зелёного луча, вокруг скал сразу потемнело, хотя яркая Луна продолжала освещать серебристым светом склоны горы Тирич Мир.
               - Так! А теперь начали быстро готовиться к открытию ниши! – скомандовал Генка своим друзьям.
               - А что надо делать? – растеряно спросил Тим.
               - Ты что, забыл? Пристёгивай страховочную верёвку и всё время держи её в натяжении так, чтобы она была не ниже четырёх футов над землёй! Джим, ты тоже пристёгивай и так же держи в натяжении. Всё-всё! Хорошо! – Генка подёргал пристёгнутые к грудной обвязке страховочные верёвки.
               Зелёный туман в нише постепенно начал редеть. Генка вплотную приблизился к входу в нишу. Попробовал остатками лыжной палки, который он так и не выпустил из рук, ткнуть вход в нишу. Огрызок лыжной палки уткнулся во что-то невидимое и упругое. Он продолжал не очень сильно давить на остаток палки, чувствуя, как постепенно сопротивление уменьшается. Когда зелёный туман в нише полностью исчез, исчезло и невидимое сопротивление. Генка положил скатанные полиуретановые коврики в створ входа.
               - Не забудьте! Через пять минут, чтобы там не случилось, и чтобы я не кричал, вытаскивайте меня из этой ловушки и постарайтесь зафиксировать, если сможете, на кино и фотоплёнку всё, что будет происходить в это время со мной внутри ниши, - предупредил товарищей Генка и шагнул в открытый вход ниши.
               Внутри ниши было тепло, во всяком случае, так ему показалось. Сразу же появились какие-то посторонние звуки, что-то похожее на журчание небольшого горного ручейка. Звуки завораживали, рассеивали внимание и не давали сосредоточиться. Внезапно, на внутренней, вогнутой зеркальной поверхности ниши, появилось Генкино отражение, которое движением глаз приглашало взглянуть на что-то быстро мелькающее рядом с отражением. Он перевёл взгляд и вдруг почувствовал, что он уже летит по какому-то туннелю. Полёт продолжался не более двух секунд. Генка вынырнул из туннеля, вокруг него находились миллиарды ярких звёзд. Одна звезда стала быстро приближаться к нему. Может, он приближался к звезде, но ему показалось, что звезда летит прямо на него, увеличиваясь в размерах. Через секунду Генка понял, что это не звезда, а какая-то планета, на которую он стремительно опускался. Ещё несколько мгновений, и он уже стоит на зелёной лужайке, а прямо перед ним, широко раскинув руки в стороны, стоит улыбающийся Антон. Он только хотел броситься в объятия Антона, но неведомая сила подхватила их вместе и вышвырнула в открытый космос, где блистали огромные звёзды. А через мгновение Антон помахал ему рукой и исчез.
               - Генри! Генри! Очнись! Что с тобой? – над Генкой стоял Джим и, что есть силы, тормошил его.
               - Что? Что такое? – Генка, очумело посмотрел на Джима, явно не понимая, где он находится.
               - Ну, слава Богу, очнулся, - облегчённо вздохнул Джим.
               - Что случилось? – уже более осмысленно спросил Генка.
               - Ты упал в нише, мы тебя стали вытаскивать наружу, когда вытащили, ты был без сознания. Тут же убрали от входа в нишу свёрнутые коврики. Я стал приводить тебя в чувство, а Тим продолжил снимать на кинокамеру то, что происходит внутри ниши. Буквально сразу же после того, как мы тебя вытащили, твоё изображение на стене ниши превратилось в дракона и спрыгнуло на землю, но выйти из ниши не смогло. Да вон, сам посмотри, как беснуется твоё отражение, превратившееся в дракона, - Джим приподнял Генку и развернул лицом к нише.
               Возле ниши стоял Тим с кинокамерой в руках и снимал дракона, мечущегося внутри. Дракон был очень похож на того, которого Генка видел здесь три года назад, когда вытаскивали из ниши Мервина. Он подпрыгивал, бросался к выходу, но наталкивался на невидимую преграду и падал на пол ниши. Вновь поднимался, и опять бросался к выходу. Всё это происходило беззвучно, как в немом кино. Тим нагнулся, поднял увесистый булыжник и метнул его прямо в дракона. Дракон поймал булыжник когтистой лапой и стал рассматривать его со всех сторон. Не найдя в нём ничего интересного, он выпустил булыжник из когтистой лапы и опять начал бесноваться внутри ниши. Очередной раз подпрыгнув, монстр застыл на зеркальной стене ниши и замер. Постепенно вход стал мутнеть, сияние внутри потускнело и вскоре на месте ниши образовалась гладкая скальная стена. Над горным хребтом Гиндукуша занималась утренняя заря.
               - Вот и всё, друзья мои, представление закончилось, больше мы ничего не увидим. Можно собираться в дорогу, - будничным, спокойным голосом сказал Генка.
               - Как это домой? – запротестовал Тим, - а скалы обследовать? Может, что-нибудь интересное найдём.
               - Ничего интересного ты уже не найдёшь. Разве только зелёные кристаллики с прошлого раза где-нибудь под камнями застряли. Да и то я сомневаюсь. Кристаллики такие лёгкие, что их за три года ветром из самых глубоких щелей выдуло. Ну, можешь попробовать поискать, немного времени есть. А вообще-то мне хотелось бы быстрее спуститься вниз. У меня после обморока, что-то кружится голова. Думаю, внизу пройдёт. Пойдём, Джим, собираться, а Тим пусть попробует что-нибудь найти. Может, ему повезёт, - дал согласие Генка.
               Как и ожидалось, Тим ничего не обнаружил. В восемь часов утра, группа из трёх человек начала спуск с горы Тирич Мир. Когда преодолели верхний ледопад, Генка увидел установленную для них палатку. Ещё не было и часа дня, когда мужчины подошли к палатке. Недолго посовещавшись, решили быстро пообедать и продолжить спуск. К базовому лагерю на леднике спустились, когда на небе начали появляться первые звёздочки. Сердар очень удивился, увидев спустившихся восходителей на целые сутки раньше намеченного срока. Генка коротко объяснил, что погода была отличная и они смогли спуститься с вершины раньше намеченного срока.
               На следующий день караван, возглавляемый Сердаром, двигался в сторону Читрала. В Читрале группа альпинистов надолго не задержалась. Окончательно рассчитавшись с проводником, Генка пригласил Рустама и товарищей по восхождению в ресторан, где хорошей закуской и выпивкой отметили успешное окончание экспедиции.
 

Глава 31