class="wide-page">
Глава 19

 
               Ночью Кулаков проснулся, как будто его кто-то толкнул в плечо. Он сразу даже не сообразил где находится и только окончательно проснувшись понял, что находится в гостиничном номере туристского комплекса «Карабастау». Ощущение того, что кто-то его специально разбудил, не проходило. Кулаков встал с кровати и вышел на небольшой балкончик. Небо было ясное и почти полная Луна висела над горой Карабастау, освещая окрестности озера Иссык серебристым светом. Он постоял, полюбовался минут пять всеми этими ночными красотами, но довольно прохладная ночь заставила раздетого Кулакова зайти в номер и залезть под одеяло. «Скоро, уже очень скоро, наступит тот час, когда я освобожу Антона», - с этими мыслями он опять погрузился в глубокий сон.
               Утренний солнечный лучик сквозь неплотно задёрнутые шторы упал прямо на лицо Кулакову. Он открыл глаза и тут же их крепко зажмурил от яркого света. «Пора вставать, раз солнце будит», сам себе вслух сказал Кулаков, и не спеша занялся утренним туалетом. После завтрака возле выхода из столовой, его поджидал Евгений.
               - Доброе утро, Генри! Как спалось? – поприветствовал он Кулакова.
               - Доброе утро, Женя! Спал прекрасно! Я уже и не помню, когда так долго спал, почти 12 часов! Сам себе удивляюсь, зато чувствую себя бодрым и здоровым! Я так понимаю, ты меня специально поджидал, чтобы что-то сообщить? – он вопросительно посмотрел на Евгения.
               - Да, я специально поджидал вас после завтрака, чтобы сообщить о том, что я все продукты уже получил и разделил их на две части. Они у меня в комнате. Можете взять свою часть и уложить в рюкзак, - сказал Евгений.
               - Прекрасно! Так и сделаем. Будем готовиться к выходу. Да, ещё Женя, я хотел спросить, надувной матрас сложно найти здесь у вас? Я как-то совсем упустил из виду, когда собирался, а сегодня утром подумал, что он будет не лишним. Последний раз, когда я ходил по горам, брал с собой тонкий полиуретановый коврик. На нём спать не холодно, даже на снегу, но очень жёстко. У меня потом тазобедренные кости недели две болели. Узнай, пожалуйста, можно где-то достать, или нет? – попросил Кулаков.
               - Нет проблем! Через двадцать минут машина в город Иссык поедет, там в универмаге можно купить. Машина обратно к обеду должна вернуться. Я сейчас узнаю кто поедет, и закажу, - с готовностью откликнулся Евгений.
               - Тогда вообще прекрасно! Вот, деньги возьми, Женя, - Кулаков протянул двадцатидолларовую купюру, - я думаю, этого хватит?
               - О, конечно! Самый простой надувной матрас стоит, где-то 10-12 долларов, так что даже сдача останется, - пояснил Евгений.
               - Сдачи не надо! Пусть это будет оплата за услугу.
               - Я тогда быстро этот вопрос решу и вернусь. Потом зайдём ко мне, и вы заберёте свою часть груза. А пока идите в сторону вон того коттеджа, я там живу! - Евгений показал рукой в сторону нового, деревянного коттеджа, построенного на месте, где когда-то располагался палаточный городок турбазы «Озеро Иссык».
               - Хорошо, Женя! Я потихоньку пойду, подожду тебя на скамейке возле коттеджа. На солнышке посижу, - и Кулаков медленно пошёл в сторону коттеджа.
               Евгений, как и обещал, вернулся быстро, не прошло и десяти минут. Сообщил, что обо всём договорился и перед обедом занесёт надувной матрас в номер Кулакова. После чего прошли в комнату Евгения. В комнате на столе высились две кучки продуктов. Евгений заглянул в свой шкаф и достал оттуда небольшой рюкзак.
               - Вот, Генри! Сюда можете сложить продукты, чтобы донести в свой номер, а я, когда матрас занесу, заберу! - он протянул рюкзак Кулакову.
               - Здесь кучки неодинаковые. Мне кажется, что ты, Женя, меня обделил килограмма на два общего груза, - полушутя, полусерьёзно сказал Кулаков, складывая продукты в рюкзак.
               - Я раза в два моложе, так что всё справедливо! – в тон ему ответил Евгений.
               - Ну, хорошо-хорошо! Возраст ещё ничего не значит, хотя чувствуется, что с каждым годом становится всё труднее и труднее подниматься в горы. Но это терпимо, - согласился Кулаков.
               - А как часто вы ходите в горы? – поинтересовался Евгений.
               - Почти каждый год. Побывал во многих местах на нашей планете, а здешние горы мне нравятся больше всего, - с лёгкой грустью ответил Кулаков.
               - Мне они тоже нравятся, хотя я в других горах не был, сравнивать не с чем! Ничего, может, когда-нибудь выберусь, тогда и сравню, - с долей оптимизма сказал Евгений, помогая Кулакову укладывать продукты в рюкзак, - ну, вот и всё! Я сейчас тоже уложу свой рюкзак, чтобы сразу после обеда быть готовым.
               - Сразу после обеда тяжеловато будет. С полчасика подождём и двинем. До пятачка с родником в Левом Логу ходу не больше двух часов, ну, максимум, три! Если идти не спеша. Выйдем часа в три, часам к шести обязательно доберёмся, даже ползком, - накидывая рюкзак с продуктами на плечи, сказал Кулаков.
               Перед самым обедом в номер к Кулакову постучал Евгений. Протянул надувной матрас и сказал, что в три часа подойдёт к стойке администратора со своим рюкзаком. Всё получилось так, как и предполагал Кулаков. До пяточка в Левом Логу, поднимались два с половиной часа. Раза четыре останавливались передохнуть. Кулаков шёл первым. Он привык ходить по горам впереди группы, обязанности инструктора заставляли так делать. А потом это перешло в стойкую, укоренившуюся привычку. Евгений не спорил с ним, он понял, что главный в их маленькой группе, несомненно, Генри. Устанавливая палатку для ночлега, Кулаков опытным глазом определил, что на этом пятачке туристы не останавливались на ночлег, как минимум лет пять, а то и больше. Да и кто бы здесь останавливался? Отдыхающие с туристского комплекса «Карабастау», если сюда и поднимались, то только для того, чтобы немного передохнуть, полюбоваться окрестностями озера с высоты птичьего полёта, да попить родниковой водички. На месте, когда-то бывшего кострища, лежало несколько камней, наполовину вросших в густую траву и землю.
               - Генри! Мы что-нибудь сообразим на ужин? – спросил Евгений, когда палатка была установлена для ночлега.
               - Конечно! У тебя там что-то было расписано, так давай, будем немного придерживаться того, что наметили! Разжигай примус, а я пойду дровишек для костра соберу. Вечерком у костра посидеть охота.
               - Хорошо! Тогда я сварю кашу гречневую с тушёнкой, а чай заварим, когда у костра устроимся, - предложил Евгений.
               - Пойдёт! Давно не ел гречневую кашу с тушёнкой. Даже вкус забыл, - сказал Кулаков и направился к стоящим на склоне елям.
               Он помнил, как сорок лет назад здесь трудно было найти сухих дров для приличного костра. Приходилось посылать туристов на противоположный склон лога, поросшего огромными тянь-шаньскими елями. Но в этот раз прямо здесь на пятачке под елями, Кулаков насобирал огромную охапку хвороста и притащил её к бывшему кострищу. Затем взял ледоруб и стал расчищать место для костра. Пока он возился, приготавливая всё для вечернего костра, у Евгения сварилась каша, о чём он радостно сообщил Кулакову и позвал его на ужин. Каша получилась отменная и Кулаков с большим удовольствием съел свою порцию каши.
               - А чай, давай, на костре заварим, - предложил Кулаков, - хочется, чтобы он был душистый, с запахом дыма костра, как в былые времена.
               - Давайте сделаем! На костре, так на костре! С дымком! Я тоже давно не пил такого чая, - поддержал предложение Евгений.
Солнце блеснув последним лучиком, скрылось за склонами гор. Кулаков начал разжигать костёр, а Евгений отправился к роднику помыть посуду и набрать в котелок воды для чая. Постепенно начали сгущаться сумерки. С гор подул прохладный ветерок. Вскоре на небольшом костре закипела вода и Кулаков начал колдовать над чаем. Был важен сам ритуал заваривания чая. Надо отметить, Кулаков не разучился делать это. Удобно устроившись у костра, потягивая горячий ароматный чай, двое мужчин решили, что настало время для задушевной беседы.

               - Генри, вы мне обещали рассказать какую-то историю, когда мы уйдём в горы. Мы уже в горах. Может расскажите, что произошло и зачем вам надо в верховья реки Чин-Тургень? – попросил Евгений, наливая очередную порцию горячего чая.
               - Конечно же, Женя, расскажу! Может быть обо всём сегодня рассказать не успею, но у нас ещё два свободных вечера будет. Я постараюсь тебе всё подробно рассказать. Но для начала, ты мне ответь на один вопрос. Ты являешься сотрудником КГБ, или как в данный момент называют подобную службу в вашей республике, КНБ? – Кулаков прищурившись, пристально посмотрел Евгению прямо в глаза.
               - А как вы догадались? – вопросом на вопрос ответил Евгений.
               - Понимаешь ли, Женя, мне приходилось сталкиваться и даже работать с теми, кто всю свою жизнь посвятил этой системе. Были и друзья, которые помогли мне в трудный период моей жизни. Так что я научился разбираться в людях. Но, по большому счёту, в данный момент это не играет никакой роли. Видишь ли, Женя, меня спецслужбы бывшего СССР 25 лет назад вычеркнули из списка живых, - Кулаков поднялся, чтобы подбросить дров в костёр.
               - Как это, вычеркнули? – растеряно спросил Евгений.
               - Да, вот так! Вычеркнули не спрашивая, хочу я этого или нет. Как пуля, выпущенная из оружия. Долетела до цели и хорошо! Кто потом эти пули собирает? Никто! Кому они использованные нужны? Никому! Так и со мной получилось. Надо было одну спецоперацию в Афганистане провести, вот меня спецслужбы вслепую и использовали. В ходе этой операции я должен был погибнуть. Но, я выжил и заявил о себе. Однако по всем официальным источникам моя служебная заграничная командировка закончилась в тот день, когда меня использовали как наживку. Я якобы в этот день улетел в Советский Союз, а вот куда делся, когда ехал из аэропорта «Шереметьево» в трест «Зарубежспецсвязь», никто не знает. Если бы я пропал без вести в Афганистане, то была бы шумиха, а так…. Мало ли что может случиться с человеком в большом городе. Интересно? Вот я тебе сегодня и расскажу, как я из Геннадия Петровича Кулакова превратился в Генри Кулена. Не смотри на меня так удивлённо, Женя! Да-да! Моё настоящее имя, Кулаков Геннадий Петрович, уроженец этих мест. По образованию - инженер связист, по призванию…, - Кулаков развёл руки в стороны и поднял их вверх, - люблю эти горы. Короче, инструктор горного туризма, «Мастер спорта СССР». Я же на этой турбазе, где у вас сейчас туристский комплекс «Карабастау», отработал полтора десятка сезонов! Вот такие дела, Женя! У тебя котелок рядом? Плесни-ка мне ещё чайку, - попросил Кулаков.
               - Действительно, удивительные истории вы рассказываете. Так, как мне теперь вас называть? Генри или Геннадий Петрович? – спросил Евгений, наливая чай в кружку Кулакова.
               - Генри! Зови меня Генри! Я же сказал, что Геннадия Петровича Кулакова вычеркнули из списка живых…
               - Но и в мёртвые не записали! – перебил Евгений Кулакова.
               - Так, то, оно так! Только без вести пропавший человек ничем не лучше!
               - Расскажите, Генри! Как же всё произошло? Может вам не очень приятно об этом рассказывать? Вы уж меня извините, но мне очень интересна ваша история, - попросил его Евгений.
               - Хорошо! Я расскажу о том, как я стал Генри Куленом, - и Кулаков начал свою историю с того момента, когда он полетел в загранкомандировку в Афганистан.
               Он рассказал Евгению практически всё. Умолчал только о загадочных скалах на склоне горы Тирич Мира и о Мервине Хинтере. Разговор о таинственных скалах Тирич Мира и верховьях Чин-Тургеня, Кулаков решил в этот вечер не заводить. Было около одиннадцати часов вечера, когда он закончил свой рассказ и предложил перебраться в палатку на ночлег.
 
*****
               До отлёта в Америку оставалось три дня. За первые два дня Генка полностью рассчитался с разведшколой. Сдал всё, что на нём числилось и финансовый отдел произвёл расчёт. После расчёта Рустам повёз того в банк. В банке, поговорив с управляющим, Рустам взял у него какие-то бланки и сам всё заполнил. После чего велел Генке расписаться на заполненных бланках и сдал их в окошко служащему банка. Через пару минут Рустаму подали квитанцию, чековую книжку и пачку американских долларов. Почитав квитанцию, полистав несколько страниц чековой книжки, пересчитав пачку долларов, Рустам всё это протянул другу.
               - Вот, Генри, это квитанция о том, что заработанные тобой деньги в разведшколе за два года переведены в один из Нью-Йоркских банков. Вот это чековая книжка, со всеми реквизитами банка и твой номер счёта в этом банке. Когда прилетишь в Нью-Йорк, Джейк тебя сводит в этот банк и объяснит всё, что надо делать. Не потеряй эти важные документы. А это, - Рустам потряс пачкой банкнот, - наличные деньги. Тебе они пригодятся в дороге и на первое время твоего пребывания в новом месте. Пока тебе выдадут заработанные деньги, месяц, как минимум, пройдёт. Здесь около шести тысяч долларов, я думаю на первое время тебе хватит.
               - Я тоже думаю, что хватит! Честно сказать, я даже не интересовался. А сколько там набежало за два года? - спросил Генка.
               - А ты посмотри! Там всё написано, - и Рустам, взяв из его рук чековую книжку, открыл её на нужной странице, - Вот, смотри, 90 000 долларов!
               - Да ты что?! Откуда у меня такие деньги?! Ты что-то напутал, Рустам, - забеспокоился Кулаков.
               - Ничего не напутал! У тебя чистыми на руки в среднем выходило около 4 000 долларов в месяц. Ты же деньги никуда не тратил, так, по мелочам. В разведшколе жил и питался, а это основные статьи расхода денежных средств. Так что всё правильно! Кругленькую сумму перевели в американский банк, а остатки обналичили. Теперь у тебя есть стартовый капитал, чтобы начать новую жизнь на новом месте. Я не думаю, что у тебя на счету в советском «Внешэкономбанке» за твою работу в Афганистане, что-то осталось. Да если и осталось, то вряд ли ты получишь эти деньги. А вот это всё, что ты держишь в руках, твои заработанные и вполне реальные деньги. Не миллион, конечно, но всё же согласись, неплохо заработал. В Америке так экономить не получится. Но кто его знает? Может у тебя сложится всё удачно, я хочу в это верить, и будешь зарабатывать ещё больше. Америка страна больших возможностей, надо только попасть в струю удачи, - Рустам обнял Генку за плечи, и они вышли из прохладного помещения банка в духоту улиц летнего Читрала.
               После банка они поехали в разведшколу. Там Кулаков собрал свои немногочисленные пожитки и загрузил их в машину Рустама. Последнюю ночь в Читрале Кулакову предстояло провести в отеле, где остановился Джейк. Рустам уговаривал Генку остаться у него, но тот отказался, сославшись на то что последний вечер он хочет провести в кругу друзей и некоторых сослуживцев. Для этой цели, он уже заказал столики в ресторане при этом самом отеле. Ему будет так удобней после банкета подняться к себе в номер и лечь отдыхать. На ужин пригласили несколько человек из школы, с кем Кулаков тесно контактировал последнее время. В числе приглашённых гостей, конечно же, был и Энтони Декадер. Вечер прошёл в тёплой и дружеской обстановке.
               Небольшой самолёт из Читрала в Исламабад вылетал после обеда, ближе к вечеру. Но Кулаков в тревожном ожидании перелёта в новую жизнь проснулся чуть свет. Вскоре в дверь номера постучал Джейк и позвал Генку в бар при ресторане, выпить по чашечке утреннего кофе. Вдвоём они спустились в бар, заказали кофе и по паре небольших бутербродов. Удобно устроились в углу возле окна и начали, не спеша поглощать свой незамысловатый завтрак. Неожиданно в бар вошёл Рустам. Оглядевшись по сторонам, он увидел двух своих друзей и подсел к ним за столик.
               - А, вот вы где! Я к вам поднимался, но мне сказали, что вы спустились в бар. Я вот что хотел вам сказать, чтобы вы не беспокоились, я вас обязательно в аэропорт отвезу. Вчера совсем забыл про это сказать, а сегодня до обеда меня в школе не будет, у меня назначена важная встреча. Мимо отеля ехал, дай, думаю, загляну и предупрежу. Ладно ребята, отдыхайте, и не волнуйтесь! Я обязательно за вами приеду! Всё! Я поехал, - Рустам встал и быстро вышел из бара.
               Рустам сдержал своё слово. Он приехал к друзьям за два часа до вылета самолёта. Джейк и Генка уже рассчитались за отель и сидели опять в баре, смакуя кофе. Весь их багаж был упакован и стоял возле стойки портье. Быстро загрузив немногочисленный багаж в машину, Рустам приказал водителю ехать в аэропорт. По дороге Рустам пытался рассказать что-то весёлое для поднятия настроения, но на его весёлые рассказы реагировал только Джейк. Генка безучастно сидел на заднем сидении и думал о чём-то своём. В аэропорту багаж переложили на тележку. Рустам взял билеты и паспорта у Джейка и велел своему водителю пойти к стойке регистрации сдать багаж и оформить документы. Наступило время посадки в самолёт. Рустам прошёл вместе с друзьями к трапу самолёта. Прощаясь, Рустам пообещал, что месяца через два-три прилетит в США и они встретятся вновь. У Генки уже не было слов для прощанья. Он только выдавил из себя: «Спасибо тебе Рустам за всё! Я твой вечный должник!», крепко обнял Рустама и чмокнул его в щёку.
               До Исламабада самолёт летел не больше часа. Когда Генка и Джейк прилетели, была уже объявлена регистрация на рейс Исламабад – Лондон – Нью-Йорк. Их багаж прямо из маленького самолёта перегрузили в огромный «Боинг». Они налегке подошли к стойке регистрации. Без всяких проблем зарегистрировались, минуя таможенный досмотр, поскольку были без багажа, прошли сразу к паспортному контролю. Ожидая посадки на самолёт, сели в удобные кресла зала ожидания. За окном начались сгущаться короткие вечерние сумерки.
               - Сегодня будет длинная ночь. Летим на запад за временем вдогонку. В общей сложности, часов 13 будем в пути. До Лондона около семи часов лёту, там дозаправка, а потом ещё часов 6-7 через Атлантику. В Нью-Йорк прилетим рано утром, ещё темно будет. Вот такая арифметика, Генри, - Джейк с улыбкой посмотрел на Генку, - Не грусти, Генри, всё будет нормально!
               - Действительно, а чего грустить-то? Всё постепенно нормализуется. Жаль только, что загадка таинственных скал так и осталась неразгаданной. Когда теперь появится такая возможность? Что-то мне сердце подсказывает - не скоро! Ближайшая возможность, по моим расчётам, через три года, и то не на сто процентов, а вот стопроцентная только через 11 лет! Потому и грустно становится, что мы являемся заложниками времени, - вздохнул тяжело Генка.
               Пассажиров, летящих на Лондон, было на удивление немного. Самолёт был, практически на половину пустой. После того как самолёт набрал высоту, и бортпроводники прошлись по салону, предлагая прохладительные и алкогольные напитки, Джейк позвал Генку пойти поспать. Тот удивлённо посмотрел на него.
               - Ничего тут странного нет, Генри! Во втором салоне все кресла пустые, а вот здесь есть одеяла, - Джейк встал и достал с багажной полки два лёгких одеяла, - у секции из трёх кресел поднимаем подлокотники, и получается прекрасное спальное место. Что ещё надо? Лететь долго, зачем мучиться. Пошли, я всегда так делаю, если предоставляется такая возможность.
               Джейк пошёл во второй салон, Генка последовал за ним. Несколько трёхместных секций были уже заняты. Друзья нашли подходящие кресла, расположенные рядом и удобно устроились, приняв горизонтальное положение. Минут через десять оба крепко спали. Когда самолёт начал снижение для посадки в лондонском аэропорту Хитроу, бортпроводница разбудила спящих и попросила занять свои места. В аэропорту Хитроу все пассажиры вышли из самолёта, а транзитных пассажиров проводили в зал ожидания. Через 40 минут объявили посадку и транзитные пассажиры, минуя паспортный и таможенный контроль прошли на борт самолёта, и заняли свои места. В Лондоне пассажиров добавилось и в Нью-Йорк самолёт полетел полностью загруженный.
               Как и говорил Джейк, «Боинг» приземлился в аэропорту имени Кеннеди рано утром, было ещё совсем темно. Пройдя паспортный контроль и досмотр, Джейк и Генка покатили грузовую тележку с багажом к стоянке такси. На востоке со стороны океана, небо заметно посветлело. Генка растерянно вертел головой в разные стороны, глядя на ночные огни огромного города. Хотя ему Рустам с Джейком и говорили, что всё устроено, но Генке не верилось. «Что же будет дальше? Как и где я буду жить, работать?» - эти мысли, как-то внезапно начали беспокоить его. Джейк, видя смятение Генки, поспешил развеять его мрачные мысли.
               - Ты чего загрустил? Генри! Всё! Уже ты в Америке! У тебя здесь всё есть! И работа, и жильё! Понимаю, и то и другое для тебя, в данный момент, чужое, но пройдёт несколько дней, и ты освоишься. Неужели ты думаешь, что я тебя брошу, как слепого котёнка в эти каменные джунгли? Нет, конечно! На первых порах я тебя буду опекать. Но мне кажется, что ты очень быстро войдёшь в курс всех дел, и житейских, и рабочих. А сейчас берём вот это такси и поехали ко мне домой, - Джейк жестом показал водителю такси, чтобы тот открыл багажник, - от аэропорта до моего дома немного больше, чем 30 миль. Если пробок на дорогах нет, за час - полтора доедем, а если заторы, то…, - Джейк пожал плечами, - да какая разница? 10-20 минут никакой роли не играют. Главное, что мы уже дома! Давай садись в машину, поехали!
               В эти утренние часы, по меркам огромного мегаполиса, машин было не так много. Водитель такси уверенно вёл машину практически без остановок на светофорах, попадая всё время на зелёный свет. Когда подъехали к дому Джейка, уже стало совсем светло. Двухэтажный дом имел всего четыре квартиры, две на первом этаже и две на втором. Квартира Джейка находилась на втором этаже. Некрутая широкая лестница вела на просторную лестничную площадку второго этажа. Джейк направился к правой двери, на ходу доставая ключи из кармана.
               - Давай, Генри! Проходи! Сейчас разберёмся, что к чему. Для начала покажу тебе, что и где находится, а потом начнём распаковываться, - предложил Джейк Генке.
               У Джейка оказалась четырёхкомнатная квартира, состоящая из просторного зала, двух спален и рабочего кабинета. Небольшая, но уютная кухня, была укомплектована всеми необходимыми бытовыми приборами, от холодильника, до кофеварки. Джейк показал Генке, где находится туалет и ванная комната, а затем провёл его в одну из спален и сказал, что в этой «гостевой» комнате, он может устраиваться.
               - Сегодня суббота и нам спешить некуда. Примем душ и отдохнём немного после дороги. А потом можем пойти прогуляться. Недалеко есть уютный, недорогой ресторанчик, где совсем неплохо готовят. Я частенько бываю в нём. Живу, как видишь, один и дома ничего не готовлю, хотя в холодильнике дежурная еда всегда есть. Одна пожилая женщина, у меня в квартире два раза в неделю убирает, по вторникам и пятницам. Вчера убирала и кое-что из продуктов купила, я её просил к моему приезду оказать эту услугу. Она знает мои вкусы, так что тут проблем нет. Ну как? Подходит план мероприятий на сегодня? – спросил Джейк.
               - Конечно же, Джейк! Какие вопросы? Целиком и полностью полагаюсь на тебя. Ты хозяин, я у тебя в гостях, тебе и решать, что делать. Мне остаётся только соглашаться на все твои предложения. Как скажешь, так и будет, - с какой-то неизбежной покорностью отозвался Генка.
               - Хорошо! Тогда так и сделаем! А завтра поедем смотреть твою квартиру. Необходимые бумаги и ключи от квартиры находятся у меня. Я тебе их завтра вручу. Сейчас давай, иди в душ, а я кофе заварю. Потом и я приму душ. Жарко и душно что-то сегодня, освежиться надо. Там в ванной комнате все полотенца чистые, бери любое, - и Джейк пошёл на кухню варить кофе.
 

Глава 19 - продолжение