class="wide-page">
Глава 18 – продолжение 1

 
*****
 
               Джейк пробыл в Читрале ещё неделю. Всё это время он тесно общался и с Генкой, и с Рустамом. Основными темами разговоров были, первая: возможность в кратчайшие сроки легализовать Кулакова, как гражданина США Генри Кулена. Вторая тема: организация экспедиции в будущем году на склоны горы Тирич Мир. По второй теме к единодушному мнению пришли быстро. Наметили конкретные сроки, возможность найма проводника и носильщиков, обеспечение снаряжением и продуктами питания. А вот по первому вопросу, долго советовались. Вначале между собой, а затем Джейк и Рустам попробовали прощупать такую возможность по своим дипломатическим каналам. В конечном итоге сошлись на том, что реально осуществить эту затею – можно! Однако решение этой проблемы может затянуться, как минимум на год, а то и дольше. Кулакова такая перспектива удручала, но он понимал, что в данной ситуации спешить не следует, а надо целиком и полностью положиться на Рустама и Джейка. Джейк улетел, но перед отлётом пообещав регулярно выходить на связь с Рустамом и Генкой, и информировать их о том, как идут дела по легализации Генри Кулена.
               В Афганистане военные действия не утихали. Противостояние враждующих сторон усиливалось. В связи с этим нагрузка на разведшколу, руководимую Рустамом, возросла многократно. Группы по численности увеличивались, а сроки обучения сокращались. При шестидневной рабочей неделе приходилось иногда работать и по пятницам, в официальный выходной день страны. У Генки, практически, не оставалось свободного времени. Ежедневные занятия по 12 часов полностью изматывали.
               Во второй половине сентября, как-то днём, Генка случайно увидал Мустафу на территории разведшколы в сопровождении Рустама. Подходить к ним Кулаков не стал, решил немного позже, при удобном случае спросить Рустама, что делал Мустафа в разведшколе. На следующий день такой случай представился, и Генка напрямую спросил Рустама о Мустафе.
               - Что он здесь делал? Да людей, посчитай человек 50 забрал с короткого курса обучения и увёл в Афганистан. Контрабанды ему мало, так он, правда, за хорошие деньги, подвязался боевиков из нашей школы в Афганистан переправлять. Основные контрабандные пути советские войска перекрыли, так вот Мустафа тайными тропами, которые только он знает, водит боевиков через горы в Афганистан, - спокойно объяснил Рустам.
               - А я-то, думаю, что это у нас народу в школе поубавилось, оказывается вот оно что. И часто Мустафа здесь появляется? – опять поинтересовался Генка.
               - Если конкретно за людьми, то второй раз. Первый раз был, когда ты с Джейком на гору ходил. В тот раз он тоже человек 50 увёл. Мустафа отличный проводник! Он эти горы от Читрала до Хорога, лучше всех знает. Некоторые свои тайные тропы никому не показывает. Он ими пользуется только в исключительных случаях, когда надо уходить от погони. Пару раз и мне пришлось вместе с ним такими тропами уходить от советских пограничников. По каким-то узким ущельям уходили, где и пешему не пройти, а мы на лошадях проскользнули, никто не заметил. Сейчас спроси, где это было, ни за что не вспомню. Ладно, оставим Мустафу в покое, потом о нём поговорим, время ещё будет. Я сегодня уезжаю на несколько дней, когда вернусь, приходи к нам в гости с ночёвкой. А то как Джейк уехал, так мы, практически, и не общались. Посидим, расслабимся. Ну что? Договорились? – начал закруглять разговор Рустам, давая понять Генке, что у него времени на продолжение беседы нет.
               - Договорились! Жду твоего возвращения! – Генка пожал руку Рустаму и направился в сторону учебного корпуса.
               Рустама не было больше недели. Когда он вернулся, то сразу же нашёл Генку и предложил тому прийти к нему в ближайший четверг вечерком с ночёвкой. Кулаков, вначале, засомневался, ведь последнее время занятия проводили и по выходным дням. Но Рустам резонно заметил, что пока он является начальником разведшколы, то он постарается, чтобы у Генки в пятницу занятий не было. Как и договаривались, Кулаков пришёл к Рустаму около шести часов вечера. Общаясь с Рустамом и его сыновьями, незаметно подошло время ужина. Вся семья Рустама и Генка, чинно расселись за обеденным столом. Как обычно, Салим с женой ухаживали за хозяевами и гостем. После ужина жена Рустама пожелала мужчинам приятно провести остаток вечера, а сама, забрав сыновей, удалилась. Рустам отпустил и Салима с женой. Мужчины остались вдвоём, включили телевизор, взяли бутылку виски и удобно устроились в креслах перед телевизором, обсуждая события, происходящие в мире. Бутылка виски быстро опустела и Рустам достал новую бутылку. Вдруг во дворе залаяли собаки, послышался голос Салима, и звук открывающихся ворот. Рустам с Генкой стали прислушиваться к тому, что происходит во дворе.
               - Понятно! Мустафа приехал! Что-то у него случилось, - высказал предположение Рустам и поднялся с кресла в тот момент, когда двери в зал распахнулись и на пороге появился Мустафа.
               - Салам алейкум! – поприветствовал Мустафа мужчин.
               - Алейкум ас-салям! – ответил Рустам и сразу же задал вопрос на русском языке, - Что случилось, Мустафа?
               - Всё случилось! Всё плохо! Эти собаки, всех моих людей мёртвыми сделали! Еле живой ушёл! – замахал руками Мустафа, - Почему? Там никогда русский не был! Откуда они пришли? Кто им сказал, Мустафа идёт этот перевал?
               - Спокойно, спокойно, Мустафа! Присаживайся, не надо кричать, успокойся и давай по порядку, что случилось? – постарался успокоить Мустафу Рустам.
               Из рассказа Мустафы друзья поняли, что отряд Мустафы попал в засаду на Афганской границе. Та тайная тропа, которой иногда пользовался опытный контрабандист, была перекрыта особым отрядом 40-й Армии ограниченного военного контингента в Афганистане. Уцелел только Мустафа и двое его верных помощников, Исахан и Вахид, да и то потому, что только они трое были на лошадях, остальные члены боевой группы передвигались пешком. На лошадях и ушёл Мустафа через соседнее ущелье, обратно в Пакистан. Со слов Мустафы, из боевиков разведшколы никто в живых не остался.
               - Ну что Мустафа? Твоей вины в этом нет, - подвёл итог рассказа Мустафы, Рустам, - войны ислама для этих целей и готовились здесь, в разведшколе, чтобы умереть с оружием в руках. Они умерли с оружием в руках, Аллах их примет к себе. Завтра получишь новую партию курсантов… Нет, завтра не получится, завтра школа работать не будет. Послезавтра получишь и поведёшь другим путём. А сейчас отдыхай и успокойся! Выпьешь с нами чаю? – спросил Рустам.
               - Выпью! – коротко бросил Мустафа.
               - Хорошо, Салим! – позвал Рустам слугу, - сделай нам чай.
               Салим принёс всем горячий чай и Мустафа постепенно начал успокаиваться. Дальнейший разговор проходил не так напряжённо, как вначале. Рустам спокойно, но настойчиво выяснял обстоятельства гибели отряда. Иногда делал какие-то пометки на листке бумаги. Часа через два, Мустафа, сославшись на то что устал, отправился в комнату для гостей, где он всегда останавливался, когда приезжал к Рустаму. После того, как ушёл Мустафа, Рустам с Генкой продолжили обсуждать происшедшее событие, естественно, в сопровождении виски. Кулаков отметил про себя, что гибель отряда боевиков не очень-то встревожила Рустама. Он к этому событию отнёсся как к рядовому происшествию, которое сплошь и рядом случается во время военных действий.
               - Послушай, Рустам! А почему ты так спокойно отнёсся к тому, что погибли курсанты нашей школы? Всё-таки 50 человек! - неожиданно задал вопрос Кулаков.
               - Эх, Гена! Голова твоя белая, а простых истин ты до сих пор не уяснил! Мы в войну не играем! Мы воюем! На войне всегда кто-то, кого-то убивает! Наша разведшкола, это только название что «разведшкола», а по-настоящему, это учебный центр по подготовке диверсантов всех мастей. Таких учебных центров после начала войны в соседнем Афганистане, здесь, в Пакистане, открылось несколько десятков. У нас не самый большой центр, но один из самых крупных в Пакистане. У всех курсантов, прошедших обучение в таких «разведшколах», судьба, практически, одна – быть убитым! Может кому-то и повезёт, кто-то выживет, но основная масса сгинет без всякого следа. Так что переживать особо не стоит, все курсанты диверсионных центров с самого начала знают, на что идут. А ты никогда не задумывался над таким вопросом, что является главным в обучении всех военных, от простого солдата, до генерала? Ну, так сказать, доминирующей дисциплиной? – задал вопрос теперь уже Рустам.
               - Ну, наверно, тактика, стратегия, чего там ещё может быть….
               - Да какая там тактика, стратегия! – он прервал слабую попытку Кулакова что-то вспомнить из военных дисциплин, - Всех военных, от солдата до генерала, обучают одному – убивать! Остальное всё производное – тактика, стратегия…. Изучают такие науки, как математика, физика, химия и так далее, и всё для того, чтобы изобрести новое орудие убийства! Неважно, в какой роли находятся военные, нападают или защищаются, цель одна – уничтожить противника! Уничтожить любой ценой! Так и с нашими курсантами. Мы их обучали убивать и выживать в экстремальных условиях. И тому, и другому научили плохо! Будем делать выводы. Жаль, конечно, что так получилось, но нашей большой вины в этом нет. Возможно сам Мустафа виноват, не заметил, не почувствовал, что была засада, хотя у него на такие вещи нюх очень хорошо развит. Да, ладно, давай заканчивать эту тему. Что там у нас в бутылке осталось? – и Рустам налил очередную порцию виски.
               Утром Генку разбудил Рустам и, как обычно после таких ночных посиделок, принёс пару баночек пива, для поправки здоровья. Сказал, что через полчаса ждёт Генку к завтраку. Голова у Генки не болела, да и внутри не чувствовалось никакого дискомфорта, но выпитое пиво подействовало благотворно. Появилось состояние лёгкой эйфории и вчерашние разговоры о военных стали совершенно безразличны. Мустафу на завтраке Генка не увидел, и поинтересовался у Рустама, почему того нет. Рустам спокойно ответил, что Мустафа уже давно поднялся, позавтракал и со своими верными нукерами отправился в город по делам. Генка тоже не стал засиживаться у Рустама, после завтрака распрощался с домашними Рустама и отправился в своё общежитие.
               В ноябре умер Брежнев. На всех телевизионных каналах и радиостанциях мира обсуждали это чрезвычайное событие. Кулаков грешным делом подумал, что теперь война в Афганистане пойдёт на убыль и, возможно, разрешится его проблема. Но чаяниям Кулакова не суждено было сбыться. Со смертью Брежнева внешняя политика СССР нисколько не изменилась. В Афганистан хлынул новый, так называемый «ограниченный контингент войск» для выполнения интернационального долга.
               Рустам стал часто отлучаться в краткосрочные командировки по стране и пару раз, не дольше чем на две недели, летал в США. Генкиных проблем он не забывал. И хотя был очень напряжённый график его командировок в США, он умудрялся встретиться с Джейком и передавать тому необходимые бумаги и документы, которые требовались для легализации Генри Кулена. Зимой Мустафа появлялся в Читрале только один раз. Кулаков это сразу приметил по тому, как резко убавилось количество курсантов школы. Следующий раз Генка увидел мельком Мустафу в конце марта, когда стало по-весеннему тепло и в горах подтаял снег. В конце апреля 83-го года, Рустам очередной раз, в выходные дни пригласил к себе в гости Кулакова. В приватной беседе он сообщил, что Джейк, практически, все документы на Генри Кулена выправил, и в июне привезёт новый паспорт гражданина США Генри Кулена, естественно, с фотографией Кулакова. Настроение у Генки поднялось, и он стал с нетерпением ждать прилёта Джейка.
               Однако простого ожидания прилёта Джейка не получилось. Недели через две, после того как Рустам сообщил Генке о прибытии Джейка, Рустам озадачил Кулакова поручением Джейка. Необходимо было найти проводника и носильщиков для предстоящей экспедиции, договориться о сроках и оплате. Сам Рустам не располагал свободным временем, а вот Кулакова освободил на несколько дней от проведения занятий для решения этой проблемы. Генка долго думать не стал, а отправился прямиком к проводнику, который был вместе с ними в прошлом году. Проводник изнывал от безделья. Альпинисты в связи с военными действиями в соседнем Афганистане, в районе Читрала не появлялись и предложение Генки сопровождать их маленькую экспедицию вызвало у него бурный восторг оттого, что он сможет в ближайшее время существенно поправить своё материальное положение. Незамедлительно от проводника поступила просьба, авансировать предстоящие расходы на подготовку к путешествию. Генка отлично понимал, что подготовка требует денежных затрат и был готов к такому обороту дела. У него имелись свои личные сбережения, и он был готов ими пожертвовать.
               Джейк прилетел 9-го июня в четверг вечером. В аэропорту его встречали Рустам и Генка. Погрузив огромный рюкзак Джейка в служебную машину, Рустам сел за руль и направил машину к своему дому. Пока ехали, Рустам объяснил Джейку, что по его просьбе номер в отеле забронирован, но сегодняшний вечер они проведут у Рустама, поскольку необходимо обсудить много важных вопросов. Джейк возражать не стал. Провести вечер в приятной компании он и сам хотел. В доме Рустама желанного гостя уже ждали. Встречать машину во двор вышла Надима с сыновьями и Салим. Джейк тепло поприветствовал всех встречающих и, под шумные возгласы сыновей Рустама, все вошли в дом. В зале был накрыт большой обеденный стол. Салим тут же начал суетиться возле стола, подавая различные блюда на стол. Как обычно, в таких случаях, минут через сорок – пятьдесят, Надима с сыновьями откланялись гостям и удалились. Мужчины остались втроём обсуждать свои проблемы. После того, как Надима с сыновьями покинули зал, Джейк хитро подмигнул Генке и достал из своей небольшой складной сумки, что висела на спинке стула, американский паспорт. Торжественно полистав его, попросил наполнить Рустама рюмки и произнёс тост в честь Генри Кулена, гражданина США. Все трое встали и стоя опорожнили свои рюмки, после чего Джейк театральным жестом, протянул паспорт Генке.
               - Теперь, господин Кулен, ты можешь беспрепятственно вернуться к себе домой…, - тут Джейк сделал многозначительную паузу, - к себе домой в Америку! Соответствующие отметки в паспорте проставлены. Да, Генри, домой, в Америку! Я понимаю, ты хочешь сказать, что там у тебя никакого дома нет, но ты ошибаешься. В Нью-Йорке тебя дожидается небольшая, но уютная квартира, а в Колумбийском университете в одной из лабораторий, рабочее место. Скажи спасибо Рустаму, он для тебя очень многое сделал. И вот ещё что, - Джейк опять порылся в своей сумочке, - билет на самолёт до Нью-Йорка. Впрочем, мы вместе полетим по завершению нашей экспедиции. Если не возражаешь, пусть билет побудет пока у меня. Всё равно, когда полетим в Америку, мне придётся оформлять необходимые документы в аэропортах. Ты же не совсем в курсе, какие правила существуют на данный момент.
               - Конечно-конечно, Джейк! Я целиком и полностью полагаюсь на тебя! Огромное спасибо тебе Джейк за всё, что ты для меня сделал! Тебе Рустам, я до конца своих дней буду благодарен, что дал мне шанс вернуться к нормальной жизни. Хочу выпить за вас, мои друзья! За ваш истинно царский подарок! Я не знаю, как буду рассчитываться с вами, но всё, что в моих силах и возможностях, буду делать для вас, в знак глубокой признательности. Я глубоко тронут вашим участием в моей судьбе, поверьте мне! - Генка рукой смахнул набежавшую слезу.
               - Ну, ладно, Генри! Полно тебе! У тебя ещё будет возможность отблагодарить нас. Я и Джейк, желаем тебе скорейшего восстановления душевного равновесия, найти себя в этом огромном и порой жестоком, мире! У тебя ещё столько дел, которые необходимо начать и успешно закончить. На первых порах и Джейк, и я, будем следить за твоими успехами и, по мере необходимости, поможем всегда и во всём! За тебя, за твоё будущее! – Рустам поднял рюмку, приглашая друзей выпить за Генку.
На следующий день Рустам повёз Джейка в отель. Генка поехал вместе с ними. Джейк и Генка ещё с утра договорились, что после гостиницы стоило бы навестить проводника и выяснить, на каком этапе находится подготовка к экспедиции. У Рустама в пятницу особо срочных дел в школе не было, и он решил не расставаться с друзьями. Так все втроём, после того как Джейк устроился в отеле, поехали к проводнику. Проводник радушно встретил делегацию, усадил всех на летней террасе и предложил выпить чай. Друзья от чая не отказались, и во время чаепития проводник доложил о состоянии готовности к путешествию. По его словам, в путь можно отправляться хоть завтра, но кое-что надо докупить, а деньги, что давал Генка в качестве аванса, уже закончились. Джейк спросил, сколько требуется денег, а когда услышал, что нужно всего-то долларов 300, тут же достал из бумажника требуемую сумму и вручил проводнику. Время выхода назначили на утро 12-го июня.

               Джейк и Генка сошлись во мнениях, что к загадочным скалам надо подойти на два-три дня раньше предполагаемого появления зелёного луча. Учтя опыт прошлогодней экспедиции, в этот раз подготовились более тщательно. Дополнительно из снаряжения взяли две высотные двухместные палатки, рацию, две складных лестницы, для преодоления трещин на леднике и ледопада. Увеличился вес продуктов питания, поскольку путешествие предполагалось дней на пять дольше.
               На склоны горы Тирич Мир экспедиция отправилась рано утром 12-го числа. Состав экспедиции был небольшой и состоял из шести человек: Джейка, Генки, проводника и трёх его помощников. В этот раз дополнительно взяли ещё трёх вьючных лошадей. Таким образом на каждого помощника проводника приходилось по две лошади. К леднику, где в прошлом году разбивали базовый лагерь, подошли только на четвёртый день 15-го июня к обеду. Быстро разгрузив лошадей от поклажи, двое помощников забрали всех лошадей и отправились вниз, к альпийским лугам. Им было приказано подняться к базовому лагерю вместе с лошадьми, только 24-го июня в первой половине дня. Проводник с оставшимся помощником, Джейк и Генка, стали разбираться с доставленным грузом и основательно обустраивать базовый лагерь.
               Учтя ошибки и трудности прошлогоднего похода, в этом году решили между базовым лагерем и лагерем возле загадочных скал организовать промежуточный лагерь, на высоте около пяти с половиной тысячи метров над уровнем моря, сразу же за вторым ледопадом. Это было необходимо для акклиматизации участников экспедиции. 16-го июня все четверо: Джейк, Генка, проводник и помощник с полными рюкзаками начали подъём к предполагаемому промежуточному лагерю. Благодаря предусмотрительно взятым раскладным лестницам и дополнительным комплектам основных верёвок, оба ледопада преодолели легко и быстро. За вторым ледопадом подобрали подходящую площадку под палатку, расчистили её, и уже через час двухместная высотная палатка трепыхалась под порывами ветра. Проводник с помощником налегке начали спуск в базовый лагерь на леднике, а Джейк с Генкой стали готовиться к ночлегу в промежуточном лагере.
               Дальнейшая схема восхождения к таинственным скалам была такова: 17-го июня Джейк и Генка, прихватив с собой вторую высотную палатку, продукты питания и кое-что из снаряжения, поднимаются к скалам, устанавливают там палатку и оставляют принесённый груз. Затем спускаются в промежуточный лагерь. В это же время проводник с помощником доставляют в промежуточный лагерь дополнительный груз. Затем спускаются на ночлег в базовый лагерь. 18-го июня утром, Джейк и Генка спускаются в базовый лагерь и сутки отдыхают, а 19-го июня, взяв немного груза, после обеда поднимаются на ночёвку в промежуточный лагерь. 20-го июня Джейк и Генка забрасывают дополнительный груз к скалам, но ночевать спускаются в промежуточный лагерь. В этот же день проводник с помощником приносят горячую еду в термосах в промежуточный лагерь. 21-го июня, друзья окончательно поднимаются к скалам, начинают их исследовать и караулить, когда появиться зелёный луч и откроется таинственная ниша.
               Ещё 17-го июня, когда устанавливали палатку возле скал, Джейк и Генка отметили, что со скалами произошли незначительные перемены во внешнем их виде, по сравнению с прошлым годом. Уже 20-го числа эти изменения усилились, скалы стали ровными, без трещин и на ощупь чуть потеплели. 21-го числа скалы стали уже гладкими и излучали тепло на расстоянии. Снег возле них подтаял. В воздухе висела какая-то напряжённость. На удивление, погода все эти дни стояла ясная, тихая, без единого облачка, что редко бывает в этих местах. Лишь только 19-го июня, с утра, небо покрылось перистыми облаками, но после обеда они исчезли. Ночами яркая Луна освещала серебристым светом огромные горы. Всё предвещало скорую встречу с неизвестным.

Глава 18 - продолжение 2