class="wide-page">
Глава 29
 
 
               Спустившись к палатке Женька стал возиться по хозяйству, прикидывая, что сварить на ужин. Кулаков бросил свою штормовку на камень и сел на неё. О чём-то глубоко задумавшись, он не обращал никакого внимания на то, чем занимается его напарник. Так прошло минут 10-15, пока тот не подошёл к Кулакову.
               - О чём это вы задумались, Генри? Будто решаете какую-то трудную задачу, - спросил его Женька.
               - Сегодняшний наш разговор о сверхсветовых скоростях натолкнул меня на одну интересную мысль. Вот сижу, копаюсь в своём компьютере, - Кулаков указательным пальцем правой руки постучал себя по лбу, - ищу ответ на поставленный вопрос.
               - В каком компьютере? – удивился Женька.
               - Да в этом, в этом, - Кулаков опять постучал пальцем по лбу, - я же тебе говорил, что у меня появилась фотографическая память. Всё что увидел, прочитал, откладывается в памяти, как в хорошем компьютере. Стоит только поднапрячься и извлечь нужную информацию. Сейчас сижу, вспоминаю всё то, что я когда-то читал про гравитацию.
               - А зачем вам это надо? – заинтересовался напарник.
               - Видишь ли, Женя, мне начинает казаться, что зелёный луч не что иное, как сфокусированный пучок какой-то энергии и, скорее всего, это гравитация. Управлять гравитацией человечество ещё не научилось, а вот те силы, которые в определённое время включают эти загадочные зелёные лучи, вполне могли обуздать одно из четырёх фундаментальных взаимодействий нашей Вселенной – гравитацию. И я неожиданно вспомнил, что сущность гравитации до сих пор не раскрыта. Некоторые учёные бьют себя в грудь, утверждая, что с законом «Всемирного тяготения» всё просто и понятно, но в то же время ответить на вопрос: «А каким образом, это тяготение передаётся, и с какой скоростью?», ответить не могут. Говорят, о каких-то мифических частицах - гравитонах, которые обнаружить не удаётся, и всё! Дальше тупик. По сути дела, около 80% энергии в нашей Вселенной составляет гравитация, а сущность этого явления до сих пор остаётся загадкой для учёных. И вот покопавшись в своём «компьютере» нахожу нужную информацию…
               - Какую информацию, если не секрет? - полюбопытствовал Женька.
               - А такую, что ещё в 1797 году Лаплас писал, что скорость распространения гравитации, которую он высчитал, анализируя движения Луны, её, так называемые, вековые ускорения, не менее чем в 50 миллионов раз превышает скорость света! И с того времени доказательств Лапласа никто не опроверг. В наше время учёные астрофизики попытались произвести аналогичные расчёты. У них получились и вовсе сногсшибательные результаты. Согласно этим расчётам, скорость распространения гравитации на 13 порядков превышает скорость света! То есть, в 10 триллионов раз!!! Это никак не идёт вразрез с вычислениями Лапласа. Лаплас вычислил минимальную скорость распространения гравитации. Хотя в нашем понимании говорить о скорости распространения гравитации, является ошибкой. Гравитация была, есть и будет всегда! Это свойство нашей Вселенной. В этом случае можно привести утрированный пример. У алмаза главное свойство – твёрдость. Но мы не вправе утверждать: «Скорость распространения твёрдости в алмазе составляет…», это нонсенс. Не может быть такого. Алмаз должен быть твёрдым, в противном случае, это не алмаз. Так и с веществом, есть вещество – на него гравитация воздействует, нет вещества – гравитации не на что воздействовать. В этом месте перехожу к главной своей мысли. Если кто-то или что-то умеет управлять гравитацией, то есть, хотя бы включать и выключать гравитацию в нужном месте и в нужный момент, то это хозяин Вселенной! Поскольку гравитация для нашей Вселенной это всё! – Кулаков на минуту замолчал, обдумывая ещё какую-то мысль.
               - Интересно вы излагаете, - негромко, чтобы не потревожить мысли Кулакова, произнёс Женька.
               - Так вот я и думаю, а что если в нашем случае происходит включение и выключение гравитации, в таком вот, узком зелёном луче? Если возможно передавать информацию с помощью модуляции гравитационного поля, примерно так же, как радиоволны, то необходимая информация будет приниматься, или отправляться в глубины космоса в 10 триллионов раз быстрее скорости света! Это значит, что нашу Галактику под названием «Млечный путь», такой информационно-гравитационный луч пересечёт за считанные секунды! В то время как лучу света на преодоление того же расстояния потребуется 100 или 120 тысяч лет! Есть, над чем, задуматься. Ты уловил мою мысль, Женя? – задал вопрос Кулаков.
               - Уловить то уловил, а вот как удержать такую сумасшедшую мысль, просто не знаю, - с растерянностью в голосе откликнулся Женька.
               - Да уж, трудно во все эти фантастические предположения поверить. Почему-то только сегодня у меня появились такие мысли. Это всё ты виноват со своими расспросами о сверхсветовых скоростях, - шутливо упрекнул Женьку Кулаков, - да ещё странное падении валуна между скал, который, кстати, тоже ты сбросил.
               - Вы уж извините меня, Генри, за доставленные хлопоты, - принял шутливый тон Кулакова Женька, - я не хотел вас напрягать, так уж получилось. Странная всё-таки штука – гравитация, - уже с задумчивостью произнёс он.
               - Не говори. Если глубоко задуматься, то мы всю жизнь боремся с этой гравитацией. Какую бы область человеческой деятельности ни взять, везде присутствует борьба. К примеру - строительство. Всё рассчитывается с учётом того, чтобы ничего не развалилось. То есть, рассчитывают вес, нагрузки на единицу площади и так далее. А спорт? Это же сплошная борьба с гравитацией! Лёгкая атлетика: прыжки, метания снарядов, бег. Про тяжёлую атлетику и говорить не стоит. Игровые виды спорта с мячом? Тоже сплошная борьба с гравитацией. Пнуть, бросить, толкнуть мяч по какой-то траектории, чтобы он под действием силы тяжести попал в нужное место. Единственное может быть исключение - это интеллектуальные игры в виде шахмат или шашек. Да и то - попробуй сыграть в невесомости обыкновенными шахматными фигурами. Хорошо компьютеры изобрели и всевозможные игры к ним, в том числе и шахматы. А так, без гравитации и в шахматы не сыграешь. Так что гравитация – неотделимая часть нашего мира, нашей Вселенной. Вполне закономерный вопрос - а почему бы зелёному лучу не являться какой-нибудь ещё никому не известной, разновидностью гравитации? Я почти не сомневаюсь, что так оно и есть, - сказал Кулаков и опять задумался.
               Он вспомнил про зелёные кристаллики, лежащие в сейфе его офиса, об их странных свойствах. Вслух о кристалликах рассуждать не стал, поскольку это являлось совершенно секретной информацией. В то же время он вспомнил уже в свете новых мыслей о зелёном луче, о странных свойствах кристалликов, одним из которых была способность экранировать земное тяготение. Попросту говоря, «отключать» гравитацию! А невероятная твёрдость и прочность? Тоже может быть из-за мощнейшей гравитации на молекулярном уровне.
               Ладно, решил Кулаков, обо всём этом подумаю в своей лаборатории. Сейчас уже поздно что-либо предпринимать. Осталось совсем немного до появления зелёного луча, а специального какого-то оборудования для исследований, в наличии нет. Следующего появления зелёного луча ждать ещё 8 лет. Вряд ли Кулаков через 8 лет будет так же активно заниматься проблемами зелёного луча. Скорее всего, передаст все дела кому-нибудь из своего коллектива, может быть, той же самой Элизабет. На передачу всех дел может уйти год, максимум два, не больше. Кулаков, если честно, уже устал мотаться по разным экспедициям. Он нисколько не сомневался в том, что этот раз будет его последний выход к таинственным скалам. Также не сомневался и в том, что на этот раз вызволит Антона из каменного плена. Смысл последних сорока лет его жизни, похоже, осуществится сегодня ночью. А дальше ему будет уже не важно, кто, где и когда будет подниматься к таинственным скалам. Всё, что он о них знает, постарается передать своему преемнику. Но, если это будет Элизабет? Ну и что? Она никогда не ходила к скалам и вряд ли когда-то к ним поднимется. Осуществлять общее руководство можно и сидя в лаборатории. А он, по мере возможности, будет ей помогать. Самое главное то, что он сегодня ночью обнимет Антона.
 
*****
 
               В Буэнос-Айресе Генка пересел на местные авиалинии. Небольшой самолёт ещё часов пять трясло над Атлантическим океаном, прежде чем он приземлился в небольшом, самом южном городке Аргентины и мира – Ушуая, в столице провинции Огненная земля. В аэропорту Генку и ещё троих будущих его компаньонов по путешествию в ледяной пустыне Антарктиды, встречал руководитель предстоящей антарктической экспедиции. Небольшой микроавтобус прямо из аэропорта доставил участников экспедиции к трапу грузового судна. Генка, картограф, геолог и агент ФБР были последними, кого судно ждало, прежде чем отправиться к берегам Антарктиды. Буквально через несколько часов после того, как вновь прибывшие разместились в отведённых для них каютах, судно взяло курс на Антарктиду.
 
Самый южный город мира Ушуая, Аргентина
 
              Морской переход до аргентинской антарктической станции Сан-Мартин занял меньше трёх суток. Около двух суток ушло на разгрузку экспедиционного оборудования, и только 11 января караван из пяти гружёных вездеходов с прицепами, направился вглубь Антарктического полуострова. Каравану предстояло преодолеть 450 километров полного бездорожья. В начале пути караван передвигался по антарктической тундре, где лишь изредка попадались большие пятна снега. Чем дальше и выше продвигался караван, тем суровей становилась природа. На второй день пути полностью исчезли тёмные пятна почвы. Кругом, куда не посмотришь, блестел снег в косых солнечных лучах. Лишь изредка протыкая ледяной панцирь Антарктиды, попадались массивные отвесные скалы. На четвёртые сутки, проехав по бездорожью более четырёхсот километров, караван остановился у подножья горного хребта. Дальше, даже для вездеходов, пути не было. Высотомер показывал 8000 футов над уровнем моря. Левее, по ходу движения каравана, вдали, виднелся высокий горный массив. Офицер картограф пояснил, что это высшая точка Антарктического полуострова, гора Джексон. Её высота составляет 13750 футов (4191 метр) над уровнем моря.
               Руководитель экспедиции принял решение о прекращении дальнейшего движения каравана. Подыскав подходящую площадку для организации лагеря, все участники экспедиции занялись обустройством лагеря. В это время года в южных полярных широтах солнце, практически, не заходит и такое понятие, как «тёмное время суток», отсутствует. Определить время без показания часов, достаточно трудно. Так что, когда закончили разбивать лагерь, часы показывали три часа ночи, но солнечные лучи, отражаясь от белого снега, слепили глаза участникам экспедиции.
               После шестичасового отдыха, руководитель экспедиции собрал в своей маленькой кают-компании участников дальнейшего пешего похода. Только здесь Генка узнал имена своих будущих спутников. Во время движения каравана, он находился в одном вездеходе с руководителем экспедиции, в то время как остальные участники пешего похода расположились в других вездеходах. А на коротких привалах и «ночёвках», как-то было не до того.
               Офицера картографа, самого молодого из четвёрки, звали Марк Флепс. У геолога было имя Бернард Фульм, агента ФБР – Арчи Метлок. Естественно, Генка тоже представился будущим спутникам по пешему переходу, как Генри Кулен. Руководителя экспедиции звали Стив Хагбер или, как все его называли, мистер Хагбер.
               - И так господа, - начал мистер Хагбер, - мы прибыли в определённую точку Антарктического полуострова, откуда начнётся ваше пешее путешествие, а по сути дела, основная часть нашей экспедиции. Будем говорить прямо и откровенно, что вся остальная работа экспедиции хоть и носит, несомненно, научный характер и представляет определённый интерес для науки, не столь важна. Вы все присутствовали на совещании в Вашингтоне и в курсе того, что интересует руководство нашей страны. Интересующий нас район находится восточней горы Джексон. К сожалению, ближе к этому горному массиву на той технике, что мы имеем, подъехать не можем. Вам придётся начать свой маршрут из нашего базового лагеря с южной стороны горы Джексон. Затем, - мистер Хагбер развернул топографическую карту, - через перевалы в горном хребте, спуститесь в долину с восточной стороны горы Джексон. Перевалы сложные, скально-ледовые и в высоту могут достигать до 11000, а то и до 12000 футов над уровнем моря. Долина, с восточной стороны горы Джексон, имеет в длину несколько десятков миль, в ширину около мили. Местами, не больше полутора миль. Со всех сторон долина окружена неприступными горными хребтами. Проникнуть в эту долину можно только с южной стороны или с северной. Это даже не долина, а скорее вытянутая яма в горах. Рек в Антарктиде нет и образование такой странной долины посреди гор, вызывает множество вопросов.
               - А не пробовали провести аэрофотосъёмку? – задал вопрос Бернард, геолог.
               - Вопрос хороший. Пробовали, и не один раз. Именно по данным аэрофотосъёмки мы имеем какое-то представление об этом районе Антарктического полуострова. Также имеются космические снимки, но, ни аэрофотосъёмка, ни космические снимки не дают детального представления местности. Дело всё в том, что над долиной постоянно висит густая облачность, не дающая сделать качественные снимки. И только со спутников, иногда, удаётся сделать снимки невысокого качества, на основании которых и возникла потребность изучить данную местность, так сказать, изнутри. Вот, для этих целей и организована наша экспедиция, - ответил Бернарду мистер Хагбер, - может ещё у кого-то будут вопросы?
               - Какие основные цели и задачи поставлены перед нашей группой? – задал вопрос Генка, хотя в общих чертах, о целях и задачах уже знал от Джейка.
               - Я думал, у кого-то возникнут вопросы по вводной части нашего разговора, но вижу, что вы уже настроились на главную тему. Тем лучше, не будем терять время. Как я уже говорил, ваша цель проникнуть в загадочную долину. Как туда попасть и как оттуда выбраться целыми и невредимыми – главная задача руководителя вашей четвёрки, мистера Кулена. Также на мистера Кулена, возлагается радиосвязь между вашей группой и базой. Мистер Флепс, картограф, подробно фиксирует весь пройденный маршрут, с детальной привязкой на местности всех, каких-либо значимых ориентиров. Составляет подробную карту долины и гор, окружающих долину. Мистер Фульм, геолог, занимается исследованием горных пород слагающих горную долину. Отбирает образцы грунта и воды, для последующего изучения в лабораторных условиях. Мистер Метлок, агент ФБР, ведёт подробный дневник всего путешествия, производит кино, фото и звукозапись. Я не знаю, что там может быть, поэтому фиксируйте всё, что может вас заинтересовать и даже то, что на первый взгляд может вам показаться самым простым и обыденным. Вот коротко, но предельно ясно и чётко, что вы должны будете делать во время вашего необычного горного путешествия по ледяному континенту. Теперь о сроках вашего путешествия и месте встречи по его окончании. Если верить этой топографической карте, - мистер Хагбер пододвинул к себе поближе карту, расстеленную на походном столике, - то общая протяжённость вашего похода будет составлять примерно, 95-100 миль. Учитывая сложный горный рельеф местности, метеоусловия, исследовательскую работу во время экспедиции, и пару дней отдыха, в день вы будете проходить, в среднем, не больше 7-8 миль. Значит, на всё путешествие вам отводится 14 дней. Прибавим ещё пару дней на всякие непредвиденные обстоятельства, получается 16 дней. Сегодня, 16 января, 10 часов утра. Сейчас, после нашего разговора, идёте готовиться к выходу на маршрут. На это даю вам часа 4. В 2 часа пополудни, вы выходите из базового лагеря в сторону гор. В этот период времени в Антарктиде, практически, круглые сутки светло. Ещё сегодня вы сможете преодолеть дневную норму передвижения. Базовый лагерь со всеми остальными участниками полярной экспедиции, будет оставаться на этом месте ещё 10 дней. На одиннадцатый день лагерь снимется и переместится в северном направлении миль на 80, вот в это место, - мистер Хагбер отметил карандашом точку на карте.
               - Разрешите мне записать приблизительные координаты будущего базового лагеря, - попросил Марк.
               - Конечно-конечно, отметьте, пожалуйста. Мне кажется, что в этом месте будет ровное плато и наш лагерь будет виден издалека, - мистер Хагбер ещё раз внимательно посмотрел на карту, лежащую перед ним.
               К двум часам пополудни, четвёрка путешественников была готова двинуться в путь. Провожать их вышел весь состав экспедиции. Генка перед выходом на маршрут взвесил рюкзаки участников пешего перехода. Рюкзаки оказались внушительного размера и веса. Каждый рюкзак весил около 35 килограмм. Ничего удивительного в этом не было, ведь предстоял длительный пеший переход по совершенно пустынной, снежной местности. Выслушав напутственное слово руководителя экспедиции мистера Хагбера, четвёрка путешественников размеренным шагом, не спеша, начала движение в сторону горы Джексон, немного правее главной вершины.
               В самом начале пути идти по снежному насту было несложно. По всей видимости, осадков давно не было и снег, под действием постоянно дующих ветров, спрессовался настолько, что по нему можно было идти, как по асфальту. Чем ближе подходили к горам, тем снег становился всё рыхлее. Ноги путешественников стали проваливаться в снег по щиколотку, затем по колено. Генка скомандовал остановиться на небольшой привал и посоветовал всем надеть снегоступы, которыми предупредительно снабдили участников необычного путешествия. Идти стало легче, но появились и неудобства. Пришлось при ходьбе неестественно широко расставлять ноги, чтобы снегоступы не цеплялись друг за друга. Помучившись часа два ходьбой в снегоступах, Генка решил остановиться на ночной отдых, тем более что часы показывали уже 10 часов вечера. Палатку поставили под скальным выступом таким образом, чтобы он защитил палатку от случайной снежной лавины.
               На следующий день, ближе к полудню, группа вышла на гребень горного хребта в той его части, которую можно было бы назвать перевалом. Подъём на перевал был не крутой и совсем несложный. Но поднявшись на перевал, Генке стало ясно, что спуска в долину в этом месте нет. Прямо с перевала скалы обрывались вниз, образуя вертикальную стену. Какой высоты была вертикальная стена, определить было невозможно, поскольку метров в пятидесяти ниже перевала, стоял густой туман. Что там было внизу, ничего не было видно. Он предложил обойти небольшую вершинку с юго-восточной стороны и попытаться с другого перевала произвести спуск в долину.
 
Южный перевал в долину
 
               Следующий перевал был немного выше предыдущего, но также не очень сложный с южной стороны. С нового перевала северная сторона хоть и была очень крутой, но вполне проходима. Генка достал бинокль и стал просматривать возможные пути спуска в долину. Вдруг в ста метрах от того места, где находилась четвёрка путешественников, Генка увидел в бинокль чёткую, узкую тропинку, спускающуюся тонкой змейкой вниз. Он чуть не выронил бинокль из рук. Опять приставил бинокль к глазам, наводя резкость. Несомненно, в бинокль он видел тропу! «Что за чертовщина? Какие могут быть тропы там, где никто, никогда не ходит?» В его голове лихорадочные мысли пытались найти какое-то логическое объяснение этому феномену. Ещё несколько минут он вглядывался в эту загадочную тропу, временами скрывающуюся за густыми клубами тумана. Наконец он оторвался от бинокля и указал остальным участникам похода на любопытную вещь. Все вскочили на ноги и обратили свои взоры в ту сторону, куда указывал Генка. Арчи тут же достал свой портативный диктофон и стал что-то быстро в него нашёптывать. Марк достал планшетку и начал делать зарисовки. Геолог попросил бинокль у Генки, и стал исследовать тропу через окуляры бинокля. После нескольких минут замешательства и после того, как Марк закончил делать свои зарисовки, все, не сговариваясь, направились к тропе.
               Тропа начиналась, а может заканчивалась, на самом перевале, уходя под снежно-ледовый покров южного склона перевала. Хорошо вымощенная, не протоптанная, а вымощенная небольшими камнями, тропа имела ширину около 50 сантиметров и плавно убегала вниз. Арчи достал фотоаппарат и стал делать снимки тропы в различных ракурсах. Геолог Бернард опустился на колени и через лупу стал исследовать тропу. Потом достал геологический молоток и попытался отколоть небольшой кусочек тропы. Не самой, конечно, тропы, а как ему показалось, что вымощенные камни в тропе, укреплены каким-то крепким строительным раствором. С трудом отколов совсем маленький кусочек с предполагаемым раствором, он поместил этот кусочек в мешочек и убрал в рюкзак.
               На перевале стал подниматься ветер, неся снежные заряды с южной стороны и как бы, подталкивая людей с огромными рюкзаками к спуску в загадочную долину, закрытую от взора путешественников густым туманом. Но прежде чем начать спуск, Генка решил, проверить, скользкая тропа или нет. Температура воздуха была около -10 градусов по Цельсию, а тропа была подозрительно свободна от снега. Однако его опасения оказались напрасными. Подошвы его альпинистских ботинок не скользили на тропе. Всё же первые несколько сот метров Генка очень осторожно продвигался по тропе, которая плавно и причудливо петляла между отвесных скал, каменных осыпей и снежников.
               Спуск по тропе продолжался более часа, прежде чем группа исследователей вынырнула из густого тумана. Это случилось так неожиданно, что Генка чуть не упал со своим огромным рюкзаком. Перед путешественниками открылся вид загадочной долины. Низкая облачность не давала разглядеть горы, обрамляющие долину. Отвесные скалы на высоте 200-300 метров от дна долины, исчезали в густых облаках. Ширина долины была около 2-х километров, а в длину убегала на несколько десятков километров. В данный момент определить какая длина долины, не представлялось возможным. В отличие от обыкновенных горных долин, эта долина не имела ярко выраженного наклона в какую-либо сторону. Долина больше всего походила на остаток исчезнувшего озера с крутыми берегами. На дне долины кое-где поблёскивали лужицы небольших озёр.
               Вымощенная тропинка спускалась на дно долины и уже по дну долины, убегала куда-то вдаль. Воздух в долине был значительно теплее, чем наверху и имел плюсовую температуру. Генка определил это по мелкому, моросящему дождю и потому, что в долине не было снега. Спустившись к первому озерку, он решил сделать большой привал для того, чтобы картограф сделал необходимые зарисовки и определил координаты местности, геолог взял пробы грунта и воды, а агент ФБР произвёл соответствующую фото и киносъёмку. Сам же Генка занялся приготовлением обеда.

 

Глава 29 - продолжение