class="wide-page">
Глава 21 - продолжение
 

 
 
               Джейк, как обещал, объявился в начале февраля. Буквально в первый же день приезда вечером появился с бутылкой коньяка в Генкиной квартире. Он ничего о своей срочной командировке рассказывать не стал, а Генка решил не задавать лишних вопросов. Зато Джейк сообщил, что с первого марта Генку переводят в его лабораторию. Завтра необходимо будет решить все формальности этого вопроса.
               - Не думаю, что профессор Гордон будет в восторге от твоего ухода, - с иронией произнёс Джейк, - хотя, он был не в восторге и тогда, когда я тебя рекомендовал на работу в его лабораторию. Но у меня с профессором был уговор, что я тебя заберу сразу же, как ты мне понадобишься. С первого марта начинает работать проект, о котором мы говорили, и я хотел бы, чтобы ты занимался этим проектом с самого начала.
               - А что? Всё уже решилось? Ты же говорил, что новая тема откроется только ближе к лету, - засомневался Генка.
               - Получилось так, что новый проект очень заинтересовал людей наверху, вплоть до президента. Поэтому теме дали зелёную улицу, так сказать, вне очереди. Да это даже к лучшему. Наконец-то ты займёшься проблемой, которая тебя давно мучает. Теперь официально разгадка всей этой мистики будет лежать на тебе. По поводу разгадки, это я так сказал, для красного словца, прекрасно понимаю, что тут не всё так просто. В общем, сбор информации в любом виде и анализ этого загадочного явления будет являться основной твоей работой. Помимо этого, будем тебя привлекать для решения других проблем лаборатории. Работы у нас хватает, а ты обладаешь аналитическим складом ума, что немаловажно для решения наших задач. Какие это будут задачи, узнаешь немного позже, когда освоишься основательно в нашей лаборатории, - дал развёрнутый ответ Джейк.
               - В целом, всё понятно, - удовлетворился ответом Генка.
               - Ну, и раз мы уж заговорили о твоей будущей работе, продолжим наш разговор в этом направлении. Мне всё не даёт покоя изображение человека, похожего на китайца. Откуда там китаец взялся? Да и эти слова Мервина: «Я их там видел! И того, кто был первый и этого китайца!». Что там появилось изображение Антона, я ещё понимаю. Такая же история приключилась где-то в горах Тянь-Шаня, точно в таких же скалах, а вот китаец как туда попал? – задал вопрос Джейк.
               - Мне кажется, что я кое-что начинаю понимать, - после некоторого раздумья, произнёс Генка, - надо искать ещё одни, точно такие же скалы, или что-то в этом роде. В эту третью ловушку и мог попасть китаец. Соответственно можно предположить, что эту ловушку надо искать на территории Китая, или что-то близкое к тем краям. Я исхожу из опыта пеленгации радиосигнала, либо из чего-то подобного. Для того чтобы определить точные координаты какого-то места на поверхности Земли, необходимо иметь три различные точки наблюдения….
               - О! Генри! – прервал Генкины размышления Джейк, - ты мыслишь, как истинный топограф! Я очень рад тому факту, что не ошибся в твоём аналитическом складе ума. Это очень важное замечание!
               - Я продолжу свою мысль. По моему мнению, существуют, как минимум, три точки на поверхности Земли, откуда в определённое время исходит сигнал, унося какую-то информацию в глубины космоса. Другой вариант – открываются двери в неведомый мир, - закончил свою мысль Генка.
               - Прекрасно! Ты уже практически начал работать в нашей лаборатории, не дожидаясь официального перевода. Кстати, о материальной стороне дела. До того момента, пока ты не защитишь докторскую диссертацию, будешь получать 80 процентов от ставки руководителя темы. Но это в два раза больше того, что ты получаешь у профессора Гордона. К тому же у тебя будут командировки, за которые ты будешь получать дополнительное вознаграждение, не считая командировочных расходов. Я скажу, что это солидное пополнение твоего бюджета, - с хитроватым прищуром, Джейк посмотрел на Генку.
               - Да меня материальная сторона не особо волнует. В данное время денег хватает. Но не откажусь получать больше. Материальное благополучие, тоже немаловажный фактор, - согласился с ним Генка.
               - Могу добавить ещё один положительный штрих в твою будущую работу. Тебе придётся не часто, раз в год примерно, принимать участие в высокогорных экспедициях. Ты натренирован, имеешь большой опыт горных путешествий, в этом я сам убедился. Естественно, такие экспедиции оплачиваются по особому тарифу. У тебя появится возможность побывать во многих горных системах нашей планеты. Очередную экспедицию я тебе уже наметил на осень этого года.
               - Куда ты меня собираешься отправить? – шутливо возмутился Генка.
               - Туда же, где мы с тобой уже были два раза - на склоны горы Тирич Мир. Мы уже как-то затрагивали этот вопрос, когда были у Рустама на Рождественских праздниках. Помнишь, я просил Рустама помочь с оформлением документов на вывоз тела Мервина Хинтера из Пакистана?
               - Ах, да! Вспомнил! А почему именно осенью? – спросил Генка.
               - На той высоте, где сейчас покоится тело Мервина, круглый год минусовая температура. Я бы хотел, чтобы его доставили в США для обследования в таком же состоянии, в каком он находится сейчас. Если заняться транспортировкой тела летом, то сам знаешь - ниже ледника будет очень жарко. А от ледника до Читрала, как минимум, двое суток пути на лошадях, если не трое. Я не хочу рисковать.
               - А может быть, заказать вертолёт? Он бы с ледника и забрал тело Мервина, - предложил Генка.
               - Генри! О чём ты говоришь? Вспомни, что там сейчас происходит! Это же приграничный район с Афганистаном! Вертолёт могут сбить или советские пограничники, или афганские партизаны. Да и пакистанские власти ввели запрет на полёты северней Читрала. Так что твоё предложение неприемлемо. А в октябре, уже и там бывает достаточно прохладно. В Читрале проблем не будет. Запакуем Мервина в специальную капсулу с автономным охлаждением и погрузим в самолёт. Твоя основная задача: доставить тело Мервина до Читрала в целости и сохранности! Только мы с тобой знаем, где находится тело Мервина. У меня не будет возможности принять участие в этой экспедиции. Так что все трудности, связанные с решением данной задачи, лягут на твои плечи. Но это и является твоей основной работой в нашей лаборатории – собирать информацию и анализировать! Какие возражения у тебя есть по этому поводу?
               - Нет-нет! Я не возражаю! – быстро ответил Генка.
               - Хорошо! Детали предстоящей экспедиции мы обсудим в рабочем порядке. Всё равно тебе придётся слетать летом в Пакистан. Необходимо договориться с проводником и носильщиками. Лучше это сделать заранее. Ты меня извини, Генри, что я тебе уже начал давать распоряжения, но твой перевод в нашу лабораторию решён, а мне уже сейчас не терпится заняться всеми этими вопросами и делами.
               - Всё нормально, Джейк! У меня к тебе претензий никаких нет. Всё равно ты бы мне всё это сказал через три-четыре недели. А так, можно уже сейчас думать о том, что необходимо предпринять.
               - Значит, договорились! - успокоился Джейк, - А теперь у меня к тебе есть ещё одна просьба, - он полез в карман своего пиджака и достал оттуда небольшой полиэтиленовый пакетик, - посмотри! Это кристаллики, которые я подобрал после того, как разлетелся зелёный луч. Помнишь? Я бросил камень в зелёный луч, а он разлетелся на мелкие кусочки?
               - Да, конечно помню! – отозвался Генка.
               - Ну вот! Я эти кристаллики на радиоактивность уже проверил. Они абсолютно чистые! Никаких там, альфа, бета, гамма-излучения они не производят. Проверь их, пока ты ещё работаешь у профессора Гордона, на предмет электрических характеристик. К примеру, диэлектрик это или проводник, а может это полупроводник с интересными свойствами. Что я тебя буду учить, ты в электричестве разбираешься лучше меня. Короче, я бы хотел иметь полный анализ электрических свойств этих кристалликов. Официальный запрос на исследование кристаллов я завтра пришлю профессору Гордону, заодно попрошу, чтобы этими исследованиями занялся конкретно ты. Это тебе пригодится на будущее.
               - Я совсем забыл, - спохватился Генка, - у меня же целая пригоршня этих кристалликов! Я их как положил в карман куртки там, наверху, так и забыл. Сейчас посмотрю. Где моя куртка? Ага, вот она! Смотри сколько их у меня, - и он высыпал на журнальный столик маленькие, зеленоватые кристаллики, - как это я про них забыл?
               - Отлично, Генри! Я боялся, что нам этих кристалликов не хватит для различных опытов. Теперь я спокоен, этих кристалликов хватит нам на все виды исследований. Какие есть анализы? Химические, физические, что там ещё? Не помнишь, Генри?
               - Анализы бывают различные. Если это кристаллы, то лучше подключить геологические отделы лаборатории. В геологии существует такая наука, кристаллография называется. А ещё петрография, минералогия, которые тоже занимаются изучением строения кристаллов и минералов, - робко предложил Генка.
               - Правильно! С первого марта мы рассуём кристаллы по этим лабораториям. Странные они какие-то, - Джейк взял пару кристалликов и начал их вертеть в руках, - лёгкие, как пушинки. Словно крошка из пенопласта, но кристаллики очень твёрдые. Есть у тебя какой-нибудь ненужный кусок стекла?
               - Не знаю. Надо посмотреть, - Генка отправился на кухню и начал рыться в кухонной посуде, - вот, нашёл! – Генка поставил перед Джейком чуть надколотый стеклянный бокал, - всё равно хотел его выкинуть.
               - Сейчас попробуем, - Джейк с лёгким нажимом провёл кристалликом по бокалу, - смотри, царапает! А если так, - Джейк провёл по окружности бокала черту. После чего левой рукой взял за ножку бокала, а правой двумя пальцами за кромку. Отчерченная кристалликом часть бокала легко отделилась, - надо же! Так легко режет стекло! Загадок, хоть отбавляй!
               - Я думаю, что эти кристаллы твёрже алмаза будут, - подал голос Генка.
               - Присоединяюсь к твоему мнению. Что ж, Генри, с исследования этих кристаллов начнёшь свою трудовую деятельность в нашей лаборатории. Может, ещё какие-нибудь интересные свойства кристаллов обнаружишь, тогда тебе и тему для твоей докторской диссертации искать не надо. А с кристаллами поступим так, я заберу их и запру в рабочем сейфе. Кто знает, сколько тайн и опасностей они в себе хранят. Афишировать пока не будем. Подождём результаты от проведённых анализов. Дай мне какой-нибудь пакетик упаковать кристаллы.
               - Сейчас принесу, - Генка опять пошёл на кухню и вернулся с небольшим полиэтиленовым пакетом, - думаю, они все здесь поместятся.
               - Этот пакетик, что я принёс, оставь у себя, а эти я заберу. Они такие лёгкие, что от дыхания разлетаются, - Джейк осторожно собрал кристаллы в пакет.
               Целую неделю Генка не мог приступить к исследованию кристаллов, или «осколков» зелёного луча. Его шеф, профессор Гордон, зная, что тот очень скоро перейдёт в другую лабораторию, постарался максимально загрузить его работой. Видя, что ничего с исследованием зелёненьких кристаллов в рабочее время не получается, Генка решил посвятить этому делу несколько вечеров, а если понадобится, то решил работать и ночами. До ночных исследовательских работ дело не дошло, а вот четыре вечера подряд он задерживался в лаборатории до полуночи. Закончив исследования, Генка позвонил Джейку и сказал, что порученную работу выполнил, а результаты исследований находятся у него дома. Джейк пообещал, что в субботу, после обеда, заедет к нему и ознакомится с результатами. Джейк появился у Генки около двух часов дня, как обычно, с бутылкой хорошего коньяка. После традиционных приветствий и ничего не значащего короткого разговора, друзья перешли к делу. Вначале Генка сообщил Джейку об исследованиях в общих чертах, а потом перешли к деталям.
               - Так вот, Джейк, - начал Генка, - вещество, которое условно я назвал «осколки зелёного луча», имеет странную природу. При комнатной температуре плюс 20 – 25 градусов по Цельсию, это вещество по всем электрическим параметрам очень похоже на обыкновенное стекло. Проще говоря, имеет свойства диэлектрика, сходного со свойствами стекла. Я продолжил свои эксперименты в различных температурных режимах. Положил «осколки» в морозильную камеру на полчаса, а потом вновь замерил удельное сопротивление. Каково же было моё удивление, когда охлаждённые «осколки» приобрели свойство сверхпроводимости! Естественно, я сразу же начал экспериментировать с температурой и обнаружил, что зелёные кристаллики приобретают это свойство при температуре всего лишь плюс 10 градусов по Цельсию! Понимаешь, Джейк, веществ, химических элементов и сплавов, обладающих сверхпроводимостью при таких температурах, в природе не существует! Я продолжил эксперименты с температурой. Нагрел «осколки», но при нагреве вещество вело себя так же, как обыкновенное стекло. Даже размягчаться стало где-то в районе 700-800 градусов по Цельсию, как стекло. Когда вещество стало мягким, как пластилин, я все кристаллики скатал в один шарик. Затем этот шарик раскатал в стержень, похожий на вязальную спицу, - Генка открыл книгу, лежащую на журнальном столике, и вытащил из неё тонкую, прозрачную, зеленоватую спицу, - возьми в руки, посмотри, - Генка протянул спицу Джейку.
               - Совсем невесомая, - восхитился Джейк, - а она не расколется?
               - А ты попробуй, - предложил Генка, - она хоть и имеет диаметр всего пару миллиметров, но ни разбить, ни сломать, и даже согнуть ты её не сможешь, сил не хватит. Сверхпрочное, сверхлёгкое, сверхтвёрдое, неизвестное вещество. После нагрева и охлаждения своих электрических свойств не потеряло.
               - Действительно, я ничего не могу сделать с этой спицей, - согласился Джейк, пробуя согнуть тонкий стержень из «осколков» через колено.
               - А теперь приготовься посмотреть ещё один фокус, - Генка опять открыл книгу и достал из неё тонкую, чуть зеленоватую, стеклянную пластинку, похожую на предметное стекло, которым пользуются при работе с микроскопом, - эта пластинка является, можно сказать, сплавом простого стекла и небольшого кристаллика нашего вещества. Я подумал, если у «осколков» при высокой температуре сохраняются свойства стекла, что будет, если я стекло и это вещество смешаю, и можно ли их смешать? Всё смешалось как нельзя лучше! Сделать тонкую пластинку не составило труда. В вырезанную формочку из жестяной банки поместил мягкую массу и прокатал металлическим валиком. Дал остыть и вот она! Теперь посмотри сюда, - Генка взял с книжной полки ещё одну книгу, толщиной, приблизительно как та, что уже лежала на журнальном столике, положил её рядом так, чтобы между ними образовался зазор. Положил стеклянную пластинку на книги, в виде мостика. Затем взял шариковую ручку и подсунул её под пластинку таким образом, чтобы концы ручки торчали с двух сторон, - Ну, смотри, что ты видишь?
               - Впечатление такое, что стеклянная пластинка непрозрачная, концы видать, а середину нет. Ой! Что это такое? Что случилось? – Джейк удивлённо смотрел на ручку, - Теперь я её вижу всю!
               - А сейчас что видишь? – Генка вытащил ручку из-под пластины.
               - Середину ручки… Но, она же у тебя целиком в руках! – недоумевал Джейк, - Исчезло! Изображение ручки под стеклом исчезло!
               - Повторим, - Генка опять положил ручку под пластинку, - и секунды через три уберём, - он убрал ручку, - смотри, что имеем. Ага! Изображение появилось и…, через три секунды исчезло, - констатировал Генка.
               - Генри! Ничего не понимаю! – захлопал глазами Джейк, - Объясни, что это за фокусы ты мне тут устраиваешь?
               - Джейк! Какие фокусы? – засмеялся Генка, - Ты же работаешь в лаборатории, которая занимается разгадками различных аномальных явлений. Тебе ли удивляться? Это одно из таких явлений!
               - Давай, выкладывай! Что я себе сейчас мозги наизнанку выворачивать буду, когда ты уже до чего-то додумался. Что, я не вижу, что ли? Всё-таки, я не зря тебя в нашу лабораторию сманил. Рассказывай, я горю от нетерпения! – Джейк плеснул в коньячные бокалы добрую порцию спиртного и приготовился слушать.
               - Хорошо, начну по порядку, - Генка уселся в кресло и взял в руки «спицу», - вот, посмотри, какой острый конец у этой «спицы», видишь?
               - Я на это обратил внимание, когда держал её в руках, как игла! На чём ты её затачивал? На наждачном круге?
- Пробовал, наждачный круг через пару минут сточился. Взял другой, с корундовой крошкой, результат тот же! Я просто взял и опять нагрел кончик «спицы». Когда он стал мягким, я его раскатал. Кстати, это вещество не обладает теплопроводностью. Я один конец нагревал, а другой держал голой рукой и ничего, не обжёгся! Пойдём дальше. Стеклянная пластинка, - Генка взял в руки прямоугольник «стеклянной» пластинки, - тонкая, толщиной меньше миллиметра, лёгкая, но в воде почему-то тонет. Оптические свойства…, здесь нужен специалист по оптике. Электрические характеристики при комнатной температуре такие же, как и у стекла. При понижении температуры электрические свойства принимают характеристики неизвестного вещества. Сейчас я тебе покажу ещё один фокус, - Генка взял ручку и положил её между книгами, - пускай полежит несколько секунд. А теперь ручку убираем, - Генка убрал ручку, - и кладём на краешки книг нашу пластинку, что видим? Под пластинкой имеем изображение части ручки! И, проходит несколько секунд, оно исчезает! Исходя из этих несложных опытов, я пришёл к выводу, если смотреть сквозь такую «стеклянную» пластинку, мы заглядываем в прошлое! Как далеко? Всё зависит от толщины и процентного соотношения компонентов. Если сделать пластинку целиком из неизвестного вещества, то таким эффектом она не обладает. Только в смеси со стеклом! И вот тут я пришёл ещё к одной неожиданной мысли. Может, в смеси с каким-то другим веществом, к примеру, органическим стеклом, мы можем заглянуть, хотя бы, в недалёкое будущее! Конечно, нужны опыты и исходный материал, который, как я понимаю, у нас находится в ограниченном количестве.

               - Хорошо, что ты мне напомнил об исходном материале. У меня, в связи с этим, возник вопрос. Как же получилось так, что когда я бросил камень в зелёный луч, то он разлетелся на мелкие кусочки? Судя по этой «спице», - Джейк взял в руки тонкий стержень, - это вещество в обычном, не нагретом состоянии, не подвержено никаким механическим воздействиям. Что же случилось, когда я бросил камень?
               - Я тоже долго думал над этим вопросом. Конкретно каких-либо соображений по этому поводу я не имею. Но есть одна мысль, которая может изменить представление о природе этого вещества, - хитро улыбнулся Генка.
               - Давай! Говори! Что же хорошей мыслью не поделиться, - потребовал Джейк.
               - Я думаю, что это вообще не вещество. Мы имеем дело с какой-то энергетической субстанцией. До того момента, когда ты кинул камень в зелёный луч, эта субстанция была жива. Конечно, употребляя слово «жива», я подразумеваю, что происходил некий процесс, который был нарушен тобою, - Генка сделал солидный глоток из своего бокала.
               - Ну-ну-ну! Продолжай! Интересно излагаешь! Мне кажется, что учёную степень доктора наук, ты уже имеешь. Очень интересная мысль! – Джейк вслед за Генкой, также сделал большой глоток коньяка.
               - Продолжаю, - невозмутимо заметил тот, - я полагаю, что зелёный луч является каким-то сгустком энергии, который несёт информацию куда-то в глубины космоса. Брошенный тобой камень разрушил информационный поток, и энергия перестала вырабатываться. Верхняя часть луча устремилась в космос, нижняя часть спряталась в нише. То, что разбилось, превратилось в такие вот «осколки», которые мы подобрали. Это застывшая, мёртвая часть зелёного луча. Следовательно, можно предположить, что зелёные кристаллики не являются каким-то веществом, а представляют собой принявший другой вид, какой-то неведомой нам энергии. Эта энергия превратилась в сверхпрочный, сверхлёгкий материал. Вполне возможно, что эти «осколки» обладают ещё какими-нибудь свойствами кроме тех, о которых мы уже знаем.
               - Интересную ты мне информацию преподнёс, Генри. Даже мне, изучавшему некоторые секретные материалы по НЛО, твои рассуждения кажутся фантастическими. Но опровергнуть я ничего не могу, поскольку в твоих доводах присутствует логика и здравый смысл. А вот за эту пластинку, - Джейк взял со стола в руки прозрачную пластинку и посмотрел сквозь неё на Генку, - ты должен получить хороший гонорар. Я займусь этим вопросом.
               - Джейк! Ты же знаешь, что деньги для меня большого значения не имеют, но и лишними не будут, - отмахнулся от предложения Генка.
               - Я тоже так думаю. Так что, Генри? - меняя тему разговора, начал Джейк, - Ещё три дня у профессора Гордона отработаешь и к нам в лабораторию? С четверга, первого марта, жду у себя. Конечно же, в среду после обеда я за тобой зайду, и мы сходим в бюро пропусков. Там тебе выдадут специальный пропуск для нашей лаборатории. Он выглядит так, - Джейк достал свой пропуск и показал Генке, - это пластиковая карточка, на которой с одной стороны будет твоя фотография, указано имя, место работы и должность. С другой стороны, нанесена магнитная полоска, со всеми твоими данными. Как пользоваться карточкой, я тебе в среду покажу. А сейчас, - Джейк посмотрел на часы, - мне пора. И так уже опаздываю на важную встречу. Эти вещи, - Джейк взял со стола «спицу» и прозрачную пластинку, - я заберу с собой. В понедельник и во вторник меня не ищи. Я буду у руководства нашего ведомства с докладом о результатах твоих исследований. Заодно попробую договориться, чтобы нам прислали хорошего специалиста в области оптики. Я так понимаю из твоих рассказов, он нам необходим?
               - Конечно! С этими «осколками» много работы в этом направлении.
               - Хорошо! Материал для исследований и опытов, благодаря тебе, у нас ещё есть. Не зря ты прихватил целую пригоршню зелёненьких кристалликов. А когда по твоим вычислениям следующий раз появится зелёный луч? – поинтересовался неожиданно Джейк.
               - По моим расчётам, это должно произойти в 1986 году, почти через два с половиной года. Но там есть небольшая проблема, - с беспокойством сказал Генка, - в ночь с 22-го на 23-е июня, Луна будет полная только на 94 процента. Боюсь, этого может не хватить для того, чтобы появился зелёный луч и открылась ниша. А может и хватит. Я не знаю. В 1972 году, когда я с другом ходил к таким же скалам на Северном Тянь-Шане, полнолуние было на 91 процент. Зелёный луч появился, но был очень слабый. А ниша в тот раз - не открылась.
               - Всё равно будем готовить экспедицию. Ты пойдёшь, я приму участие, а ещё подключу пару альпинистов топографов. Попробуем набрать достаточное количество этих зелёных «осколков». Теперь мы знаем цену этим кристалликам, они на вес золота…, тьфу! Что я говорю, в весовом эквиваленте они ничего стоить не будут! А, не будем мы их оценивать ни на вес, ни на объём. Эти зелёные кристаллики, я так чувствую, вообще – бесценны! Возьмём помповое ружьё и отстрелим большой кусок зелёного луча, - пошутил Джейк, - и миллионы зелёненьких…, чуть не сказал долларов, кристалликов, посыплются к нашим ногам. Ладно, шутки в сторону, а вот кристаллами, нам действительно надо основательно загрузиться. Ну всё! Побежал! Мы договорились, в среду я за тобой зайду. Всего хорошего и, не скучай!
               - Мне скучать некогда. Профессор завалил работой. До свидания, Джейк! Встретимся в среду! – уже на пороге Генка пожал на прощанье Джейку руку.
 

Глава 22