class="wide-page">
               В советские времена работал с одним парнем. Уже даже не парнем, а вполне сформировавшимся мужичком 25-26 лет. Весёлый мужичок, всё время улыбался, рассказывал анекдоты, да и был такой, про которых говорят – рубаха-парень. Приколист был ещё тот. Шутки не переводились. Подошло время ему жениться. Вроде всё хорошо, переселился жить к молодой жене. Она со своей мамой жила в небольшой трёхкомнатной квартире. Так что место для проживания нового члена семьи было.
               Проходит месяц, другой, стали мы замечать, что Лёха, так его назовём, стал меньше шутить, да и грустный какой-то стал. Исчез тот жизненный задор в его светло-голубых глазах. Мы стали интересоваться, что такое с ним случилось, но он только отмахивался. Но как-то всё равно, на очередной вопрос, почему он стал таким невесёлым, пожаловался, что мол, тёща жить нормально не даёт. Всё время к чему-то придирается, чего-то требует, приказывает, никакой спокойной жизни. Лёху как-то спросили, а сколько же лет его тёще, на что он ответил, что она всего лет на десять старше его. Конечно же, мы тут же в шутку посоветовали ему переспать с тёщей и все проблемы закончатся. Ведь она же в таком возрасте, когда сексуальная активность женщины находится на самом пике, а постоянного партнёра для сексуальных утех у неё не было. Но Лёха ни в какую не хотел изменять своей жене, тем более с её мамой. Просто сказал, что он придумает какой-нибудь прикол, чтобы она оставила его в покое.
               Прошло ещё какое-то время и Лёха исчез, перестал приходить на работу. Дня через три пришло официальное письмо из районного народного суда, что наш Лёха осуждён за хулиганство на 15 суток. Существовала такая мера наказания в советские времена. Делать нечего, пришлось ждать, когда Лёха отбудет свой пятнадцати суточный срок. Время пролетело быстро и Лёха вновь появился на работе. Глаза горели весёлым огоньком, говорящие о том, что семейная жизнь у него начала налаживаться. Естественно, все начали подозревать, что он переспал с тёщей и от этого у него семейная жизнь стала налаживаться. Однако было непонятно, за что же он был наказан пятнадцатью сутками исправительных работ.
               А дело было так. Очередной раз тёща в приказном порядке заставила Лёху прикрепить массивную люстру к потолку, которая висела криво над обеденным столом в зале.
               - Мама! Как же я её буду крепить, у нас же стремянки нет, чтобы дотянуться до неё?
               - Ой, боже мой! У нас стремянки нет! Залезь на стол и достанешь!
               - Как-то неудобно, стол всё-таки, - хотел отмахнуться Лёха от назойливой тёщи.
               - Ничего! Залазь на стол и делай! Мы всё равно с Ленкой (дочкой) решили этот стол завтра выкинуть. Купим новый. Я пошла в магазин, а ты давай залазь на стол и ремонтируй люстру! – приказала тёща.
               Делать нечего, тёща ушла, а Лёха решил приколоться, подшутить над своей тёщей, которая его сильно утомила. Воспользовавшись тем, что дорогая мама отлучилась, зятёк выпилил дырку в обеденном столе (всё равно завтра выкидывать), накрыл большой скатертью до пола, потом залез под него просунул голову в отверстие и замер в таком положении. В скатерти тоже вырезал небольшую дырку, чтобы голова только смогла пролезть. Скатерть свисала низко и тело шутника не было видно. Предварительно всё обильно полил кетчупом вокруг своей дурьей башки.
               А теперь представьте, что увидела «любимая» тёща, вернувшись домой? На скатерти лужа крови, а в центре стола возлежит отрезанная голова зятя с высунутым языком и скошенными глазами. Тёщенька завизжала с такой силой, что от её крика с потолка рухнула криво висящая люстра и долбанула любителя розыгрышей прямо по кумполу. Зять, правда, не окочурился, но оглушительно заорал.
               Тёща, услыхав, как «отрубленная» голова отчаянно матерится, окончательно потеряла рассудок и метнула в башку только что купленную литровую банку с томат-пастой. Банка попала шутнику прямо в лоб. Очевидно кости черепа у Лёхи были толщиной с бетонную плиту, потому что ёмкость разбилась, добавив в натюрморт на столе яркие краски. Бедный зять потерял сознание да так и остался сидеть под столом, теперь уже точно похожим на труп.
               Тёща воя, словно сирена пожарной машины, опрометью бросилась в отделение милиции, расположенное в соседнем доме, на первом этаже. Прибывшим ментам при виде апокалиптического зрелища стало дурно. Потеряв самообладание, они попятились к двери. И тут голова, страшная, вся покрытая красными сгустками, подняла веки, бешено вращая глазами, разинула рот и выдала тираду:
               - Мама! Вашу мать! Мать вашу! Мама! За что?!!!
               У тёщи подкосились ноги, и она упала в обморок. Один из ментов рухнул рядом с ней, второй оказался покрепче.
               - Ты того..., этого… - забубнил он, - паспорт покаж!
               - Ща вылезу, - просипела башка, - и достану, погодь маленько, с духом соберусь и полечу за паспортом.
               Очевидно, перспектива узреть летающую по воздуху за документом голову настолько впечатлило служивого, что он с воплем: «Спасите! Вампиры!» - ринулся за подмогой.
               Когда отделение милиции, почти в полном составе, с табельным оружием на изготовку, вломилось в квартиру, зять, по-прежнему покрытый кетчупом, с уже привинченным туловищем к башке, попросил ментов вызвать «Скорую помощь» для себя, для тёщи и лежащего без движения в глубоком обмороке мента.
               Итог шутки: у тёщи гипертонический криз, один мент, который впал забытьё, стал заикаться, второй теперь всегда глупо стал хихикать, при виде бутылки с кетчупом, у Лёхи диагностировали лёгкое сотрясение его дурной башки. Зятёк получил пятнадцать суток за хулиганство и полное моральное удовлетворение от своего прикола. С этого момента тёща раз и навсегда перестала приставать к идиоту.
               Лёха благополучно пережил пятнадцати суточное наказание и подружился с тёщей. О том, переспал ли он с тёщей или нет, мы так и не узнали.


19.04.2021 год

Бордюр