class="wide-page">
Глава 24
 

 
               Время приближалось к обеду. Яркое солнце пригревало всё сильней. Даже здесь, на высоте около 4000 метров над уровнем моря было очень тепло. Свежий ветерок, дующий со снежных вершин, приятно обдувал двух беседующих мужчин. Кулаков не стал вдаваться в подробности организации китайской экспедиции. Женьке об этом он уже рассказывал на одной из ночёвок. Кулаков вкратце повторил то, о чём рассказывал, и сейчас в своём рассказе подошёл к тому моменту, когда появился зелёный луч и открылась ниша.
               - Ты знаешь, Женя, когда открылась ниша и я увидел внутри человеческий силуэт, то невольно вскрикнул: «Антон!» Человек стоял на коленях, спиной к выходу из ниши. Мне показалось, что он что-то разглядывает у себя под ногами. Когда я внимательно пригляделся - понял, что это был не Антон. Мы попробовали привлечь внимание этого человека, не входя в загадочную пещеру, но все усилия были напрасны. Он не реагировал ни на что. Коротко посовещавшись с Джейком, мы приняли решение: в нишу должен войти я и накинуть верёвочную петлю на неизвестного, находящегося внутри ниши. Два человека из нашей экспедиции за концы верёвки постараются вытащить его оттуда. Меня же будут страховать Джейк и Тим. Сразу, как только неизвестного извлекут из таинственной ниши, я начну её обследование. Мне предстояло в первую очередь испытать на себе все зрительные и слуховые ощущения, и зафиксировать в своей памяти. Почему это должен был сделать я - объясню чуть позже. Кинооператор нашей экспедиции всё происходящее должен был фиксировать на киноплёнку. Пристегнуть грудную обвязку к основной верёвке и сделать соответствующую петлю на другой верёвке было делом нескольких секунд. Для подстраховки я всё-таки положил в створ ниши чей-то объёмистый рюкзак, но так, чтобы он не мешал нашим действиям по извлечению неизвестного человека из загадочной ниши. Неизвестный продолжал стоять на коленях, немного нагнув голову вперёд. Он находился не более чем в двух метрах от входа в нишу. Закончив все приготовления, связанные со страховкой, я взял в руки верёвочную петлю и шагнул в нишу. Впечатление было такое, будто я попал в воду, а может, даже в ещё что-то более плотное, чем вода. От неожиданности, рефлекторно, начал грести руками, чтобы приблизиться к незнакомцу и накинуть на него верёвочную петлю. Но мои плавательные движения в стиле «брасс», не продвинули меня ни на один сантиметр к моей цели…
               - Извините, Генри, что я вас перебиваю, - подал голос Женька, - но у меня по ходу рассказа возник вопрос и я хотел бы его прояснить. В нише на Тирич Мире, когда вы в неё заходили, была аналогичная ситуация или нет?
               - В том то и дело, Женя, что там ничего подобного не было. Там были другие проблемы. Кстати говоря, эти проблемы могут возникнуть сегодня ночью. Давай-ка я закончу рассказ о нашей китайской экспедиции, а потом отвечу на твои вопросы по нише на Тирич Мире. Правда, хронология нарушается, но сейчас мы говорим об опасностях, которые нас могут подстерегать, а хронология не имеет никакого значения. Так вот, когда я понял, что махать руками бесполезно, прошло несколько секунд и вдруг совершенно свободно я сделал пару шагов в сторону неизвестного человека, стоящего на коленях. Я не стал заглядывать ему в лицо, а прямо со спины накинул верёвочную петлю и немного её затянул, чтобы верёвка не соскользнула с тела. Только я разогнулся, как его тут же вытащили наружу. Я остался в нише один. Стал осматриваться по сторонам. Ничего не обычного, кроме полированных до зеркального блеска стен, внутри ниши не было. Стены, хоть и были зеркальные, но в них ничего не отражалось. Стены были вогнутые, как сферические зеркала и подсвечивались откуда-то изнутри неярким, матовым светом. Внезапно появилось моё отражение. Оно было огромное, раз в 20 больше меня! И, почему-то, отражалась только голова. Ни туловища, ни рук, ни ног, только голова! Я наклонил голову, отражение не пошевелилось. Повернулся и посмотрел в сторону выхода из ниши. Снаружи стояли Джейк и Тим. Они были готовы в любой момент вытащить меня из загадочной пещеры. Кинооператор припал к своей камере и производил съёмку. Ещё двое членов нашей экспедиции возились с неизвестным человеком, снимая с него верёвочную петлю. Джейк сделал мне знак рукой, что всё под контролем. Я опять развернулся к своему отражению, но на меня уже смотрел Антон! Отражение Антона хитро улыбнулось, подмигнуло левым глазом и кивком дало понять, чтобы я посмотрел под ноги. Посмотрел вниз. Из такого же гладкого пола, как и стены ниши, выпирал бугорок, верхняя часть которого была плоской и гладкой, размером сантиметров 20 на 30, ну, как стандартный размер писчей бумаги формата А4. Бугорок со срезанной верхушкой, начал слабо подсвечиваться, постепенно увеличивая свечение именно в верхней, плоской части. Получалось, что-то очень похожее на монитор компьютера, или на экран маленького, плоского телевизора. Тут я сообразил, что незнакомец стоял именно над этим бугорком с «экраном». На моё сознание что-то сильно давило, принуждая меня опустится на колени перед этим «экраном». Я не желал опускаться на колени, но хотелось посмотреть, что происходит на «экране». Он замерцал и появились какие-то движущие тени. Через мгновение картинка стала чёткой и объёмной. Я увидал Антона, входящего в нишу и себя молодого, за спиной Антона. В общем, в течение нескольких секунд мне прокрутили «кино» за 30 с лишним лет. «Экран» показал мне, как Антон пытался выбраться из ниши, но он только смог выкинуть в первый раз ледоруб, а во второй попытке - нож. А потом стали демонстрироваться приключения Мервина, вплоть до его освобождения, и то, как в пещеру входит китаец, которого только что извлекли из ниши. А дальше был показан совсем непонятный сюжет. Как будто бы Антон, Мервин и незнакомец, который оказался китайцем, мирно беседуют на фоне какого-то фантастического пейзажа, которого, я больше чем уверен, на нашей планете не существует. У меня возникло желание остаться в нише навсегда, уйти в неизвестное. Звуки, звучавшие в моей голове, убаюкивали и подавляли волю. Я рухнул на колени перед «экраном». В этот момент Джейк и Тим натянули верёвку, и стали тащить меня наружу. Огромное отражение Антона исказилось в страшной гримасе и начало превращаться в монстра. Когда меня уже подтаскивали к выходу, монстр материализовался и соскочил со стены ниши. Своей когтистой лапой монстр ухватил меня за левый ботинок и рванул на себя с такой силой, что шнурки лопнули, как гнилые нитки. Мой ботинок остался в лапе монстра. Кто-то посуетился и убрал рюкзак из створа ниши. Монстр кинулся к выходу из ниши, но наткнулся на невидимую преграду. Все, кто стоял рядом со входом, бросились врассыпную. Только один кинооператор продолжал снимать на камеру происходящее, как будто он снимал игровое кино и заранее знал, чем всё должно кончиться. Это были бесценные кадры. Мы потом в лаборатории долго и тщательно всё анализировали. В тот момент, когда монстр бросился к выходу, я ещё лежал возле ниши без левого ботинка и отбежать на безопасное расстояние, просто физически не мог. В этот критический момент я понял, что монстр никогда не сможет вырваться наружу. Это его клетка, из которой у него нет выхода. Но внутри ниши он смертельно опасен. Хотя, думаю, что этот вопрос спорный. Кому-то или чему-то необходим живой пленник в нише, а не разорванные в клочья его останки. А вот с неживыми предметами монстр расправлялся со всей жестокостью. Тут я вспомнил, как он разорвал в клочья вкладыш от спального мешка на горе Тирич Мир, когда вытаскивали Мервина. Сейчас такая же участь постигла и мой ботинок. Попавший в нишу целиком новый предмет, в данном случае мой ботинок, известил неведомые силы о том, что нишу пора закрывать. Через несколько минут вход в нишу закрылся.
               - Выходит, что вход в нишу был открыт совсем недолго? – спросил Женька.
               - Я посмотрел на часы, и по моим подсчётам выходило, что ниша была открыта минут 20-25, не больше. А зачем ей оставаться открытой? Попал новый предмет, мой ботинок, его надо изучать, - пошутил Кулаков с улыбкой.
               - Да, всё это очень интересно. А как вы думаете, Генри, мы вдвоём справимся с задачей вытащить Антона из ниши? – с сомнением в голосе спросил Женька.
               - Справимся! - коротко ответил Кулаков, - Я же не зря готовился столько лет. Вот и эти приборы нам помогут, - Кулаков кивнул на штормовку, с разложенными на ней предметами, - а потом ещё надувной матрас должен сыграть свою роль.
               - Это в качестве наживки, что ли?
               - Ну да! Я специально для этой цели тебя попросил его купить, а не для того, чтобы моим костям было мягче в палатке спать, - в очередной раз улыбнулся Кулаков.
               - Вижу, основательно подготовились. А сегодня ночью вы сами войдёте в нишу, или меня пустите в неё?
               - Я не хочу подвергать тебя смертельной опасности. Ты ещё молод и, возможно, у тебя ещё будет шанс побывать в нише. У меня же это последняя попытка. Я уже не в том возрасте, чтобы ждать ещё несколько лет. Время берёт своё. Старею, хотя на здоровье не жалуюсь. Но скажу тебе одну вещь, что после того, как я побывал в нишах на Тирич Мире и в Китае, старение моего организма существенно замедлилось. Я сам чувствую, да и врачи отмечают, которые регулярно меня обследуют. Это одна из особенностей, которую я приобрёл после посещения ниш. Вернее сказать, после того, как я побывал в пустой нише на Тирич Мире в 1986 году, о чём я хотел тебе рассказать в самом начале нашей беседы.
               - Да-да-да, Генри! Я очень внимательно слушаю. Такие интересные вещи рассказываете, фантастика просто! – восторженно сказал Женька.
               - Я тебе сразу отвечу на твой вопрос, который ты мне задал. Я не забыл про него. Когда я входил в нишу на Тирич Мире ощущение, что я попал в более плотную среду, у меня не возникло. А вот Джейк, когда входил в нишу за Мервином, попал в аналогичную ситуацию. Но он мне об этом сказал только через несколько лет, когда мы детально разбирали проделанную работу китайской экспедиции. Оказывается, он просто в тот раз не придал значения этому обстоятельству. Да и потом события, связанные с гибелью Мервина, эту деталь приключения заглушили. Нет смысла тебе рассказывать о подготовке экспедиции на Тирич Мир в 1986 году. В тот раз у нас была главная задача: насобирать кристалликов, конечно, если получится. Не получилось. Сколько мы не пытались «разбить» зелёный луч, из нашей затеи ничего не вышло. Камни, брошенные в вертикальную часть луча, исчезали в нём без следа. Камни, брошенные в горизонтальную часть луча, беззвучно отскакивали. Пробовали стрелять из облегчённого помпового ружья, результат был тот же. Когда исчез зелёный луч и открылся вход в нишу, я вошёл внутрь со всеми предосторожностями и страховкой. Как выглядит ниша внутри, я уже рассказывал, не будем повторяться. Правда, бугорка в полу, как в Китае, не было. Не было ничего похожего и на «экран». Внутри ниши дышалось легко и свободно, не так как снаружи на высоте 6000 метров над уровнем моря. Никакой плотной среды я не почувствовал. Я остановился в самом центре ниши и стал осматриваться. Внезапно послышались непонятные звуки. Я не уверен, что звуки доходили до меня через мои органы слуха. Звуки были похожи то на неясный шёпот, то на шорох, то на журчание воды. Все звуки мешались в голове, вводя меня в гипнотический транс. Стены ниши, как мне показалось, начали переливаться разными цветами. Как потом рассказывал Джим, это топограф, который был с нами в той экспедиции, опытный альпинист - ни он, ни Тим этого эффекта снаружи не наблюдали. Вдруг дёрнулась страховочная верёвка, я очнулся и посмотрел на Джима, стоящего снаружи. Джим что-то мне кричал и махал руками. До него было около трёх-четырёх метров, но я его не слышал. Не знаю, сколько всё это продолжалось. Впоследствии Джим сказал, что минут пять, после чего он с Тимом насильно вытащил меня, за страховочную верёвку наружу. Я этого ничего не помню, поскольку, по всей вероятности, находился под гипнотическим воздействием. Джим рассказывал, что я пытался сопротивляться, но сопротивлялся как-то вяло. Меня без особого труда вытащили из ниши. Без страховки самостоятельно из ниши я бы не выбрался. Ну вот вроде я рассказал тебе обо всех опасностях, о которых что-то знаю. А теперь слушай дальше. Я долго не мог отойти от того гипноза. Несколько дней у меня кружилась голова. От скал на Тирич Мире до базового лагеря на леднике мы спускались дольше, чем это делали обычно. Всё потому, что Джим с Тимом вели меня, практически, под руки. Голова у меня перестала кружиться только тогда, когда мы добрались до Читрала. А окончательно отошёл от гипноза уже дома, в Нью-Йорке. Может, со мной ничего плохого не случилось, наоборот, появилась лёгкость и гибкость в движениях. Организм, как будто бы помолодел. А чуть позже обнаружил, что у меня появилась феноменальная память, как зрительная, так и слуховая! Вот ты меня давеча спрашивал, почему я не пользуюсь своей цифровой камерой, а ответ банальный – я о ней забываю! Странно, конечно это звучит, при феноменальной памяти что-то забывать. Камера мне нужна для того, чтобы я мог показать фотографии своим коллегам, друзьям. Но не для меня самого – я всё уже «сфотографировал» и, как на компьютере - файл поместил в нужное место памяти. Когда он мне понадобиться, я его без всякого труда достану. Хочешь, проведём маленький эксперимент?
               - С удовольствием. Посмотрю, как это у вас, получается, - оживился Женька.
               - Хорошо! Эксперимент, так эксперимент! Давай подойдём вон к той, небольшой каменной осыпи, - Кулаков с Женькой встали и подошли к небольшой осыпи, - Ты встань возле неё, а я отойду на несколько шагов. Ну, а теперь сам эксперимент. Посмотри, в осыпи находится множество камней разного размера. Я смотрю на эту осыпь секунды три-четыре, потом отворачиваюсь, а ты передвинешь несколько камней. Когда будет всё готово, я повернусь и покажу тебе, какие камни ты трогал. Ты готов? – Кулаков пристально посмотрел на Женьку.
               - Да, я готов!
               - Только осторожно, чтобы вся осыпь не поехала. Считаю до пяти и отворачиваюсь. Начали: 1, 2, 3, 4, 5, - на счёт пять, Кулаков развернулся на 180 градусов и стал ждать, когда Женька переложит несколько камней.
               - Готово! Можно поворачиваться, - скомандовал Женька.
               Кулаков повернулся, мельком взглянул на осыпь, возле которой стоял Женька и невозмутимо произнёс:
               - Ты сдвинул пять камней. Вот эти камни были сдвинуты, - Кулаков указал на пять камней, лежащих в разных местах осыпи.
               - Здорово! Правда, я передвинул всего лишь четыре камня, а один съехал сам, но вы точно указали, какие камни были сдвинуты, - Женька с восхищением посмотрел на Кулакова.
               - Я же тебе говорю, что у меня фотографическая память: посмотрел, увидел, запомнил. Шпионам, с такими способностями, цены бы не было, - засмеялся Кулаков.
               - Это точно! – подтвердил Женька.
               - Со слухом такая же история. Когда я обнаружил у себя способность запоминать зрительные образы и звуки, Джейк попросил меня воспроизвести то, что я слышал в нише на горе Тирич Мир. Поначалу у меня ничего не получалось. Нет, я не забыл те звуки, я их озвучить никак не мог. Немного позже мы догадались обратиться в киностудию, к специалистам по звуковым эффектам. Ты понимаешь, о чём я говорю? Это те специалисты, которые занимаются озвучиванием фильмов. После долгих и упорных проб, наконец-то удалось изобразить то, что я слышал, будучи внутри ниши. Ролик с записью звуков, получился минуты на четыре. Честно скажу, это была адская работа. Когда звуки стали приближаться к оригинальному звучанию, нас всё чаще и чаще, начало вводить в гипнотический транс. Нас – это звукооператора и его помощника. Дошло до того, что я попросил Джейка, чтобы во время нашей работы за нами присматривал врач психотерапевт, владеющий гипнозом. Когда запись звуков была готова, мы попробовали её прослушать. Во избежание массового гипноза, запись прослушивали по одному, через наушники. Другие присутствующие при этом прослушивании, находились рядом и наблюдали за реакцией того, кто в данный момент прослушивал запись. Все, кто прослушал эту небольшую запись, впадали в гипнотическое состояние. Даже наш штатный врач гипнотизёр с трудом пришёл в себя, после прослушивания. Вот, по сути дела, я и объяснил причину, почему в китайскую нишу вошёл я, а не кто-то другой. Мне предстояло запомнить все зрительные видения и звуки. Конечно, ты можешь спросить, почему мы не воспользовались миниатюрными микрофонами и камерами, которыми пользуются спецслужбы во многих странах? Я тебе сразу отвечу, чтобы такой вопрос у тебя не возникал. У меня было два комплекта микрофонов, так называемых «жучков», и миниатюрные камеры. Но эти приборчики мы брали только в китайскую экспедицию. Приборчики были укреплены на моей верхней одежде, но после моего визита в китайскую нишу, никаких записей от этих приборов мы не обнаружили. А вот у нашего оператора, который снимал на кинокамеру, всё записалось. Правда, звуки были записаны только те, которые звучали снаружи.
               - Интересное кино получается. Выходит, что внутри ниши видео и радиоаппаратура не работает, - задумчиво произнёс Женька.
               - Выходит, что так. Вполне возможно, что это вообще другой мир, в котором наши земные законы физики не работают. На данный момент, мы ещё так мало обо всём этом знаем. У меня теплится надежда, что, когда мы освободим Антона, он нам сможет прояснить кое-какие вещи. А сейчас – только одни догадки, - с сожалением в голосе сказал Кулаков.
               - Постойте! Ну, вы же освободили из загадочного плена человека, того китайца? Неужели он вам ничего не рассказал? – удивлённо спросил Женька.
               - Китайца? Ты это правильно заметил, да только ничего он нам рассказать не успел…
               - Что? Как и Мервин – умер? – перебил Кулакова Женька.
               - Я думаю, что он до сих пор жив и здоров. Сбежал он от нас. Как только наша экспедиция добралась до первого посёлка, так он и исчез. За те несколько дней, что «китаец» провёл вместе с нами, мы так и не смогли с ним поговорить. Наш китайский переводчик пытался с ним разговаривать, но они абсолютно не понимали друг друга. Как мне пояснил переводчик, спасённый нами «китаец» разговаривает на совершенно незнакомом ему наречии. Мы решили отложить разговор с «китайцем» до лучших времён, но он от нас просто сбежал. А где его искать? У нас ни времени, ни возможности не было. Искать неизвестно кого, и неизвестно где… Может, ему опять захотелось туда, в нишу, кто его знает. Сидит он перед этими скалами и ждёт, когда откроются двери в неведомое. Да только вот уже 11 лет с того момента прошло. Так что в ближайшее время у меня одна надежда хоть как-то приблизится к разгадке – Антон. Но кто его знает, что он сможет рассказать, - с грустью сказал Кулаков.
               - Не повезло вам с китайцем. Надо же – сбежал! Загадка остаётся неразгаданной. Будем надеяться, что сегодня ночью что-то прояснится, а «спасённый» Антон приоткроет завесу таинственности этих скал, - Женька обернулся и посмотрел на скалы.
 

Глава 24 - продолжение